vilnius
Литва
Эстония
Латвия

Новости

Флаг Литвы
© BALTNEWS.lt

Записки политического ссыльного: то, о чём нет желания вспоминать...

Да, 30-е и 40-е годы прошлого века были очень и очень тревожные для моей страны. Но тем не менее, сегодня не грех окунуться в круговерть тех событий.

Любопытное признание сделал в своих мемуарах, изданных в 1947 году в Северной Америке, президент Литвы в 1928 — 1940 годах Антанас Сметона: "В марте 1939 года, когда Германия ультимативно потребовала от нас вернуть ей Клайпедскую — бывшую Мемельскую область, переданную Литве с 1923 года, только СССР сообщил, что окажет военную помощь в случае германского вторжения. Но мы опасались последствий советской помощи и отдали Клайпеду…". Но  когда осенью 1939 года Советский Союз вернул Вильно и Виленский край Литве (а не присоединил к Беларуси), то А.Сметона назвал  одну из главных улиц исконной литовской столицы, в благодарность СССР, улицей  Сталина-Молотова!..

Об этом времени пишет и историк Игорь Веленко: "Примечательно, что за освобождение Вильно и примыкающего к нему региона от польской оккупации весной 1920 года отблагодарил в своей телеграмме Сталина, Тимошенко и Молотова отнюдь не коммунист, а тогдашний лидер Литвы Антанас Сметона: "…Благодаря Советскому Союзу и Красной Армии восстановлена историческая справедливость: Вильнюс наконец-то воссоединён с Литвой и вновь стал её столицей!" — писал он.

Кстати, ещё в 1920-х годах литовские политики сетовали, что "без внешнего вмешательства Вильнюс вряд ли вернётся в Литву". Ведь Лига Наций, все западные  державы и почти все восточноевропейские страны, кроме Югославии и Чехословакии в 1923 году признали Вильнюсский регион составной частью Польши.

Литовские власти "забыли" и то, что весной и летом 1938 года, когда Польша намеревалась оккупировать всю Литву, только СССР официально предупредил Польшу о возможном оказании советской помощи Литве в этом случае. И, хотя тогдашняя литовская власть не просила о такой помощи, она всё-таки поблагодарила СССР за "заступничество, отметив, что эту помощь Литва, конечно, примет, если совершится против неё польская агрессия. Варшаве пришлось отступить".

И сегодня, спустя десятки лет, "официальная Литва ни единым словом не упомянула о тех событиях и, естественно, о решающей роли СССР в сохранении литовской независимости. Да и о возвращении Советским Союзом Литве в 1946 году Клайпеды, и почти всего литовского побережья Балтии (оккупированных Германией весной 1939 года) – нынешняя литовская элита на официальном уровне тоже не желает вспоминать.

Как ни странно, но новый этап антисоветской-антироссийской кампании в Литве был приурочен к 70-летию вступления Красной Армии в бывшую Польшу, чтобы поддержать "должный градус" русофобии в Восточной Европе и особенно в Прибалтике. Невзирая на то, что в современной Литве и на официальном уровне сетуют на сохраняющиеся пограничные и экономические споры с Польшей. Кстати, стоит напомнить, что даже в советский период польско-литовские отношения были довольно напряжёнными: ни Вильнюс, ни Варшава не соглашались на строительство железной дороги, напрямую соединяющей Литву с Польшей. И даже Сталину не удалось уговорить на это ни Болеслава Берута, первого руководителя социалистической Польши, ни руководство советской Литвы.

Но, если уж нынешняя Литва так "соболезнует" Польше в связи с 1939 годом, тогда пусть и поступает соответствующим образом — предложит Варшаве Вильнюс и Вильнюсский край, осудив Москву за восстановление Литвы в подлинно литовских, национальных границах…

Вообще-то не только историкам, но и жителям Литвы неплохо было бы знать, что после Октябрьской революции страны Прибалтики именно благодаря советской власти России получили свою независимость, а Литва в 1920 году ещё вдобавок от голодающей России получила три миллиона рублей золотом.

Нацизм не прошёл

Но вернёмся к сороковым годам прошлого века.

Всячески поощряемый западными демократиями "Третий рейх созрел, наконец для практической реализации мечты Гитлера о  завоевании жизненного пространства" на Востоке. Тут же стало ясно, что независимости "маленьких, но гордых" прибалтийских государств приходит конец. Начался этот процесс, разумеется, с Литвы, имевшей общую границу с Восточной Пруссией.

