vilnius
Литва
Эстония
Латвия

Новости

"Жан-Поль Сартр и Симона де Бовуар в дюнах Куршской косы"
© BALTNEWS.lt / Олег Семенов

Дорога разочарований – по дюнам Куршской косы Жан Сартр пришёл в Москву

Вечером 2 февраля в здании Французского института в России – надо сказать, респектабельном здании конца XIX века, - открылась фотовыставка работ выдающегося советско-литовского фотографа Антанаса Суткуса "Жан-Поль Сартр и Симона де Бовуар в дюнах Куршской косы".

Люблю такие события и люблю приходить заранее. Можно не торопясь походить по залам, спокойно и подолгу рассмотреть фотографии (фоторепортаж —  ЗДЕСЬ). Изучая знаменитый портрет великого экзистенциалиста, услышал за спиной негромкий женский голос. Чудесный парижский акцент. Обернулся и столкнулся взглядом с супругой французского посла мадам Яэль Блик-Рипер. Мило раскланялись. Парижанка улыбнулась своей ослепительной улыбкой и упорхнула под крыло посла-супруга.

А Жан-Морис Рипер, Чрезвычайный и Полномочный посол Франции в России, обменявшись приветствиями с коллегой, Чрезвычайным и Полномочным Послом Литвы в России Ремигиюсом Мотузасом, обратился к присутствующим с приветственной речью, которую продолжил по-русски господин Мотузас. Удивительно, но были открытия.

И Рипер, и Мотуозас говорили о сложном пути Сартра. Вернувшись из поездки по СССР в июле 1954, он заявил в интервью газете "Либерасьон":

"Советские граждане критикуют своё правительство больше и более эффективно, чем мы это делаем у себя"… В СССР существует полная свобода критики".

В конце шестидесятых Сартр "полевел" ещё больше. Он поддержал "культурную революцию" в Китае и "молодёжную революцию" мая 1968 года, сотрудничал с ультралевыми организациями, редактировал их газеты. Он участвовал в правозащитном движении, помогая арестованным демонстрантам, забастовщикам, иммигрантам, преследуемым полицией. При этом в СССР к тому времени Сартр уже разочаровался, заявив: "Это не социализм".

Летом 1965 года Жан-Поль Сартр и Симона де Бовуар около недели провели на литовской земле. Их сопровождали Эдуардас Межелайтис, возглавлявший в те годы Союз писателей Литвы, и писатель Миколас Слуцкис. К этой группе и присоединился молодой фотограф Антанас Суткус. Он запечатлел хронику поездки, выполнив серию фотографий, ставших уникальным свидетельством события.

Суткус не ставил перед собой цель снять журналистский материал или хронику, его замысел состоял в создании серии психологических портретов писателей. Для этого не требовалось никаких постановочных приёмов, особых ракурсов, освещения, монтажа. Как рассказывал мэтр в интервью, "А вообще я старался, чтобы человек не замечал моего присутствия. Если бы Сартр заметил, что я его снимаю, он бы отказался от меня сразу же. Он просто не догадывался, что я фотограф, пока я ему сам не признался".

"Ну что ж с тобой делать, — ответил Сартр. — Пришли хоть снимки".

Пройдёт пять лет, и за Суткусом потянется слава "фотографического Солженицына". В 1970 году Солженицын получил Нобелевскую премию, а Суткус — "Золотого Микеланджело" за снимок пионера, который выглядел как ребёнок, сбежавший из концлагеря. Журнал "Советское фото" был завален письмами с обвинениями автора в очернении действительности.

И вот я брожу по выставке "фотоСолженицына". Здесь всё подлинное. Восприятие образа обусловлено взглядом фотографа, его мастерством, умением схватить момент и запечатлеть сложность характеров в их полноте. Жан-Поль Сартр снят крупным планом, это позволяет зрителю уловить на его лице мимолетную улыбку, неуверенность или иронию, и даже ощутить вкус табака.

Сартру было хорошо известно, что во время Второй мировой войны в этих краях находились лагеря для военнопленных, среди которых было немало французов. Но ещё больше писатель взволнован и ошеломлён красотой природы. Создаётся впечатление, что коренные горожане Сартр и Бовуар порой чувствуют себя неловко в элегантной одежде и обуви на ветру, посреди песчаной "пустыни" Ниды.

Вот Сартр на минуту садится и снимает ботинок, вытряхивает песок. Симона Бовуар идёт к нему босиком, в одной руке у нее сумочка, в другой – туфли. Сартр встает, озирается вокруг и произносит: "У меня такое чувство, будто я стучусь в двери рая", — и неважно, что ветер задувает песок в глаза. Они на мгновение застыли, глядя на пушистые облака, плывущие внизу, над лагуной. Улыбаясь, Сартр говорит: "Впервые в жизни у меня под ногами облака".

На фотографиях из Ниды Сартр в чёрном пальто, скрестив руки за спиной, бредёт по сюрреалистически белому песку, на котором лежат длинные тени. Одинокая фигура на горизонте, пришедшая ниоткуда, скитания без цели. Существование и небытие. Полная человеческая свобода. Эта фотография стала визитной карточкой Сартра.

Фотомастера признают: в Ниде Антанасу Суткусу удалось почти невозможное – посредством одной работы, одной фотографии передать мысли Сартра, изложенные в книге "Бытие и ничто" и его размышления о человеческой свободе, запечатлеть образ, ставший самым известным изображением философа.

Кстати, у снимка непростая судьба. После смерти Сартра его архив был передан одному агентству, и оно долгое время ставило под снимком подпись "Анри-Картье Брессон". Снимок стал почти хрестоматийным во Франции, вошёл в школьные учебники. Суткуса обвинили в плагиате, сказав, что даже школьники знают — это снимок Брессона.

Мэтру из Литвы пришлось доказывать, что работа — его. Как говорит фотограф, "Так или иначе, сегодня этот снимок — визитная карточка. Моя и Сартра". 

Kalba LietuvaМемельКалендарьСпорт

Новости