vilnius
Литва
Эстония
Латвия

Новости

Пшемыслав Фуркаш
© Public Domain

Эксперт: Варшава позволит Вильнюсу лишь собирать крошки со стола СПГ

Литва гордится своим СПГ-терминалом в Клайпеде и не теряет надежды сделать его региональным. В том числе, с помощью Польши.

Кроме того, литовско-польский газопровод GIPL должен помочь решить проблему энергетической изоляции Вильнюса. Только неизвестно, знает ли Варшава о соответствующих планах соседа? И какова собственно польская энергетическая стратегия?

BALTNEWS.lt обратился с этими вопросами к польскому эксперту Центрально-европейского института исследований и стратегического анализа Пшемыславу Фуркашу (Przemysław Furgacz).

BALTNEWS.lt: Каковы приоритеты энергетической политики Польши?

Пшемыслав Фуркаш: Если коротко, то у Польши несколько энергетических приоритетов.

Во-первых, она стремится стать гораздо менее зависимой от импорта нефти и газа из России. Польское руководство полагает, что Москва использует эту зависимость в качестве политического рычага давления на Варшаву с целью получения от неё уступок в различных областях.

Хотя примерно 90% ежегодно потребляемой нефти Польша получает из России по нефтепроводу "Дружба", у Варшавы есть возможность импортировать "чёрное золото" морским путём через крупный нефтетерминал Naftoport в Гданьске. Этот канал способен полностью удовлетворить нефтяные потребности страны.

Больше того: очевидна и, вероятно, необратима тенденция к увеличению именно морского нефтяного импорта.

Вопрос диверсификации поставок газа в Польшу куда сложнее. Ещё год назад она не могла импортировать значительные объёмы газа не из России. Но в июне 2016 года был достроен СПГ-терминал Gazoport в Свиноустье с пропускной способностью 5 миллиардов кубических метров сжиженного природного газа в год. Однако польские власти хотят большего и рассматривают возможность строительства "Балтийского трубопровода", который в качестве составной части так называемого "Норвежского коридора" станет механизмом транспортировки газа в Польшу с норвежских газовых месторождений в Северном море через Данию.

В то же время Варшава, несмотря на требования со стороны Брюсселя увеличить долю возобновляемых источников энергии в общем энергопотреблении страны, хочет сохранить польский уголь в качестве основного и самого дешёвого источника производства электроэнергии в стране. К слову, ещё и потому, что угольные шахты являются важным источником занятости для местного населения.

BALTNEWS.lt: Какое место Польша видит для себя в европейской энергетической системе и почему она активно выступает против российско-немецкого проекта "Северный поток-2"?

Пшемыслав Фуркаш: Польша, насколько возможно, хотела бы деполитизировать импорт углеводородов из России и других стран в Европу и стать важным центром распределения нефти и газа в Европейском союзе.

В связи с этим Варшава намерена облегчить странам Центральной и Восточной Европы импорт углеводородов не из российских источников. А, например, из Норвегии, США, Катара. Польша  предлагает использовать для этого свою, польскую энергетическую инфраструктуру: нефте- и газопроводы, а также СПГ-терминал.

Польское руководство решительно выступает против "Северного потока-2", потому что глубоко уверено: после завершения строительства и начала эксплуатации этого газопровода Москва будет чаще и более откровенно шантажировать Польшу, Украину и другие страны Центральной и Восточной Европы возможным отключением газа. Москве это нужно для того, чтобы заставить этих игроков пойти на политические и экономические уступки.

И давайте не забывать, что  Варшава исторически с тревогой и недоверием относится к любому укреплению политических и экономических связей между Германией и Россией.

BALTNEWS.lt: Есть ли смысл в строительстве литовско-польского газопровода GIPL?

Пшемыслав Фуркаш: Предлагаемый польско-литовский газопровод, несомненно, снизит газовую зависимость стран Балтии от России, укрепив их переговорную позицию в отношениях с Москвой.  Также он поспособствует интеграции окраин ЕС в европейские газовые системы. GIPL выгоден Польше, поскольку Варшава хочет, чтобы балтийские государства могли противостоять любому политическому давлению со стороны России.

Но ещё больше GIPL выгоднее и важен для Литвы и других стран Балтии. Польша понимает: в случае реализации польско-литовский газопровод напрямую не повлияет на польскую энергетическую безопасность.

BALTNEWS.lt: Каковы планы Польши в сфере сжиженного природного газа, и как она смотрит на литовский СПГ-терминал в Клайпеде? Как на конкурентный или как на комплементарный проект?

Пшемыслав Фуркаш: Варшава уже в ближайшее время планирует увеличить мощность терминала Gazoport в Свиноустье до 7,5 млрд кубических метров сжиженного природного газа в год.

Кроме того, она подумывает о строительстве либо второго СПГ-терминала, либо плавучего хранилища СПГ в Гданьском заливе. В 2017 году Польша впервые получит СПГ из Соединённых Штатов, которых рассматривает в качестве главного гаранта своей безопасности.

СПГ-терминал в Клайпеде поляки не считают серьёзным конкурентом терминалу в Свиноустье, поскольку польский проект более мощный, а литовский, с точки зрения Польши, стратегически важен только для стран Балтии.

Загрузка...

Kalba LietuvaМемельКалендарьСпорт

Новости