Первая проба сил состоялась в Клайпеде (Мемеле) — городе, отторгнутом от Германии и переданном Литве по условиям Версальского мирного договора. В июне 1938 года там начались волнения немецкого населения, В конце того же месяца литовский  министр иностранных дел Лозорайтис был вызван в Берлин, где имел беседу с Риббентропом, который потребовал "прекратить всякое притеснение лиц немецкой национальности" в Клайпедском крае и не препятствовать там "развитию идей национал-социализма".

Надо ли пояснять, что все эти требования были беспрекословно выполнены литовским руководством. Более того, стремясь изо всех сил угодить немцам, оно запретило литовским газетам писать что-либо неприятное о Германии, разрешило трансляцию речей Гитлроа по радио, а также распространение в Литве книг Гитлера и Розенберга.

15 марта 1939 года с политической карты мира исчезает Чехословакия, а уже 22 марта Германия под угрозой применения  силы потребовала от правительства Литвы передать ей в течение 48 часов порт Клайпеду и Клайпедскую область. Что и было выполнено — все надежды литовцев на поддержку со стороны западных демократий оказались напрасными.

11 апреля Гитлер утвердил "Директиву о единой подготовке вооружённых сил к войне на 1939-1940 гг.", в которой предусматривалось, что после разгрома Польши Германия должна взять под свой контроль Латвию и Литву. Как было сказано в приложении к директиве: "Позиция лимитрофных государств будет определяться исключительно военными потребностями Германии. С развитием событий может возникнуть необходимость оккупировать лимитрофные государства до границы старой Курляндии и включить эти территории в состав империи".

Наивно полагать, что этому могли воспрепятствовать Англия и Франция, только что цинично сдавшие своего союзника Чехословакию, а позднее точно так же предавшие и Польшу. Однако тут в игру вмешался Советский Союз. Перспектива превращения бывших территорий Российской империи в провинции Третьего рейха советское руководство никак не устраивала: случись такое — и в случае войны немецкая группа армий "Север" атаковала бы Ленинград не от Кёнигсберга, а от Нарвы, да ещё и имея дополнительно в своём составе десяток прибалтийских дивизий. В результате согласно заключённому 23 августа 1939 года советско-германскому договору Латвия и Эстония были включены в советскую, а Литва — в германскую сферу влияния.

Не успев ещё до конца разделаться с Польшей, немцы, не откладывая дела  в долгий ящик, попытались "оприходовать" и Литву. 20 сентября 1939 года в Берлине был подготовлен проект документа "Основные принципы договора об обороне между Германией и Литвой", превращавшего Литву в германский протекторат.

Вот этот документ:

20 сентября 1939 г. 

Правительство Германского Рейха и правительство Литвы, учитывая политическое положение в Европе в целом и с целью гарантировать интересы обеих сторон, которые во всех отношениях   дополняют друг друга, договорились о нижеследующем: 

Статья I

Без ущерба  для своей независимости как государства, Литва отдаёт себя под опеку Германского Рейха. 

Статья II

С тем, чтобы эта опека могла осуществляться на деле, Германия и Литва заключают между собой военную конвенцию.

Статья III

Оба правительства должны незамедлительно вступить в переговоры друг с другом в целях установления тесных и всеобъемлющих экономических отношений между двумя странами.

Основное содержание военного соглашения.

1. Численность, дислокация и вооружения литовской армии должны быть регулярно устанавливаемы при полном согласии Верховного командования Вермахта.

2. Для практической реализации условий пункта 1 в Каунас направляется германская военная комиссия. (Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т.2. Начало. Книга 1. 22 июня — 31 августа 1941 года. М., 2000. С.27.)

25 сентября Гитлер подписал директиву согласно которой "следовало держать в Восточной Пруссии наготове силы, достаточные для того, чтобы быстро захватить Литву, даже в случае её вооружённого сопротивления".

Однако в тот же самый день на начавшихся советско-германских переговорах об урегулировании  польской проблемы СССР предложил обменять Литву на отходившие к нему территории Варшавского и Люблинского воеводств. Немцам пришлось уступить – в дополнительном протоколе к германо-советскому договору о дружбе и границе от 28 сентября 1939 г. территория Литвы включалась в сферу интересов СССР. Таким образом, можно сказать, что Литву СССР увёл буквально из-под носа у Гитлера.                 

