vilnius
Литва
Эстония
Латвия

Детектив

Венок
© BALTNEWS.lt / Анатолий Иванов

Детектив от BALTNEWS.lt: "Расстрелять!" - прозвучал приговор трибунала

С 1918 года в нарождающихся литовских вооружённых силах служило немало бывших офицеров и генералов Русской Императорской армии, надевших литовский мундир лишь в силу обстоятельств. Их терпели: пока шла война, без военных профессионалов молодому Литовскому государству было не обойтись.

Но стихли пушки, политики взялись за построение своего национального государства. В 1926 году власть в Литве захвачена вооружённым путём сторонниками Антанаса Сметоны (1874 – 1944). Победители призадумались: а будут ли старые кадры надёжны впредь? Всё же у них шлейф "русско-имперского" прошлого, многие в глубине души Литовскую Республику психологически воспринимают как странным образом обретшую независимость бывшую российскую губернию.

И, главное, уже подрастают кадры национальные, жадные до карьеры, поддержавшие путчистов и жаждущие вознаграждений. Присутствовал и фактор личной неприязни. Бывшие офицеры армии государства Российского, вышколенные в военных мундирах с детства, с оружием защищавшие интересы и России, и молодой Литвы сразу в нескольких войнах подряд, считали свежеиспеченные национальные кадры актёрами-любителями, играющими роли офицеров в провинциальном театрике.

Это – фон. Неполный, но достаточной для того, чтобы понимать, почему на всю Европу прошумел расстрел генерал-лейтенанта литовской армии Константина Карловича Клещинского. Константинас Клещинскас – под этим именем его знали в Литве. 19 мая 1927 года генерала обвинили в работе на разведку СССР. Он действительно несколько лет являлся агентом-информатором иностранного отдела (ИНО) государственного политического управления (ГПУ) при Народном комиссариате внутренних дел (НКВД) РСФСР. Оперативный псевдоним Клещинскаса — "Иванов-ХII".

Клещинский олитовил имя и фамилию явно в силу новых реалий. Хотя он и происходил из"древнего литовского рода", это лишь означает: корни – из Великого княжества Литовского. Но совсем не факт, что предки были литовцами по крови. Может, поляками, перешедшими в  православие. Писатель Фёдор Достоевский корнями тоже уходил в ВКЛ, но кто скажет, что он – не русский писатель?

Константинас родился в азербайджанской Гяндже (1804 — 1918 — Елисаветполь, в 1918 — 1935 — Гянджа, в 1935 — 1989 — Кировабад), где служил отец, русский генерал. Клещинский-сын пошёл по стопам батюшки и стал офицером. 

Константин Клещинский
© Newsland
Константин Клещинский

Воевал в русско-японской войне, перед Первой мировой закончил Академию Российского Генерального штаба. Последняя должность в русской Императорской армии – исполняющий обязанности начальника штаба дивизии. Она стояла в крепости Новогеоргиевск (ныне — польский Модлин). Здесь Клещинский был пленён в августе 2015 года.

На воле оказался лишь в декабре 1918. Что дальше? Кто-то пошёл к красным, кто-то — к белым. А кто-то вспомнил о своих корнях и предложил военный талант возникшему на обломках империи новому Литовскому государству.

Литва остро нуждалась в офицерских кадрах, которых у неё не было. Армию создали именно кадровые военные царской Императорской армии – генералы, полковники, капитаны и прапорщики. Например, генерал Жукаускас, барон фон Плехавичюс, прапорщик Вилейшис. И капитан Клещинскас – среди них. Кстати, современные вооружённые силы Литвы не считают себя правопреемниками армии, существовавшей до лета 1940 года. Военным больше по душе считать свою историю от послевоенных "лесных братьев". И флаг такой армии в руки…

Возвратимся к Константинасу Клещинскасу: за Литву дрался против всех — против красных и против белых, против немцев и поляков. В молодой воюющей армии толковые офицеры в цене, карьеры вершатся быстро. Вот он уже командир полка, бригады, дивизии. Истории было угодно, чтобы Клещинскас принял участие в акции символической. У Литвы был конфликт с Варшавой из-за Вильно и Виленского края, но с Польшей воевала и РСФСР (советско-польская война 1919–1920 годов). В 1920 поляков из Вильно выбил красный 3-й кавалерийский корпус Гая Дмитриевича Гая (настоящее имя армянина — Гайк Бжишкян).

