vilnius
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Настоящие праведники мира: так литовцы спасали евреев Восточной Пруссии

Спасение деморализованных и обречённых на уничтожение евреев в Европе – это душераздирающая тема. Очень правильно, что по всему миру ищут и благодарят спасителей, называя их праведниками мира. Говорят, в Беларуси таких около 600, в Литве – около тысячи.

Не густо в Литве на почти 200 000 уничтоженных евреев, но сколько есть – и тем нужно в ноги поклониться. Но наряду с известными на весь мир (прочесть можно ЗДЕСЬ) есть и безвестные. О них мой рассказ.

Мне уже за шестьдесят. Многое позабылось. Но я попробую вспомнить, что вспомнится.

Мать родилась в Литве, и все родные были литовцами из поколения в поколение. Бальберишкис, где они жили, в настоящее время небольшой городок. Рядом протекает широченный Неман. В окрестностях есть обзорная площадка, с которой открываются  потрясающие виды.

А во время Второй мировой войны здешние красоты стали настоящей бедой для очень многих. Через эти места от смерти спасались евреи Восточной Пруссии. Бежали, но река становилась для этих несчастных непреодолимой преградой. Неман в этом месте, как я уже подчеркнул, очень широк.

И вот мой дядя Антанас со своими товарищами – их было четверо и они дружили крепко, – решили спасать людей. Антанас мог переплыть Неман четыре раза в обе стороны. Не худшими пловцами были товарищи.

Молодые парни переплывали в Рейх, сажали на спину детей, женщин, стариков или плохо плавающих и помогали переправиться на литовскую сторону Немана.

Если бы немцы узнали об этом отряде добровольных спасателей, то расстреляли бы смельчаков несомненно. Ведь никто не имел права спасать племя врагов. Тем более – племя иудейское.

Сегодня я не побоюсь громко сказать, что дядя Антанас и его товарищи совершили подвиг. Правда, после войны об этом подвиге уже никто и не вспоминал. Не вспоминают о нём и сегодня. И это обидно. Не славы ради, а памяти для помнить нужно.

Но вот и в Бальберишкис вошли немецкие войска. Танк, ворвавшийся в мирную деревню, с ходу сжёг два деревянных дома, в том числе – и дом моей матери. Зачем, в каких стратегических целях? Кому представляли угрозу эти старые постройки, в которых жили обычные горожане? Ответов на этот вопрос, увы, нет. Но точно знаю: на следующий день этот танк сожгли местные жители, воспользовавшись безалаберностью и самонадеянностью немецких танкистов.

Что делать погорельцам, оставшимся без крова над головой?

Идти было некуда всей семье. Приютили соседи. В то время был в Литве популярен оперный певец по фамилии, кажется,  Марчёшюс. А родной дом у него был именно в Бальберишкисе. Спасаясь от войны, жена и ребёнок Марчёшюса там и проживали.  Это тем более логично, поскольку Каунас был-то близко.

Мою маму пригласили в семью оперной знаменитости присматривать за ребёнком и за хозяйством. Мать и хозяйка дома госпожа Марчёшене подружились.

Прошло время. Оперный певец получил приглашение в Америку и решил уехать. Супруга Марчёшюса звала мать за океан. Но мама отказалась, мотивируя тем, что в Литве остались бы младшие братья и сестра. Как старшая из детей, она чувствовала ответственность за младших. И не уехала.

Но Бальберишкис она всё-таки покинула: в конце войны уехала в Вильнюс.


Как ранее писал независимый информационно-аналитический портал BALTNEWS.lt, 27 января в мире отмечался Международный день памяти жертв Холокоста.

Загрузка...

Сюжеты