vilnius
Литва
Эстония
Латвия

Новости

война

Новые войны - вызов традиционной обороне края

Портал BALTNEWS.lt перевел опубликованные в Delfi.lt рекомендации лидера парламентской оппозиции, теневого премьера Андрюса Кубилюса и члена парламентской фракции партии «Союз Отечества» – Литовские христианские демократы, теневого министра энергетики Дайнюса Крейвиса. Известные консерваторы выступили в новом амплуа – как военные теоретики.

Андрюс Кубилюс, Дайнюс Крейвис

Наиболее авторитетные в области строительства вооруженных сил и оборонной политики литовские эксперты по глубине анализа и масштабам выводов уже сравнили «труд» Кубилюса и Крейвиса с неудачным рефератом первокурсника-двоечника из Военной академии имени генерала Йонаса Жемайтиса. Но, как гласит народная мудрость, чем партия консерваторов богата – тому и рада.

После 11 сентября 2001 года мы сталкиваемся с войнами нового типа. Такие воины мы видели в Афганистане, Ираке, Сирии, а сейчас уже и в Украине.

До последнего времени мы воспринимали войны как столкновения хорошо технически оснащенных и хорошо подготовленных армий. Обычно армия воюет с другой армией, какая-то из них захватывает территорию, на которой закрепляется гражданская власть, поддерживаемая победившей армией, эта власть  обеспечивает управление территорией. Такие войны – дорогостоящие, заранее ясно, что явный перевес имеют экономически и технологически сильные государства. В силу этих причин обычных войн стараются избегать, а возникающие конфликты решать дипломатическими средствами или средствами экономического давления.

Однако после затянувшихся более чем на десятилетие военных действий США в Афганистане, когда мощной и хорошо организованной армии не удалось добиться явной победы против повстанцев, ситуация изменилась.

Выяснилось, что современная армия неспособна экономически и политически приемлемыми издержками одержать победу даже и над экономически и технологически значительно более слабым противником.

Наемники дешевле, чем регулярная армия

Экономика новых войн намного отличается от обычной – ведение обычной войны с обычным вооружением против повстанцев для воюющей стороны в сотни и тысячи раз дороже.

 Крылатая ракета в тысячи раз дороже подержанного вездехода, поэтому даже при попадании в такую незначительную мишень ущерб несет сторона, использовавшая значительно более дорогостоящее средство. Сотни или тысячи повстанцев или наемников, на подготовку которых не требуются большие средства, стоят столько, сколько подготовка и содержание одного современного солдата. Противотанковая ракета Javelin FGV-148, стоящая примерно столько же, сколько тысяча наемников, нанесет противнику ущерба намного меньше, чем упомянутые наемники.

Отряды наемников дешевы, многочисленны, проявляют гибкость. Они не представляют из себя целей, по которым можно было бы нанести ответный удар дорогостоящими средствами. Кроме того, повстанцы часто действуют в городах, используя в качестве прикрытия гражданское население. Часто их просто трудно отличить от гражданских.

Нет никакого фронта, фронт – это вся территория, на которой действую повстанцы. У обычной армии нет никаких возможностей одновременно защитить все населенные пункты, находящиеся на определенной территории. А повстанцы могут нападать на несколько целей или местностей в любое время —  и это они могут делать одновременно.

Появляются молниеносно

Повстанцы или наемники могут появиться быстро, словно ниоткуда.

Обычно они применяют легкое вооружение, а самый лучший способ обеспечения им – захват полицейских участков. Полиция совершенно не обучена защищаться от подобных угроз, поэтому имеющееся у нее оружие становится легко доступной добычей для повстанцев.

Вооружившись легким оружием, они уже могут нападать на расположенные неподалеку военные склады (арсеналы), которые обычно не отличаются хорошей охраной. Таким образом, повстанцы приобретают более тяжелое вооружение.

Стало быть, даже без обеспечения из-за рубежа новоиспеченные местные повстанцы или присланные из-за границы наемники способны вооружиться в течение нескольких дней.

