vilnius
Литва
Эстония
Латвия

Новости

Информационная война
© pravlife.org

У преступников нет национальности, но у них есть политические убеждения

Предлагаю Вам для публикации следующий текст и хочу объяснить его предисторию. Я - независимый журналист, живу в Латвии и регулярно публикуюсь в наших русскоязычных СМИ, в том числе в разделе "Версии" rus.delfi.lv (20-30 статей в год).

Просматривая аналогичный литовский сайт, неожиданно наткнулся на статью, где моё имя упоминается в отрицательном контексте: 

Я написал ответную статью и послал в редакцию. Редактор Олег Ерофеев три недели морочил мне голову, пока не сказал, что публиковать мою статью не собирается. Для меня это шок, потому что в латвийских СМИ, независимо от их направленности, всегда принято давать место для ответа человеку, который считает, что его необоснованно критикуют. Отказать в такой публикации могут только при очень серьёзных основаниях, а г-н Ерофеев вообще не мотивировал свой отказ.

Мне важно, чтобы литовская русскоязычная аудитория могла бы услышать и другое мнение по проблеме, которую поднял г-н Титов.

Частный случай в зеркале

Бывает в жизни, что человека слава настигает вопреки его воле.

Откроешь случайно СМИ соседнего государства – глянь, а там о тебе написано. В контексте с упоминанием, вероятно, самой выдающейся гражданки этого государства – отважной писательницы Руты Ванагайте, — что очень приятно. Но с уничижительным эпитетом "некий", что радовать не может.

Вообще-то неких людей не бывает. И я, Александр Гильман, – личность вполне конкретная. Публицист, автор сотен статей во многих русскоязычных СМИ Латвии. Антифашист, который ежегодно привлекает внимание к отвратительным демонстрациям 16 марта, когда латвийские неонацисты восхваляют отечественных эсэсовцев, помогавших своим гитлеровским единомышленникам оккупировать территорию тогдашней РСФСР.

Бывший депутат Рижской думы, по инициативе которого место массового расстрела рижских евреев в Румбуле взято на баланс города. Теперь за мемориалом ухаживает муниципалитет.

Но автор статьи г-н Титов упоминает только об одной стороне моей жизни. О её "частном случае". Да, ежедневно в зеркале я этот частный случай наблюдаю. Потому что некому было бы туда смотреться, если бы не депортация 14 июня 1941 года, которой были подвергнуты мои дедушки, бабушки и родители. Именно в ссылке мои родители встретились, поженились, родили меня и мою сестру.

В данном частном случае спрогнозировать альтернативную версию истории очень просто. Мою юную маму выслали, как члена семьи её отца – рижского торговца. А старшая её сестра была замужем и высылке не подлежала. Осталась дома, была выдворена в гетто и убита в Румбуле вместе с двухлетней дочкой.

Такая же судьба ждала моих родителей, если бы их не выслали.

Мне трудно представить себе человека, для которого частный случай его существования на этом свете не имеет значения. И если я фактом собственного рождения обязан родительской ссылке, то непонятно, почему об этом не имею права говорить?

А теперь посчитаем, насколько мой случай действительно частный.

Среди высланных из Латвии 14 июня 1941 года евреи составляли 12%. Подавляющее большинство этих людей вернулись на родину через 15 —16 лет, после ХХ съезда Компартии Советского Союза. Всё мое детское окружение составляли такие, как я, еврейские ребятишки, родившиеся в Сибири, очень редко простужавшиеся, обожавшие солёные огурцы и квашенную капусту – наше лакомство тех времён.

Среди оставшихся в Латвии евреев выжило чуть больше одного процента. И, уж точно, в гетто и концлагерях они детей не рожали и капусту не квасили.

Бессудная депортация 14 июня – несомненное преступление против человечности. Не знаю людей, которым пришло бы в голову её оправдывать. Но грустная ухмылка судьбы заключается в том, что для евреев Прибалтики депортация стала шансом на спасение. Вероятно, самым надежным из тех, которые жизнь могла дать в то страшное время.

Мой отец, молодой адвокат, уже с 1943 года работал в Сибири юристом. В это время его ровесники сотнями тысяч погибали в Сталинграде, подо Ржевом и на Курской дуге. Отец не уклонялся от фронта, но ссыльных в армию не брали. Это тоже частный случай, но и он увеличил мои шансы появления на свет.

Такова моя частная судьба, равно как и судьба десятков тысяч других евреев, чьи дедушки, бабушки и родители были высланы накануне Великой Отечественной войны из Прибалтики, Молдовы, Западной Белоруссии и Западной Украины. Мы прожили уже достаточно длинную жизнь на этом свете, обогатили его собственными детьми и внуками.

