vilnius
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Год 1917: июньский кризис - триумфальное начало и прелюдия агонии армии

Уже как месяц функционировало коалиционное Временное правительство, в которое входило 6 социалистов, а значимых изменений в стране так и не происходило. Параллельно большевистская агитация набирала обороты.

Военный министр Александр Керенский и его приверженцы готовили наступление на фронте, а большевики планировали произвести штурм в Петрограде и захватить власть. Политическая атмосфера накалялась. Вопрос восстания был лишь делом времени.

Керенский возвращается в Петроград с линии фронта после трёхнедельного отсутствия. 4 июня 1917 года открылся I Всероссийский съезд Советов, который собрал 822 полномочных делегата, но из них лишь 105 представляли большевиков.

А. Кулаков. Первый Всероссийский съезд Советов. 1917
© Public Domain
А. Кулаков. Первый Всероссийский съезд Советов. 1917

Военный министр вновь заявил:

"Моя задача – создать истинно-революционную армию и железную дисциплину, дисциплину долга…".

Его целью было тщательно спланировать и подготовить военное наступление по линии фронта. Однако возник ряд больших проблем.

Как вспоминает Керенский в своих мемуарах, "нормальной работе съезда помешали попытки большевиков, действовавших по указке Ленина, саботировать планы наступления, устроив вооружённую демонстрацию "возмущённых" солдат и рабочих, выкрикивавших лозунги: "Вся власть Советам?" и "Долой десять министров-капиталистов!".

В ходе своего выступления на съезде Ираклий Церетели, лидер меньшевиков, сказал:

"В настоящий момент в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите, мы займём ваше место. Такой партии в России нет".

На это Ленин возразил: "Есть. Есть такая партия".

Формируется чёткая поляризация политических сил – на одной стороне Керенский, а на другой Ленин. Авторитет Керенского стал понемногу пошатываться.

Съездом было одобрено решение о проведении манифестации 18 июня. Гарантировалась свобода лозунгов. Однако умеренные политические силы сохраняли надежду на контроль подготовки и ограничение влияния большевиков. Увы, манифестация 18 июня стала торжеством большевиков и их сочувствующих. 

"Группы сторонников Временного правительства, вышедшие на улицы, подвергались нападкам, которые порой перерастали в нападения. В тоже время многие манифестанты несли флаги и транспаранты с лозунгами, осуждавшими наступление, политику Временного правительства и требовавшими перехода власти к Советам. <…>

Хотя некоторые манифестанты всё же выражали поддержку правительству, требовали продолжения войны, прославляли Керенского. Так, на плакате, который несли гвардейцы запасного батальона Преображенского полка, красовалась надпись: "Доверие товарищу Керенскому". Третий стрелковый полк нес лозунг "Доверие Керенскому! ", а манифестирующие инвалиды – "Да здравствует Керенский!". 

Однако в массе антиправительственных лозунгов эти призывы терялись", пишет профессор по изучению истории Российской революции 1917 года, историк Борис Колоницкий.

Манифестация послужила сигналом о том, что настроения в обществе кардинально трансформируются. Большевики понимают, что пора переходить к более решительным действиям.

Тем временем военный министр Александр Керенский едет в Ставку в Могилёв. Здесь была окончательно установлена дата начала военного наступления — 18 июня. Колоссальные успехи на фронте прервали развитие кризиса. На улицы выходили ликующие толпы народа. Все прославляли армию и военного министра Александра Керенского.

"Толпы собирались и на всём протяжении Невского проспекта, особенно на площади перед Казанским собором, которая в городской традиции играла особую роль как место проведения протестных политических акций; корреспонденты некоторых изданий специально отмечали, что лозунги "Война до победного конца! " и "Да здравствует Керенский! " звучали на площади, "пропитанной кровью борцов за свободу".

На Невском проспекте появились автомобили, с которых разбрасывались листовки, славящие наступление. Манифестанты несли портреты Керенского, украшенные цветами, транспаранты с лозунгами, возвеличивающими армию, плакаты, приветствовавшие военного министра: "Герой дня, конечно, Керенский, портреты которого, как вдохновителя армии, были везде среди манифестантов".

Несмотря на временно установившуюся политическую стабильность, большевики не теряли бдительности. Они понимали, что активную пропагандистскую деятельность оставлять нельзя. В это время нередки были стычки между людьми, которые придерживались разных политических взглядов, участились случаи насильственных нападений.

На волне патриотического настроя в столице от населения почти две недели скрывали истинную картину. Действующая армия несла большие потери, из рук вон выходила армейская дисциплина. Солдаты массово отступали и занимались мародёрством. Их даже не остановило введение смертной казни.

Военные
© Public Domain
Военные

Сообщается, что "потери армий Юго-Западного фронта составили свыше 12 тыс. убитыми, более 90 тыс. человек было ранено, контужено, отравлено газами, свыше 50 тыс. – пропало без вести (во вражеском плену оказалось до 42 тыс. человек, немало солдат дезертировало). Более 13 тыс. российских военнослужащих было пленено в Румынии".

Газеты 1917 года часто публиковали письма из действующей армии. Под конец июня 1917 участились сообщения данного характера:

"Вы просили нас, чтобы мы наступали на германцев. Нет, мы на германца наступать не будем, а будем наступать в скором времени на русских буржуев, мы их всех переколем на штыках и вместе заколем ген. Брусилова, Керенского заколем. Ожидайте смерти, Керенский и Брусилов".

Национальные окраины жили также неспокойно. В апреле 1917 года на съезде кубанского казачества в Екатеринодаре была образована Кубанская краевая войсковая рада, избравшая своё правительство и атамана.

Польша отделилась ещё в марте 1917, широко обсуждались вопросы широкой автономии Финляндии, Закавказья (Армении, Грузии, Азербайджана), Сибири (предполагалось создать областную думу, кабинет министров и судебные органы). Если со всеми этими субъектами можно было договориться, то Украина изрядно потрепала нервы Временному правительству. Александр Керенский был вынужден часто ездить и регулировать возникающие вопросы.

Украинские политический силы создали Центральную Раду, которая 10 июня 1917 году провозгласила национально-территориальную автономию (фактически независимость). К концу июня Рада выдвигала более жёсткие требования автономии и претендовала на большое количество территорий.

Часовой механизм был запущен. Брожение в умах армии и рядового населения нарастало. Обвинения в провале наступления звучали как в адрес большевиков, так как и в адрес военного министра Александра Керенского, его армейских преобразований.

Командующий одним из армейских корпусов в ноябре записал в своём дневнике:

"Если бы Керенский нашёл в себе достаточно ума и мужества, чтобы в июне решительно сказать союзникам, что мы наступать не в состоянии, то он до сих пор сидел бы в Петрограде и большевики не были бы хозяевами России".


Также по теме:

Год 1917: летопись столетия сквозь объектив корреспондента BALTNEWS.lt

Год 1917: 100 лет спустя BALTNEWS.lt прогулялся по колыбели революции

Год 1917: летопись столетия – весна великих перемен. Детектив Керенского

Год 1917: июньский кризис — триумфальное начало и прелюдия агонии армии

Загрузка...

Сюжеты