Захватив полицейские участки и учреждения местной власти, такие наемные бойцы способны молниеносно закрепиться на какой-то территории. Самое главное, что это не требует больших финансовых ресурсов, оружием они обеспечивают себя сами,  а воюя  рядом с теми, кто имеет опыт подобных войн, повстанцы приобретают военный опыт и способны воевать даже с обычными воинскими частями.

Ни полиция, ни армия, ни антитеррористические подразделения или военнослужащие из специальных сил иногда ничего не могут тут поделать. В данном случае нужны совершенно другие средства, о которых до сих пор никто нигде не заботился.

Изгнать труднее, чем не дать закрепиться

Если повстанцы или наемники захватывают территорию, зачистить ее очень трудно.

Это дорого стоит, требует много времени, при этом бывают большие потери не только техники, но и живой силы. Чтобы зачистить территорию, которой владеют, скажем, 1000 повстанцев, солдат требуется в несколько десятков раз больше. Надо взять в кольцо местность, обеспечить, чтобы повстанцы не прорвали окружение, а это они могут сделать на любом направлении, нужно вооружить гражданских, сконцентрировать хорошо подготовленных военных для борьбы и захвату объектов.

Освободить занятый террористами или повстанцами город регулярной армии тоже очень трудно. Как показывает опыт воин на Балканах или в Сирии, этого можно добиться, только разрушив город…

…Когда была найдена и усовершенствована тактика эффективного действия против регулярной армии, появилось немало людей, приобретших опыт террористической борьбы и сопротивления.

Скорее всего, этот опыт начали применять не только в борьбе против армии, нападающей на страну, но и в целях дестабилизации ситуации в каком-то более слабом государстве или на части его территории.

Поэтому сейчас ново и то, что перестали избегать войн, но они охватывают все большие территории. Войны разгораются даже там, где раньше они считались невозможны. В них воюют не только армия против армии, но одной из воюющих сторон бывают вооруженные легким оружием, но хорошо организованные повстанцы или наемники.  Ливия, Сирия, Ирак, Украина – это новейшие примеры таких военных действий.

Обычно наемники получают поддержку соседних государств, которые формально не участвуют в военных действиях. Если наемники захватывают приграничные территории или разрушают контроль над межгосударственными границами, намного легче получить вооружение более высокого уровня и средства логистики, финансовую поддержку и обеспечить себе новые потоки повстанцев из поддерживающих их стран. Россия не является единственным государством, которое таким способом спонсирует терроризм в соседнем государстве.

Для успешной концентрации наемников в каком-либо государстве необходимы определенные условия. Прежде всего, это религиозное или национальное отличие какой-то части населения, проживающей на какой-то территории, от преобладающего населения страны. Наилучшим образом для этого подходят приграничные территории.

Прилагаются усилия по созданию и поддержанию напряженности на национальной или религиозной почве. Для этого целенаправленно используются доступные средства массовой информации и наиболее влиятельные лица, эта информационная компания поддерживается и в том государстве, которое заинтересовано в разжигании беспорядков.

Другая важная предпосылка – экономическая отсталость территории, социальная напряженность, безработица. Это позволяет дешево сплотить нужное число бойцов для создания начального очага восстания.

Самостоятельно действующие наемники, если они не имеют широкой поддержки населения, живущего на достаточно большой территории, не могут добиться больших успехов. Они на этой территории могут только создать полный хаос, потоки беженцев, но они могут и ослаблять государство, подрывать его экономику. Террористы не стремятся к быстрым   военным победам на всей территории, они не стремятся в классическом смысле «оккупировать» страну, они хотят вызвать долговременный хаос и таким образом разваливать государство. Их цель – разрушать, уничтожать любую дееспособность государства, посеять разногласия во власти.

Более существенные и прочные успехи могут быть достигнуты только при существенной финансовой, военной и политической поддержке какого-либо соседнего государства…

Территориальная самооборона – единственная реальная защита

Как уже упоминалось, никакие существующие в государстве военные и военизированные силы не способны пресечь путь появлению и расширению движения повстанцев, если для этого есть благоприятные условия.

Никакая армия не способна защитить местное населения от повстанцев, отлично знающих территорию и живущих на ней людей.

