vilnius
Литва
Эстония
Латвия

Новости

Украина - Польша
© AP Photo

Варшава-Киев: стратегические вызовы и незабытые исторические обиды

Возможно, самый влиятельный на сегодняшний день политик в Польше, лидер правящей партии "Закон и справедливость" (пол. Prawoi Sprawiedliwość) Ярослав Качиньский заявил: "Мы не можем годами соглашаться на то, чтобы на Украине формировался культ людей, которые по отношению к полякам дошли до геноцида.

Я ясно сказал президенту Порошенко, что с Бандерой они в Европу не войдут. 

Для меня это совершенно ясный вопрос. Мы продемонстрировали огромное терпение, но всему есть границы". Как такая позиция может повлиять на политику Польши на украинском направлении? Отразится ли она на литовско-польских отношениях? Что будет с польским меньшинством на Украине? Обо всём этом BALTNEWS.lt беседует с главой Центрально-Европейского Института по исследованиям и стратегическому анализу Павлом Готовецким.

Как бы Вы охарактеризовали сегодняшние польско-украинские отношения?

Официально польско-украинские отношения являются хорошими, и Варшава заявляет о стратегической поддержке европейских устремлений Киева. Из-за агрессивной политики России Польша очень заинтересована в эффективности украинской системы безопасности. В доктрине президента Леха Качиньского, который погиб в авиакатастрофе под Смоленском, Украина была важным звеном в системе коллективной безопасности и потенциальным партнёром Польши.

Павел Готовецкий (Pawel Gotowiecki)
© Facebook / Pawel Gotowiecki
Павел Готовецкий (Pawel Gotowiecki)

Но, несмотря на то, что Польшей сегодня управляет брат Леха Качиньского, многое изменилось со времён, когда президенты Польши и Украины совместно сформулировали принцип восточноевропейской солидарности на митинге в Тбилиси. Это был горький сюрприз для многих польских политиков, когда они обнаружили, что романтичный образ пропольской, антироссийской и проевропейской Украины, сформировавшийся после свержения Виктора Януковича, оказался не вполне реалистичным. У "постреволюционной" Украины много лиц.

Я бы хотел обратить внимание на один аспект, который, возможно, мало понятен зарубежным экспертам польско-украинских отношений. В 2016 году известный польский политик и финансист, профессор Лешек Бальцерович начал работу в украинском правительстве. Несколько месяцев назад ещё один польский политик и бывший министр Славомир Новак принял гражданство Украины и согласился стать местным чиновником (по примеру Михаила Саакашвили). Л.Бальцерович является символом тяжёлой социально-экономической трансформации в Польше в 1990-е годы и одним из самых ярых противников нынешней правящей партии. С.Новак – фигура гораздо меньшего калибра – покинул польскую политическую арену в атмосфере коррупционного скандала. В глазах консервативной политической элиты Польши, трудоустройство такого рода лиц – не лучшая демонстрация состояния украинского государства, а также его политической и экономической трансформации. Украина – с её олигархами, частными армиями, широко распространённой коррупций, нанятыми политиками и зависимостью от внешнего финансирования – стала огромным разочарованием для польских консервативных элит.

Но, несмотря на это, Украина до сих пор представляет собой большой вызов для восточной политики Польши.

Могут ли различные взгляды Польши и Украины на отдельные эпизоды общей истории (например, "Волынская резня"), а также националистические силы обеих стран серьёзно осложнить двухсторонние отношения?

К сожалению, да. Польша и Украина всегда отличались в оценке исторических событий, но прежде стратегическое видение партнёрства перевешивало обиды прошлого. С момента обретения Украиной независимости часть её элиты пытается искать источники национальной идентичности в традиции сопротивленческой борьбы таких формирований, как Украинская повстанческая армия (УПА). В настоящее время эта форма самоидентификации приобрела статус фактической исторической политики украинских властей. Для поляков такая ситуация неприемлема. Польша не может согласиться с восхвалением формирования, совершившего преступный акт геноцида во время Второй мировой войны, и с внедрением элементов национализма в украинский политический мейнстрим. Даже если этот национализм сегодня направлен против России и является определённой формой национальной гордости, его генезис – антипольский.