Добившись признания Прибалтики сферой своего влияния, СССР срочно заключает договора о взаимопомощи: 28 сентября 1939 года с Эстонией, 5октября – с Латвией, а 10 октября — с Литвой (при этом Литве передавались только что освобождённые от поляков Вильно и Виленская область). Согласно этим договорам СССР получал право размещать войска, военные и военно-морские базы на их территориях.

Войск было введено немного — чуть больше 60 тысяч человек на всю Прибалтику, и они получили строжайший приказ не вмешиваться во внутренние дела стран пребывания. Как пояснил 25 октября Сталин Димитрову: "Мы думаем, что в пактах о взаимопомощи (Эстония, Латвия и Литва) нашли ту форму, которая позволит нам поставить в орбиту влияния Советского Союза ряд стран. Но для этого нам надо выдержать — строго соблюдать их внутренний режим и самостоятельность. Мы не будем  добиваться их советизации. Придёт время, когда они сами это сделают".

Время пришло летом 1940 года. 14 июня СССР предъявил Литве ультиматум, обвинив её в нарушении договора о взаимопомощи и потребовав, сменить правительство на лояльное Москве. 16 июня аналогичные ультиматумы были предъявлены Латвии и Эстонии.

Советские условия были выполнены. Созданные в Литве, Латвии и Эстонии новые правительства состояли из коммунистов и других дружественно настроенных к СССР политических деятелей. Вышедшие из подполья коммунистические партии заняли ведущее положение в общественной жизни. На митингах выдвигались требования не только соблюдать договоры о взаимопомощи с СССР, но и провозгласить в трёх республиках советскую власть с последующим вхождением в СССР. Правительства Эстонии (22 июня), Латвии и Литвы 15 июля 1940 г.) объявили о проведении выборов в новые верховные органы власти, которые состоялись 14-15 июля. За кандидатов единых списков "партий трудового народа" по официальным данным было подано от 92,8% (в Эстонии) до 99,19% (в Литве) голосов избирателей, принявших участие в голосовании.

21 июля 1940 года вновь избранные парламенты обратились с просьбами о принятии в Советский Союз, которые и были удовлетворены 7-й сессией Верховного Совета СССР: 3 августа Литва, 5 августа — Латвия, а 6 августа — Эстония стали советскими   республиками.

Свидетельствуют современники

Вот как описывает в своих воспоминаниях тот сложнейший период в жизни нашей страны Гядиминас Меркис – сын последнего довоенного премьер-министра Литовской Республики Антанаса Меркиса: "…Помню, за обеденным столом вице-премьер Бизаускас и ещё кто-то их христиан-демократов и лидеров правых народников рассматривали такую "теорию": напряжение с Советским Союзом — это знак, кто в конце концов должен убираться со сцены, а власть должны перенять, согласно Бизаускаса, "настоящий энергичный литовец" — генерал Раштикис.

Когда было получено требование Советского Союза создать правительство Литвы, которая заверила лояльность исполнения договоров с Советским Союзом, Бизаускас и другие лидеры "Оппозиции" (по словам Меркиса) утверждали, что, мол, теперь при помощи Советского Союза можно исполнить давнюю мечту — убрать дряхлого Смятону и создать "демократическое государство". Под демократическим государством они понимали правительство помещиков плюс фабрикантов, плюс христиан-демократов, плюс народников, а не правительство помещиков. Фабрикантов и народников  (которое было). Иначе говоря, хотели подать вместо хрена — горчицу! Меркис рассказывал, что когда Смятона бежал, "оппозиция" радовалась. Крупные господа, буржуазные политики, которых в своё время оттолкнул от себя Смятона, задумали по их мнению хитрый план: с помощью Красной Армии… взлететь во власть.

После бегства Смятоны, по сведениям Меркиса, в эмиграции находящийся конкурент Смятоны фашист Аугустинас Вольдемарас заявил: "Смятона сбежал, значит, подошёл мой час. Теперь я, наконец, буду президентом.

Молниеносно он двинулся в Литву, чтобы занять президентское кресло. Известно, что он пересёк границу Литвы, но дальше уже литовский народ позаботился, чтобы он до президентуры не доехал.