До сих пор такая тактика ведение новых войн не вызывала особого внимания, потому что эти войны велись только в странах третьего мира или мусульманских государствах. Однако … несколько измененная эта тактика новых войн отлично действует и в Европе. Пример Сирии показал, что единственный действенный способ, позволяющий защитить какую-то местность или населенный пункт от появления повстанцев или наемников, — это наличие организованных сил самообороны на этой территории. Это – гражданские лица, большинство которых должно иметь опыт воинской службы, которые знают, как защищать свою местность и как связаться со своим командиром. Они знают местность и местных жителей.

Командир местной самообороны – это военный, чаще всего военнослужащий запаса.

Члены самообороны (резервисты) живут обычной жизнью, однако периодически собираются на собрания, обсуждают ситуацию, накапливают данные об организационных зачатках нелегальной антигосударственной деятельности. Они знают, что делать в том или ином случае, имеют отлаженную осведомительную систему.

Командир знает, где взять оружие, он поддерживает постоянную связь с военными.

Если не удается остановить вторжение наемников, то задача самообороны – оказывать им сопротивление партизанскими методами, препятствовать их распространению и закреплению, призвать на помощь военных и оказывать им всю необходимую помощь в борьбе с повстанцами.

Необходимая связь  самообороны с военными

Связь с военными необходима, потому что если даже отряды самообороны подготовлены наилучшим образом, они не будут способны отразить организованного наступления повстанцев, да  они и не должны этого делать.

Главная задача самообороны – своевременно собрать данные о возможных угрозах и пресечь им путь в самом зачатке, сотрудничая при этом с военными или военизированными силами, имеющими на это нужные полномочия государства.

Само местное население не способно своими силами организоваться в боеспособное формирование. Даже если местное население было бы вооружено, оно было бы похоже на вооруженную винтовками толпу, которую имеющие военный опыт террористы в миг могут расстрелять. Отряды самообороны отличаются от толпы тем, что они постоянно собираются, согласовывают свои действия, распределяют задания, подчиняются указаниям командира, обучаются основам владения оружием.

Значит, самооборону должны организовывать назначенные армией военные. Такие отряды могут быть организованы только до начала военных действий. Когда бои начинаются, организовывать что-то уже поздно. Прежде всего, нет времени для обучения самым необходимым навыкам. С другой стороны, если повстанцы появляются, они начинают контролировать ситуацию и жестоко подавляют малейшую попытку сопротивления.

Будет ли мы создавать Национальную Гвардию Самообороны?

Это – совершенно новые задачи перед обороной государства, армия должна в срочном порядке научиться их решать, потому что охватываемые такой войной нового вида территории расширяются молниеносно, и никто не может быть уверен, что они в ближайшее время не перешагнуть границ Евросоюза.

Одни из наиболее уязвимых – государства Балтии с немалой частью русскоязычных жителей. Поэтому было бы вполне разумно по-новому оценить возможные способы угрозы и агрессии, по-новому посмотреть на правовые акты, регламентирующие оборонную систему Литву и возможные меры защиты и сопротивления.

Действующие в настоящее время военная стратегия Литвы и военная доктрина не предусматривают, чтобы организация защиты территории обеспечивалась силами местного населения, резервистов и добровольцев. Как действующие в армейской системе добровольцы, так и считающиеся активным мобилизационным резервом стрелки-шаулисы в случае агрессии будут призываться для выполнения централизованных заданий, данных военным руководством. Этим структурам, наиболее подходящим для организации территориального сопротивления, не поставлена задача подготовки самообороны отдельных населенных пунктов или городков от террористической агрессии новой войны.

Нигде не оговорена и роль военного резерва, хотя перед угрозой новых войн именно он с добровольцами в местах проживания мог бы стать реально действующим ядром сопротивления.

Литва должна безотлагательно не только увеличить финансирование охраны и обороны края. Ровно также надо безотлагательно реалистически оценить угрозы, связанные с «новыми войнами», и мы должны иметь четкую стратегию, как защищаться от них. Это требует радикально большего внимания не только к профессиональной армии, но и к совершенно запущенному делу (подготовки) военного резерва. Военный резерв должен стать основой Национальной Гвардии Самообороны, которая возьмет на себя основную задачу – гарантировать эффективную территориальную самооборону края.

Загрузка...

Kalba LietuvaМемельКалендарьСпорт

Новости