По решению советского правительства ключи от древнего города были торжественно переданы представителям литовской армии. Этим жестом Советская Россия рассчитывала заполучить тактический военный союз с Литвой. Одним из двух принимавших ключи офицеров был именно Клещинскас.

То есть, боевой генерал — без пяти минут национальный герой. Он настолько авторитетен, что ему доверено исполнение обязанностей начальника литовского Генерального штаба. Это пик штабной карьеры. Выше – только должность командарма. Но армия, которой он отдал столько сил, медленно становилась придворной. Фактически мы можем говорить о чистке, когда убирали опытных, освобождая место молодым выскочкам, уже обучавшимся в военных академиях Европы. Не знать о таких настроениях Клещинскас не мог.

И в 1923 году генерал-лейтенант вдруг подал в отставку. Которая была тут же принята. Хорошая пенсия, положение в обществе, земельный надел в дар от правительства, возможность открыть своё дело – таким делом стал цементный завод. Отставному генералу  предоставили литовское гражданство. Выслужил, так сказать, верой и правдой.

Как человек военный и сторонник "сильной руки", в 1926 году наш герой принял Сметону, занявшего президентский переворот в результате мятежа. Но в армию он уже не возвратился.

Для любой разведки завербовать военного уровня офицера Генштаба из соседнего и не сильно дружественного государства – успех несомненный! Литовские источники тех лет сообщают, что Клещинскас на следствии не запирался (потому оно и не затянулось). На суде извинился перед бывшими сослуживцами, некогда боевыми товарищами:

"Мне очень стыдно, господа, смотреть вам в глаза. Я принуждён был работать для тех, кого всей душой ненавидел".

Подавал президенту Литвы Антанасу Сметоне прошение о смягчении участи (отклонено). В тюрьме попросил не отбирать памятный медальон, подаренный императрицей Марией Фёдоровной (не отобрали). Перед расстрелом сказал, чтобы не завязывали глаза (я — солдат!). Но завязали – таков порядок…

То есть поведение тоже мужественное – но без пафоса. Ведь всё он понимал: 48 лет, умный, зрелый, состоявшийся военный.

На какой крючок его поймали? Или так – на что он согласился пойматься?

Вдова Клещинскаса Мария Сергеевна (вторая супруга покойного генерала) в 60-е годы ХХ века сообщила ряд деталей: после ареста мужа им так и не дали увидеться, что она тогда поседела в один день. Настаивала: Константин Карлович  был честен, "любил Литву и Советскую Россию", считал, что, помогая Москве, делает правое дело. Разведка СССР на этих настроениях умно и изобретательно играла всегда. Надо полагать, играет и по сей день.

Тем более, что в Москве у генерал-лейтенанта жил сын, а в Ленинграде – мать. Давно нужно съездить, попытаться как-то перетащить к себе. Правда, поездка требовала оформления визы в советском полпредстве.

Считается, что так он и попал в сети. Но, помилуйте, какая разведка в подобной ситуации не сделает стойку!? Тот самый Клещинский? И у него в СССР семья? Разумеется, мы их можем выпустить! Или – не выпустить. Или выпустить, но не всех. Или выпускать постепенно – если генерал примет одно предложение…  Да, разумеется, он в отставке – но знает много, в курсе всей литовской политики.

А можно ещё сыграть на чувстве обиды на власть… Заинтересовать материально… Тысяча способов существует. И какой-то из них оказался беспроигрышным…

… Казнь – закрытая процедура, из посторонних при расстреле присутствовал лишь священник.


Библиотека детективов BALTNEWS.lt:

Детектив №1: как литовские контрабандисты помогали Ленину "Искру" возить

Детектив №2: как литовские контрабандисты помогали Ленину "Искру" возить

Загрузка...

Kalba LietuvaМемельКалендарьСпорт

Новости