vilnius
Литва
Эстония
Латвия

1914-1918

Ковенская крепость
© Tomas Čekanavičius, turizmogidas.lt

Не знать истории, не понимать её закономерностей - всегда быть ребёнком

Каунас не случайно становится площадкой для крупнейших международных конференций по проблематике Первой мировой войны. Только бои, происходившие в районе Ковенской крепости и непосредственно в крепости – это легендарная страница той войны. А ведь помимо непосредственно боевых действий с Ковно связано немало историй.

Кстати, вот любопытный, но в известном смысле сознательно замалчиваемый факт — войска, сформированные на территории Литвы, сражались храбро, на грани отчаяния и не раз выходили победителями как в приграничных сражениях, так и в последующих боях.

- Это была действительно первая глобальная война. 40% населения земли проживало в странах, так или иначе втянутых в войну,

- сказала нам доктор исторических наук, профессор, декан факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Ирина Новикова.

Оказывается, проигравшая Первую Мировую войну Германия только недавно, уже в XXI веке, выплатила контрибуции, наложенные на неё странами-победительницами. Вообще далекая, казалось бы, война, по сей день напоминает о себе самым странным образом.

— Вы не поверите, но совсем недавно в одном провинциальном европейском музее нашли странные неучтенные экспонаты – кусочки сахара времён Первой Мировой. При детальном исследовании выяснилось, что в сахаре сохранились жизнеспособные бактерии чумы. Этот сахар планировалось использовать для заражения ближних и глубоких тылов противника, – вспомнила совсем уж детективную историю госпожа Новикова.

- За кирпичом и железом стоит человек. Первая Мировая война стала первой войной моторов. Но и моторами управляли люди. Поэтому давайте, даже говоря о крепостях, окопах, бронеавтомобилях и танках, помнить о человеке…

Так начал свой доклад, посвященный техническим новинкам войны, известный литовский историк-любитель Олег Ермолаев.

Оказывается, авиаторов, танкистов, бронеавтомобилистов, подводников в те годы ценили особо. Например, для "технарей" бельгийской армии даже форму шили в лучших парижских салонах – так высоко король Бельгии ценил новую, технически грамотную когорту своих солдат и офицеров. Что любопытно, бельгийские мотобронированные отряды участвовали в боевых действиях в составе русской армии. Например, в боях у города Сборов.

Ещё один любопытный факт: ныне покойный президент Чехословакии Людвиг Свобода воевал добровольцем в Первой войне – и тоже на стороне России, как и в Великой Отечественной…

…Скромным, интеллигентным и глубоко деликатным человеком назвал Рафаэль Муксинов посла Бельгии в Литве, который содействовал в обретении многих документов и фактов из истории боёв на территории Королевства, используемых на каунасской конференции. Жаль, что по независящим от него причинам господин посол не смог лично выступить перед собравшимися.

Кстати, в Военном музее Бельгии представлены многие образцы вооружения русской армии, образцы формы, знамена лучших полков и дивизий.

Поэтому если доведётся бывать в Брюсселе, следует помнить, что он – город не только Европарламента, но и очень богатого музея военной истории.

Виленское военное училище было настоящей кузницей офицерских кадров для российской Императорской армии.

Сам государь-император отличал выпускников училища в лучшую сторону, как наиболее дружных и сплочённых. Что неудивительно: в отличие от элитных военных училищ Петербурга, Москвы и Киева, в виленское училище поступали преимущественно дети разночинцев, а то и откровенная беднота. Однако происхождение не мешало им делать военную карьеру: многие стали полковниками и генералами. Среди выпускников – георгиевские кавалеры.

Причём единственный трижды георгиевский кавалер погребён в границах современного вильнюсского Антакальнисского кладбища. К сожалению, место захоронения пока не известно.

Всего виленская военная кузница подготовила примерно 10 000 офицеров. И никто из них не поступился училищным девизом "К высокому и светлому знай верный путь!".

Как особо подчеркнул Вячеслав Костров, рассказавший в формате конференции о выпускниках-подпрапорщиков виленского училища, много героических страниц известно, но ещё больше предстоит открыть заново.

Первая Мировая война буквально на десятилетия вперёд стала толчком для военного искусства.

Мы имеем право вести речь о невиданных прежде технических достижениях: покорении воздуха, рождении танков и тактики танкового боя, новых боевых уставах пехоты и артиллерии, многоэшелонированной обороне, применении отравляющих веществ на поле боя.

Но даже в эпоху этой, войны во всех смыслах  нового типа, построенные в XIX веке и на рубеже XIX-XX веков крепости не утратили стратегического значения. Об этом участникам конференции рассказал специалист по фортификации Владимир Орлов из Каунаса.

Оказывается, легендарная Брест-Литовская крепость строилась и даже достраивалась уже в ходе Первой Мировой войны. Сохранилась же она в 1914-1918 годах благодаря странному стечению обстоятельств. Однако значения своего не утратила. Много позже, в 1939 году, когда в крепости располагался уже польский гарнизон, стали видны очевидные достижения строителей крепости.

В первую очередь уместно вести речь о так называемых "огневых мешках", в которые непременно попадали наступающие под огнём обороняющихся. Другое дело, что крепостной гарнизон был обречён на гибель, поскольку физически не мог её покинуть. Что, собственно говоря, ценой жизни в июне-июле 1941 года доказали советские защитники Брестской крепости, когда государственная граница между СССР и Германией в районе Бреста была нарушена немецкими войсками.

Исключительно насыщенными, познавательными докладами оказались выступления кандидата исторических наук москвички Елены Рудой и доктора исторических наук, профессора Ирины Новиковой из Санкт-Петербурга.

Собравшихся удивили совершенно "неженские" темы докладов: о такой противоречивой фигуре, как  адмирал Колчак, и о морской блокаде, как методе ведения экономической войны в Балтийском регионе в 1914-1917 годах.

Но насколько глубокими оказались эти доклады!

Нечасто скорее в сухопутной, чем морской Литве вспоминают о боевых действиях на море в районе современной Клайпеды – тогдашнего Мемеля, где миноносцы из минной дивизии Колчака выставляли донные заграждения.

Что касается великолепного доклада профессора Новиковой, то после него стало совершенно понятно, почему и по сей день на Балтике существуют большие и меньшие центры притяжения, градообразующие предприятия и интересы промышленных корпораций.

Участники конференции "Первая мировая война. Общая история. Общая память", выехав из Каунаса ранним утром, отправились в сторону Клайпеды через Юрбаркас-Крижкальнис.

Почему таким замысловатым маршрутом? Из-за необходимости посетить воинские захоронения времен Первой и Второй мировых воин, возложить венки и цветы.

А знакомство с городом-портом для гостей конференции тоже началось с траурного ритуала. Вместе с общественностью Клайпеды гости конференции возложили венки к памятнику русским воинам на братской могиле на кладбище Витте, английским летчикам и солдатам немецкой кайзеровской армии.

Как сказала во время короткого траурного митинга кандидат исторических наук Елена Рудая, "у Бога мёртвых нет. И глубоко символично, что жители некогда военного Мемеля с одинаковым уважением относятся к захоронениям солдат не только разных армий, но и разных войн". Слова гостьи можно рассматривать как камертон: в созвучии с ним священнослужители, представлявшие разные конфессии, отслужили поминальную службу по погибшим.

Это тоже символично. Ведь как сказал Цицерон:

- Не знать истории — значит, всегда быть ребёнком.

Загрузка...

Kalba LietuvaМемельКалендарьСпорт

Новости