Неужели рассказ об этом – признак отсутствия разума и нравственное извращение, как считает Евгений Титов? Неужели ему было бы лучше, если бы нас в этом мире не было? 

А теперь перейдём от частного к общему. При всех ужасах сталинизма — это явление прошлого. Тогдашняя власть строила коммунизм и хотела избавиться от потенциальных противников, в которых видела моих пожилых дедов, юриста и предпринимателя. Сегодня, к счастью, коммунизм больше никто не строит и за принадлежность к тому или иному сословию не репрессирует.

Обличать сталинизм актуально примерно настолько же, насколько святую инквизицию – варварство, конечно, но давно ушедшее в прошлое.

А вот агрессивный национализм, который стал причиной Холокоста, и сегодня живёт и процветает, что в Латвии, что в Литве обличать нужно.

Евреи Прибалтики стали жертвами не только германского нацизма, но и местного национализма, потому что с момента прихода гитлеровцев во всех трёх балтийских странах появилось огромное количество желающих поубивать своих соседей.

У преступников нет национальности, но у них есть политические убеждения. И мы знаем, что большинство расстрельщиков были радикальными националистами и горячими патриотами довоенных республик. В их затуманенных пропагандой мозгах убийство соседей было несомненным патриотическим актом. И тогдашнее гражданское общество, увы, сочувствовало палачам.

Об этом нам рассказали во многих мемуарах выжившие. Об этом и книга Руты Ванагайте "Наши".

Напротив, все рассказы родителей о ссылке свидетельствуют о доброжелательности сибиряков – хотя сталинская пропаганда была не менее брутальной, чем нацистская.

Очевидно, российское общество, веками живущее по принципу "от сумы и тюрьмы не зарекайся", изначально более гуманно к несправедливо преследуемым, чем законопослушное прибалтийское, готовое принимать как должное любые чудовищные распоряжения власти.

Я не специалист по истории Литвы. Но в латвийской истории есть один неопровержимый факт: в 1905 году царскому режиму не удалось организовать еврейские погромы. В латышской среде тогда были сильны позиции социал-демократов – убеждённых интернационалистов. Они сумели защитить своих еврейских соседей.

За 36 последующих лет латышское общество деградировало, особенно под влиянием идей "латышской Латвии" при диктаторе Улманисе. И в нём вызрела благоприятная почва для тысяч добровольных убийц. Почти уверен, что сходные процессы происходили и в независимой Литве.

Сегодня и в Литве, и в Латвии позиции националистов снова очень сильны. Спросите у национальных меньшинств в этих странах – они чувствуют себя уязвимыми.

Поэтому так важна работа, которую проводит Рута Ванагайте – разоблачение трагических страниц истории своей страны. Любой национализм губителен и приводит к человеческим жертвам. Чем больше мы будем говорить о литовских убийцах евреев, тем меньше вероятность, что в Литве снова будет пролита невинная кровь.

Автор статьи г-н Титов считает, что ошибка Руты Ванагайте в оценке той или иной стороны деятельности знаменитого национального партизана Адольфаса Раманаускаса-Ванагаса перечеркивает её достижения в раскрытии позорных страниц литовской истории. Для журналиста подход странный: в нашей работе ошибки неизбежны, ибо мы предаем гласности факты, которые неудобны для мощной государственной пропаганды.

Важно стараться ошибок избегать и признавать, если уж допустил. Но природа этой ошибки мне хорошо понятна: не стоит Литве поднимать на щит столь неоднозначную личность.

У партизана, который более десяти лет вёл вооруженную борьбу со своими соотечественниками, принявшими советские реалии, руки по локоть в крови. Он погиб мученической смертью, но и сам погубил немало людей. Неужели в литовской истории нет героев, не запятнанных кровью? Не продуктивнее ли сегодня поговорить о тех, кто спасали людей, а не убивали их?

Об авторе статьи я знаю только то, что он – оппозиционный российский журналист, получивший политическое убежище в Литве. Я понимаю — эмиграция никогда не бывает сладкой. Понятно, что Евгений Титов старается сказать спасибо приютившим его литовским властям. Но это отнюдь не повод для атаки на Руту Ванагайте, которая защищает в Литве правду, как, надеюсь, защищал её в России сам г-н Титов. И которая подвергается гонениям, как подвергался в своё время он.

И уж тем более неприемлемо походя ругать меня, где-то что-то услышав о моей деятельности.

Я из уважения к коллеге априори считаю, что его причины покинуть Родину были серьёзны. Мы, диссиденты, знаем, как трудно противостоять машине пропаганды – что в Латвии, что в Литве, что в России. И нам естественно проявлять солидарность. Очень рассчитываю, что и г-н Титов это поймет.

Загрузка...

Kalba LietuvaМемельКалендарьСпорт

Новости