vilnius
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Эксперт: рынок Прибалтики – далеко не Эльдорадо, роль её незначительна

Любопытное интервью латвийскому изданию "Вести сегодня" дал представитель молодого поколения российской науки, генеральный директор ИАЦ по изучению общественно–политических процессов на постсоветском пространстве Сергей Рекеда.

Вот как он и его поколение реагирует на заявления политических элит Прибалтики о "руках Кремля" и вероятности "Крымского сценария" в одном из государств или в одном из отдельно взятых районов.

— Латвийские политики часто говорят об угрозе влияния России на политические процессы в Латвии, в частности — о влиянии российского бизнеса. У этих страхов есть основания?

— Ну, если у г–на Ринкевича от тяжких дум о России по ночам портится настроение и он изливает свои переживания в Твиттере — это ведь тоже влияние? Понятно, что неосознанное влияние, это скорее претензии к истории и географии, чем к российскому руководству. Если говорить о государственной политике, работе посольства, то целенаправленного влияния России на процессы в Латвии немного, для российской внешней политики страны Балтии малоинтересны.

Да, часть русскоязычных симпатизирует России, но есть и те, которые кривятся при одном упоминании современной России. Проблема–то не в наличии "симпатизирующих" или "кривящихся", а в том, что вторые в рамках риторики латвийских политиков считаются "правильными русскими", а первые автоматически заносятся как минимум в "сомнительные элементы", а как максимум — в шпионы и диверсанты.

— А с чем, по–вашему, связано снижение популярности, если не сказать упадок, партии РСЛ (ЗаПЧЕЛ)? Это притом, что они занимают отчетливо пророссийскую позицию по Крыму, которая близка многим русским в Латвии…

— Сам РСЛ после последних парламентских выборов задумался, насколько русским в Латвии сейчас важны вопросы национальной идентичности. За последние 20 лет изменились сами русские в Латвии, выросло новое поколение — так ли им важны вопросы «русскости»? Важнее ли они вопроса, где и как заработать? С другой стороны, в предвыборную кампанию РСЛ было вложено гораздо меньше средств, чем у конкурентов, и многие детали программы РСЛ просто не дошли до избирателя.

— Много разговоров и вокруг возможности "крымского сценария" в странах Балтии, в Латгалии и Нарве… Есть ли почва для подобных идей?

— "Крымский сценарий" не может произойти в стране без переворотов и хаоса гражданской войны, где работает легитимное правительство и избранный парламент. Общие симпатии к России у русских в Латвии не означают желания войти в состав РФ. Никакого "крымского сценария" в Прибалтике, естественно, быть не может. Просто правоконсервативные политические силы Латвии за счет "крымской" риторики поднимают себе рейтинги и пробивают бюджеты на "жизненно необходимые" проекты. А то, что консервативные, националистические силы стали популярнее на волне этой риторики, показали последние выборы и в Эстонии, и Латвии. Я это связываю с умелой эксплуатацией страхов "крымского сценария".

— Но в целом, могут ли быть у России подобные амбиции — "вернуть" Нарву и Латгалию?

— Для чего? Нарва и Латгалия — это что, Эльдорадо? Я был там — красиво, приятно, люди добрые, но… В чем суть стран Балтии? Это транзитный, портовый регион. А у России развивается своя портовая инфраструктура в Ленинградской области. Экспортные потоки постепенно переориентируются с прибалтийских портов на Усть–Лугу. Рассматривать Прибалтику как лакомый кусок европейского рынка, который нужно заполнить своей продукцией? Но это маленький рынок с незавидной покупательной способностью населения.

Имперские амбиции России и российской элиты? Но это идеология, а взгляды российской элиты предельно прагматичны.

— Как вы оцениваете отказ президента Латвии приехать в Москву на 9 мая?

— Это, безусловно, связано с украинскими событиями. Но вы можете быть недовольны ситуацией на Украине, но итогами Второй мировой войны–то вы довольны? Или хотелось все же стать частью Третьего рейха? Того, что Берзиньш не приедет на Парад Победы, не заметят ни в Риге, ни в Москве. Но это демонстрация акцентов в восприятии истории и что не менее важно — демонстрация отсутствия собственного мнения.

— Прибалтика может сыграть свою роль в информационной войне между Западом и Россией?

— Самостоятельную — едва ли. Балтийские республики пытаются представить себя другим странам постсоветского пространства как пример успешной евроинтеграции: "Посмотрите, какой путь развития мы выбрали, равняйтесь на нас, Украина, Молдова, Грузия, вы все будете такими счастливыми и успешными". Правда, картинка этого успеха хрупкая. Если причислять всех, кто усомнился в успехе евроинтеграции Латвии, к «руке Кремля», то давайте запишем туда Лембергса, критикующего многие решения правительства.

Факт тот, что сегодня, пожалуй, худший виток отношений между Россией и Балтией. Да, и раньше звучала острая политическая риторика. Но параллельно с этим создавались, например, комиссии историков. Теперь эта комиссия фактически не существует, причем по инициативе латвийской стороны. Опять же санкции. Вопрос по санкциям Европу все–таки расколол, не все страны эту меру поддерживают. Но Латвия, сосед России, которая экономически теснее, чем Кипр, с ней связана, не выступает за прекращение санкций. Я не припомню, чтобы политика настолько влияла на экономические связи России и Латвии.

Даже культура оказалась "на переднем крае". Алвис Херманис заявил, что больше не приедет в Россию на гастроли. Его взгляды — это его взгляды, но культуру или науку отделять от политики можно и нужно! Ведь как раз культура, искусство, наука — это то, не позволяет воспринимать друг друга как чертей с рогами и копытами. Наука и искусство — это защита от бытовой ненависти.

В Прибалтике есть политики, которые делают карьеру на конфликте. Вспомните господина Пабрикса — перед выборами в Европарламент можно было подумать, что он спит с пистолетом под подушкой. А стал евродепутатом, уехал в Брюссель, так особо и не появляется больше в СМИ со своими инициативами — видно, патриотизм его тоже куда–то эмигрировал.

Но я вижу и позитив в этом напряжении: это урок и для общества, и для политиков. Если усвоить его, а не использовать в своих узких интересах, тогда после стабилизации мы, может, выйдем на другой, лучший, виток наших отношений.

Vesti.lv

Загрузка...

Сюжеты