С другой стороны, в Польше наблюдается тренд возрождения, который можно охарактеризовать как самоутверждение в отношениях с Украиной. Например, недавно выпущенный фильм "Wolyn" о "Волынской резнe" – хотя, по моему личному мнению, он болезненно правдив, я знаю, что на Украине многие люди и общины считают его антиукраинским.

Нет никаких сомнений в том, что для польской консервативной партии очень важны избиратели восточной Польши, традиционно испытывающие чувство исторической обиды по отношению к украинцам. В конце января 2017 года Ярослав Качиньский дал важное интервью, в котором обозначил будущее польско-украинских отношений как "знак вопроса". Конечно, Польша должна поддерживать демократические тенденции на Украине, поскольку геополитика может отодвинуть на второй план даже самую болезненную историю. Во всяком случае, я считаю, что памятники Бандеры на Украине это не единственный образ данной страны. Я знаю другую Украину и украинцев – тех, кто смотрит в сторону Польши и польского народа с позиций дружбы.

Также нужно учитывать, что обострение польско-украинских обид является частью ведущейся сейчас гибридной войны. Я убеждён, что среди сегодняшних радикальных критиков Украины в Польше есть не только "случайные попутчики" России, но и завербованные Кремлём люди. Это относится, например, к некоторым консервативным и националистическим группировкам. При этом на Украине ситуация, я думаю, складывается схожим образом – часть деятельности местных националистов осуществляется при более или менее скрытой поддержке со стороны Москвы.

Есть ли беспокойство среди польских политиков и/или экспертов по поводу прав польского меньшинства на Украине?

Права польского меньшинства на Украине в отличие от Литвы не являются политической проблемой. Конечно, оно сталкивается с множеством объективных трудностей, таких как недостаток финансирования, но нет особых оснований говорить об административной дискриминации. Кроме того, проблема украинского национализма является скорее проблемой исторической традиции и источников украинской идентичности, нежели угрозой правам польского меньшинства. Мы можем обсуждать направление нынешних изменений на Украине, но нет оснований полагать, что они могут повлиять на граждан польского происхождения. На уровне межличностных отношений поляки и украинцы не конфликтуют друг с другом.

У Литвы нет исторических проблем с Украиной. Могут ли литовский и польский подходы по отношению к Украине начать отличаться из-за исторического аспекта и может ли это повлиять на отношения между Литвой и Польшей?

Я не думаю, что польско-литовские отношения зависят от польско-украинских. Такая зависимость могла иметь место в те времена, когда страны Центральной и Восточной Европы двигались в сторону так называемого проекта нео-Междуморья (neo-Intermarium). Такого рода геополитическая концепция моглa бы обрести реальную значимость во время президентства Леха Качиньского – на мой взгляд, самого выдающегося польского политика после 1989 года. Текущая восточная политика Польши прикрыта двойным блоком ЕС и NATO.

Более того, я считаю, что в то время как проблемы в польско-украинских отношениях относятся к области аксиологии и исторической политики, проблемы в польско-литовских отношениях являются более политическими. Нерешённым остаётся вопрос польского меньшинства в Литве, чьи права, вытекающие из его статуса национального меньшинства, ограничены. Это хорошо организованная национальная группа, принимающая активное участие в политической жизни Литвы и возглавляемая эффективным лидером. Нынешнее польское правительство, продолжая линию партии "Гражданская платформа" (пол. Platforma Obywatelska) и особенно бывшего министра иностранных дел Радослава Сикорского, не намерена бросить поляков Вильнюсского края на алтарь польско-литовского альянса. Не хочу накаркать, но наши страны обречены на длительный период прохладных отношений.


Также читайте перевод материала на литовский и английский языки.

Загрузка...

Kalba LietuvaМемельКалендарьСпорт

Новости