vilnius
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

КГБ
Газета.ру

Центр геноцида жителей Литвы: некоторые "агенты КГБ" могли и не быть ими

Центр геноцида и резистенции жителей Литвы счёл нужным объяснить публикацию последних данных из журнала регистрации архивных личных дел КГБ, в которой приведены имена и выдающихся деятелей культуры Литвы - артиста Донатаса Баниониса и дирижёра Саулюса Сондецкиса, сообщает сегодня, 8 января, корреспондент BALTNEWS.lt ссылаясь на информацию центра.

Центр подчеркнул, что опубликовать документы КГБ его обязал Сейм Литвы, который принял в 2010 году поправку к 5 статье Закона о Центре геноцида. Публикация данных журнала была начата в конце 2012 года и закончена 5 января 2018 года, где проанализированы данные о 1 669 лицах.  Этот журнал, заявляет центр, не был и не будет засекреченным документом, он будет находиться в свободном доступе в Особом архиве Литвы. Согласно Закону о люстрации не будут обнародованы только имена признавшихся в сотрудничестве с КГБ лиц, таких в журнале – 22 человека.

Когда в 2011 году департамент государственной безопасности передал Особому архиву Литвы имеющиеся у него документы, среди которых был и упомянутый журнал, и обнародовал это, утвердилось мнение, что содержание журнала надо оцифровать  и представить общественности. Историки Центра геноцида, основываясь на специфике документов КГБ (возможных неточностях или фальсификации данных) и их фрагментарности, тогда это решение не поддержали и взяли на себя ответственность индивидуально проанализировать всю доступную информацию об упомянутых в журнале фактах и представить её вместе с дополнительными исследованиями и комментариями.

Центр геноцида подчёркивает, что публикуемые им в течение пяти лет данные журнала были снабжены важной допиской: "Неизвестно, по какому принципу и с какой целью был составлен этот журнал. После внимательного исследования дополнительных архивных и различных других источников о лицах, внесённых в список, установлено, что часть завербованных лиц не работала в качестве агентов.  Предполагается, что они согласились на сотрудничество только для того, чтобы вырваться из когтей чекистов. Не отметается возможность, что некоторые лица были внесены в список в оперативных целях или с целью компрометации. Советская безопасность иногда (во время вооружённого сопротивление даже и часто) сознательно распространяла информацию о предполагаемом сотрудничестве человека с КГБ".

Центр отмечает, что работа, которая заняла пять лет, была нелёгкой прежде всего из-за недостатка источников. В 1990-1991 годах многие документы КГБ были уничтожены или вывезены в Россию, среди них – и личные дела агентов КГБ и рабочие дела, по которым было бы возможно наиболее достоверно выяснить деятельность агентов. В отсутствии этих дел информацию историкам центра пришлось искать в тысячах оперативных, агентурных, уголовных делах.

По мнению специалистов Центра геноцида, онародованный список, как и большинство документов КГБ, должен оцениваться критически. Весь регистрационный журнал агентов написан от руки. Несколько последних фамилий вписаны другим подчерком и другими чернилами. В журнале не выдержан хронологический порядок, поэтому его данным, по сравнению с другими документами КГБ, было уделено особое внимание. Так, в конце списка стоят не только фамилии Донатаса Баниониса и Саулюса Сондецкиса, но и Антанаса Урбонаса, который выдал Адольфаса Раманаускаса-Ванагаса. Сотрудничество Урбонаса с КГБ, отмечают историки, сомнений не вызывает. В конце вписан и Винцас Сладкявичюс, однако обстоятельства внесения его фамилии  в конец списка  остаются не прояснёнными – другие документы показывают, что Сладкявичюс вербовался в 1958 году, однако с КГБ не сотрудничал (рабочее дело агента не вывезено), спустя год из списка агентов он был вычеркнут и сослан. Однако, по словам работников центра,  рядом с его фамилией стоит фамилия другого епископа – Людвикаса Повилёниса, которого в связях с КГБ подозревали и в советское время. Тут же и имя бывшего партизана Кризостомаса Лабанаускаса. Их сотрудничество с КГБ у сотрудников Центра геноцида сомнений не вызывает.  

Центр геноцида подчёркивает, что все внесённые в список агенты вербовались КГБ, однако не все хотели с советской безопасностью сотрудничать. Кроме того, работу не всех агентов можно оценивать одинаково. Некоторые арестованные в годы партизанской войны связные, партизаны или не связанные с партизанами люди, чтобы вырваться из НКВД, соглашались стать агентами или информаторами, однако, попав на свободу, уходили в лес или уезжали на Запад.

Историки сообщают, что в журнал вписаны и агенты, которых использовали за границей или вербовали из иностранцев, подозреваемых в сотрудничестве с иностранными разведками.

Некоторые агенты представляли обычные донесения о разговорах, настроениях, взглядах на советскую власть своих знакомых. Есть и такие, кто, сотрудничая с партизанами, дезинформировал их.

Центр геноцида представил множество вариантов сотрудничества и не сотрудничества с КГБ, разные виды агентурной работы. Отмечается, что в отношении 806 лиц списка даны дополнительные комментарии. Ещё в 966 случаях информация получена из письменных карточек агента. В связи с этим Центр геноцида жителей Литвы подчёркивает, что история каждого человека, внесённого в список. – уникальна и должна оцениваться индивидуально.


Также по теме:

Память актёра и "агента КГБ" ещё в 2014 году почтили ведущие лица Литвы

Банионис-младший — СМИ: понимаю, что пришло время бежать из этой Литвы

Отцы-основатели Литвы просят признать, что Ландсбергис работал на КГБ

Загрузка...

Сюжеты