vilnius
Литва
Эстония
Латвия

Детектив

Ленин, скульптура
© BALTNEWS.lt / Анатолий Иванов

Детектив №2: как литовские контрабандисты помогали Ленину "Искру" возить

Сегодня, 9 сентября, BALTNEWS.lt продолжает поездку через литовско-российскую границу в Калининградскую область, чтобы побродить по страницам российского социал-демократического движения времён Императора Николая II.

Опубликованная 8 сентября первая часть детектива заканчивалась так:

"В декабре 1900 года в Лейпциге было наконец-то налажено издание газеты "Искра". Кто не слышал культовое ленинское "Из "Искры" возгорится пламя!". Но чтобы оно вспыхнуло, газету ещё предстояло ввести в Российскую Империю".

Следует сказать, что совсем молодой Владимир Ильич (1900 год – ему только-только исполнилось 30 лет!) уделил организации доставки "Искры" и другой нелегальной литературы в Россию самое пристальное внимание. К делу он подошёл так, как умел – добросовестно, напористо и с размахом делового человека. 

Ульянов (Ленин) решил воспользоваться самым надёжным каналом — контрабандистами. В истории  революции этот коридор остался, как прусско – литовский маршрут. А в конспиративной переписке между заговорщиками путь назывался виленским, прусским или "Кожа".

Чуть позже "Коже" будет дано объяснение. Пока поговорим о контрабандистах.

Это была не слишком опасная, но очень доходная работа. О контрабандистах можно прочесть в "Мёртвых душах" Николая Гоголя. Главный герой Павел Иванович Чичиков имел с ними прибыльное дельце. Но мы предпочтём Гоголю покойного Валентина Пикуля и роман "Честь имею!" – его герои жили параллельно с Владимиром Ульяновым:

"Пойманных с контрабандным грузом в России ссылали на 21-ю версту от рубежей; при второй поимке на 51-ю и, наконец, в третий раз удаляли от рубежей на 101-ю версту. Если жулик там не мог успокоиться, его брали за цугундер и сдавали в арестантские роты. Но были и такие мастера незаконной наживы, разоблачить которых почти невозможно. Помню, я с трудом нашёл предлог для ареста Рувима Петцеля, но в конце допроса он честно сознался, что с десяти рублей дохода имеет лишь один рубль. Это меня удивило:

– Так ради чего ты ревматизм по ночам наживаешь в болотах? Куда же деваются девять рублей из десяти?

Петцель и сам не знал. Но было ясно, что он лишь крохотная шестерёнка в сложном механизме преступной наживы, дающей кому-то миллионные прибыли, и этот некто, опутавший всю границу круговой порукой, спокойно поплёвывает на меня, поймавшего Петцеля, и на самого Петцеля, пойманного мною. Сломав в шестерёнке один только зубчик, я не мог остановить сам механизм, и потому отпустил Петцеля домой, дав ему хорошего пинка на прощанье…

….Постоянно связанный с пограничной таможней, я уже тогда начал собирать для себя библиотеку из конфискованных книг. Мне было любопытно знать, что пишут и что думают в других странах и что запрещает читать нам, русским, наша же, русская цензура. Случайно я приобрел книгу Тормана и Гётше, изданную в Берлине в 1895 году. Меня она сильно задела и крепко возмутила. Авторы писали, что к 1950 году всей Европой станут управлять немцы: "Они будут пользоваться политическими правами и приобретать землю. Они… будут народом господ; наряду с этим они дозволят, чтобы второстепенные (грязные) работы выполнялись для них иностранцами, находящимися в их подчинении", – то есть рабами! Так я невольно ознакомился с программой опасного пангерманизма, который впоследствии дал богатую пищу для развития бредовых идей Гитлера, но, судя по тексту, Гитлер тряс дерево, уже несущее ядовитые плоды…".

Как после этого не задуматься о силе печатного слова и не вспомнить пророческое про искру и пламя?

Современная Литва — единственная европейская страна, поставившая памятники книгоношам. После запрета Петербургом в 1863 – 1904 годах латинского шрифта, литовцы не подчинились требованию писать кириллицей — славянским шрифтом. Литовские книги и газеты печатались в Восточной Пруссии и тайком доставлялись книгоношами в Литву. Российские власти пытались остановить нелегальную доставку книг, многие книгоноши были убиты или сосланы в Сибирь.