Меркис рассказывал, что в то время, когда он находился в президентуре, постепенно туда звонил то один, то другой буржуазный деятель, спрашивая, кто в конце концов стал вождём нации. А О.Дайлиде, посол Литвы в Риге, после звонка Меркису заявив, что до него дошёл слух, что создавать правительство будет поручено Раштикису, эмоционально воскликнул:

— Я наверное уже могу поздравить нового вождя нации генерала Раштикиса.

Так они метались… Наконец и сам Меркис в те дни садился в президентское кресло и, млея от радости, всё время повторял:

— Подумай, подумай, наконец, и я президент!

— Вообще-то о президентстве он мечтал десять лет. Правда, после того, когда выяснилось, что воинские подразделения Советской армии дислоцируются по всей Литве, он, уставший от бесконечных заседаний и всяких дел, как и многие другие деятели, уже не мог трезво оценивать положения дел в стране, не знал, что и делать… И даже тогда, когда Меркис, согласно действующей Конституции, свои полномочия передал Юстасу Палецкису, ряд лидеров буржуазных партий бывших у власти при Смятоне с нетерпением ожидали, что коммунисты их пригласят в коалиционное правительство.

В те дни, когда Смятона ещё не добрался до германской границы, к Меркису пришла делегация генералов, поддерживающих генерала Раштикиса, и потребовала не выпускать его из Литвы, арестовать и отдать в руки "нового режима"… 

… Меркис рассказывал, что сам видел, как "после побега Смятоны, буржуазные деятели начали сводить друг с другом счёты, клеветали один на другого. Те господа старались любой ценой изменить свой окрас. Те, кто недавно обожествлял Смятону, называли его великим и гениальным вождём нации, корифеем науки, теперь рвали на кусочки его портреты и топтали их ногами".

Хочу сказать, что в 194 0 году из Литвы убежало сравнительно небольшое количество помещиков и фабрикантов. Большинство, охваченные страхом, остались и надеялись, что всё будет так, как было… Но когда они увидели, что тёплые и доходные места ускользают из их рук, исчезает и рай  всевозможных  министерских  и финансовых махинаций, начали показывать свои клыки. Но народ Литвы им эти клыки обломал…

И ещё одна удивительная штука. Нынче все наши ура-патриоты считают, что  Литва не подозревала о коварных планах СССР до июня 1940 года, когда была, по его мнению, "оккупирована" Красной армией. Литовское правительство принимало решения, находясь в неведении относительно коварных намерений СССР. Но это – не так. Именно знало, но почему-то делало вид, что всё происходившее "упало на Литву как снег  на голову". 

Возьмём книгу тогдашнего министра иностранных дел Литовской Республики Юозаса Урбшиса "Литва, в годы суровых испытаний 1939-1940 гг.". Автор говорит, что ещё 3 октября 1939 года он был вызван в Москву и "начались переговоры двух равноправных суверенных государств, дружественные отношения которых прочно  зиждились на… действовавших договорах". "Слово берёт Сталин и без обиняков заявляет, что Советский Союз договорился с Германией и большая часть Литвы отходит к Советскому Союзу, а узкая приграничная полоса — к Германии. Раскладывает на столе карту Литвы и показывает проведённую на ней линию, разделяющую "владения" Советского Союза и Германии на территории независимого Литовского государства".

Далее Ю.Урбшис характерно проговаривается: "Я попытался протестовать против такого раздела независимого государства. Сказал, что от кого-кого, только не от дружественного нам Советского Союза Литва могла ожидать такого шага. Говорю и прикусываю язык — в глазах стоят Вильнюс, город и край…".  Итак, оказывается, для властей Литвы ещё в начале октября 1939 года не было секретом то, что произойдёт в июне-июле 1940 года!

10 октября 1939 года между Литвой и СССР был подписан "Договор о передаче  Литовской Республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой", согласно статье которого "…город Вильно и Виленская область передаются Советским Союзом Литовской Республике с включением их в состав государственной территории Литвы". Одновременно СССР и Литва обязывались сотрудничать в военной сфере, и Советскому Союзу предоставлялось право держать на территории Литвы строго ограниченное количество советских вооружённых сил. 

Kalba LietuvaМемельКалендарьСпорт

Новости