Контрабандистам-книгоношам и поставлен этот памятник. Фактически, с помощью транграничного криминала в годы запрета на литовскую печать были заложены основы литовского литературного языка. 

То есть, контрабандный канал между Пруссией и Российской Империей, частью которой была современная Литва, существовал, процветал, и грех было не воспользоваться его возможностями. Что Ленин и сделал со свойственным ему блеском!

Из Лейпцига "Искру" доставляли на центральный склад в Берлин. Оттуда поездом она шла в Кёнигсберг.

Калининград - Кёнигсберг
© BALTNEWS.lt / Анатолий Иванов
Калининград - Кёнигсберг

Здесь к хранению и дальнейшей транспортировке газеты и прокламаций подключались местные евреи. Первую скрипку играл  парикмахер М.Новагроцкий.

Нетрудно представить, как бумажные тюки под видом сапожных товаров (отсюда и пошёл псевдоним "Кожа") переправлялись в Тильзит. Ныне это приграничный Советск на берегу Немана. По мосту королевы Луизы, соединяющему Калининградскую область с Литвой, проходит российско-литовская государственная граница.

В Тильзите "Искра" попадала на склад к сапожнику Фердинанду Мертинсу. На берегу Немана сохранился старый прусский пакгауз. Не берёмся утверждать, что именно из него контрабандисты забирали "Искру". Однако из точно такого же – это можно утверждать со 100% гарантией.

Пакгауз в Тильзите
© BALTNEWS.lt / Анатолий Иванов
Пакгауз в Тильзите

Часть газет и прокламаций шла в руки приграничных контрабандистов в уже упомянутом Эйдткунене. Ныне это посёлок Чернышевское Нестеровского района Калининградской области. Там и сегодня работает международный пункт пропуска между Российской Федерацией и Литовской Республикой. Количество местных контрабандистов не уменьшилось. С чего бы им вымирать при таких мощных традициях?

Ленинскую "Искру" и другую подпольную литературу доставляли и к контрабандистам в Ширвиндт – это посёлок Кутузово Краснознаменского района. Он и сегодня стоит прямо на границе. Напротив, с литовской стороны, – Кудиркос-Науяместис (прежнее название Владиславов). В составе Российской Империи местечко с 1867 года. По данным переписи 1897-го, в нём проживало 4595 человек. Не считая представителей власти, жандармов, стражей границы и таможни, все поголовно – контрабандисты.

Надо подчеркнуть – работу свою они делали безукоризненно. Где подкупали своих и российских чиновников, где обманывали, где лесом, где в лодках, но бесперебойно доставляли "Искру" в Россию.

Вдумайтесь только! Все нити этой сложнейшей логистики находились в руках сапожника Фердинанда Мертинса! Ему бы в премьерах сидеть при таких талантах!!! Впрочем, наверняка он зарабатывал много больше тогдашних министров – вспомним Валентина Пикуля и его несчастного еврея Петцеля.   И сразу понятно, куда шли девять рублей из 10.

Можно сказать, что через руки парикмахера М.Новагроцкого,  кассира И.Брауна, часовщика А.Трентау, сапожника Ф.Мертинса, плотника Ф.Эренпфорта, рабочего из Мемеля Ф.Клейна, кузнеца из Полангена А.Кугеля и профессионального контабандиста Кегста ленинская "Искра" попадала в Ковно, Вильно, Ригу, Петербург, Ярославль, Киев, Самару, и другие промышленные центры России.

Размаху капитально налаженного дела можно только завидовать. Вряд ли кому-то из современных контрабандистов по силам организовать подобное…

BALTNEWS.lt непременно продолжит тему предреволюционного детектива. В ближайшее время расскажем, почему в Юрбаркасе установлен памятный камень "Искре", как хитроумно был оборудован тайник в Кретингском районе и зачем в Мемель (нынешнюю Клайпеду) в 1901 году приезжал революционер Николай Бауман.

Оставайтесь с BALTNEWS.lt – наш исторический детектив только начинается…

Загрузка...

Kalba LietuvaМемельКалендарьСпорт

Новости