vilnius
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Экс-депутат Сейма: за что могут привлечь в Латвии по "шпионскому" закону?

Поправки к Уголовному закону, по которым в Латвии можно было бы карать любого за любую оппозиционную деятельность, вступили в силу 11 мая, но оказались во многом нивелированными отсылами к Конституции. Тем не менее, лучше знать, что можно и чего нельзя. Об этом сегодня, 18 мая, пишет независимое информационно-аналитическое агенство InfoTop.

Стоило этим поправкам появиться, как их в СМИ тут же окрестили "шпионскими", "по закону гибридной войны", душащими свободу слова как таковую. По ним кого угодно — любую организацию и человека, стоящих в оппозиции к власти, — легко упрекнуть в антигосударственной деятельности. Или все же не так, и в Латвии осталось какое-то подобие свободы слова? За ответом мы обратились к экс-депутату сейма, юристу Мирославу Митрофанову, который внимательно изучил поправки и сделал определённые выводы.

Поправки, придуманные в Латвии?

— Все эти годы в Латвии ситуация со свободой слова и возможностями для политических акций была, если не идеальной, то приемлемой, – Мирослав. — Если ты не переступал определённых (достаточно широких!) границ, то государство не мешало. Были, конечно, отступления от этого правила, например, во время "школьной революции" 2004 года или "негражданского референдума-2012"…

Но вот появился проект упомянутых поправок и стало очевидно следующее. Мы будем жить в мирное время, но по военным законам: шаг влево или вправо от национальной идеологии – и посадка в тюрьму на срок до восьми лет!

Перемены начались ещё до изменения законодательства – с приговора Максиму Коптелову (автор шуточной интернет-петиции о присоединении Латвии к России). Человек не сделал ничего такого, что реально угрожало бы государству. И в момент, когда судили Коптелова, ни один закон не запрещал ему совершать то, что он сделал. Но это лишь маленький эпизод на пути мутации латвийской политической системы.

- Насколько существенные изменения внесли в проект поправок – после чего их и приняли?

— После того, как внесли изменения в первоначальный проект, дышать стало легче. А изначально поправки предлагали основания для уголовного преследования фактически за все виды оппозиционной деятельности: за слова, призывы, акции и прочее. Не осталось бы разрешённых способов выражения мнения, отличного от установок правящих партий.

У меня есть опыт законодательной деятельности, и я никогда не видел столь некачественного и безобразного законопроекта – как те самые поправки к Уголовному закону. Ощущение: это кто-то писал вечером на коленке за бокалом пива в компании людей столь же весьма странных, как и он. Да и вообще, похоже, это не проект латвийского "народного хозяйства". Полагаю, его могли привнести извне, а потом попытались каким-то образом адаптировать к местным реалиям.

Жуткая страшилка для селян

- Кажется, эти поправки шли "в общем пакете" и с фильмом "Би-Би-Си" — о придуманных событиях в Даугавпилсе, об агрессии России, и с местным шедевром "Генеральный план".

— Было рассчитано несколько мероприятий, которые сопровождали принятие этого законопроекта. Случайно ли этот законопроект появился после показа фильма компании "Би-Би-Си"? Допустим, совпадение. А вот, что касается фильма "Генеральный план", — не совпадение. Начало его показа и пышная презентация – это и начало рассмотрения законопроекта.

Потом фильм должны были провезти по городам и весям, показать по всей Латвии – и жутко напугать"сельских простачков" русской угрозой. А апофеозом стала бы демонстрация кино на Латвийском телевидении – за день до принятия закона. Но вдруг что-то пошло не так…

Заметьте, после того, как о поправках стали громко говорить – как русские, так и латышские СМИ, и иностранные в том числе, – почти никто из правящих политиков не отстаивал громко первоначальные формулировки. Все сделали вид, что они ни при чем, а законопроект – такая сирота, появился как-то сам собой, и никто его особенно не защищает.

Потом президент Латвии, выйдя из болезни, заявил: что же вы тут такого наделали! И все моментально согласились: закон надо привести в какой-то хоть немного достойный вид.

И вот итог. Изменения в законопроект внесли такие, что во многом был сведен на нет карательный потенциал. Глава МВД Козловскис предложил везде сделать отсыл к Конституции. И вышло следующее: построили танк, выкатили его, зарядили, пушку нацелили на врага, а потом отпилили ствол и наглухо заколотили отверстие. Танк остался – для острастки "врага", но стрелять не может. (Разве что пулемёт остался в рабочем состоянии – ред.)

Начало каждого предложения поправок звучит зловеще "…за действия, угрожающие безопасности… караются…", а в конце фраза "…в том виде, который не соответствует требованиям Латвийской Конституции". А наша Конституция защищает от цензуры, гарантирует свободу слова и собраний.

Получается, что даже если ты мирным корректным образом обсуждаешь вопрос о возможности ликвидации независимости, это вполне соответствует Конституции. И я уверен, что таких дискуссий избегать не надо, ибо они укрепляют доверие к конституционному порядку, и в конечном итоге – ту же самую независимость. 

Слова, которые нельзя говорить

- Многие заметили, что поправки больше взволновали латышских журналистов, чем русских (которые все у нас пятая колонна и кормятся из "рук Москвы")?

— Верно. А потому, что к латышским журналистам в руки регулярно попадают государственные секреты. Латвия — страна маленькая: родственники, одноклассники, знакомые обязательно где-то да работают… И вот латышских журналистов взволновало: а что же с ними будет, если им в руки попадут какие-то бумаги, и они это выпустят в СМИ…

Единственное, что осталось в принятом законе от изначального карательного потенциала – это 81-я статья "прим", где говорится об уголовном наказании за содействие иностранным организациям в действиях, направленных против независимости, территориальной целостности ЛР.

Пока по этой норме ещё никого не загребли и не судили. Но она сформулирована так, что в будущем могут наказать любого политика и вообще самого рядового латвийца, который даёт интервью, скажем, российским СМИ.

Многие журналисты не информируют, как они планируют использовать наши слова. И вот что может быть. Кто-то из политиков, историков или учителей рассказывает, скажем, что территория Латвии (вернее те земли, которые потом и стали Латвией) была в составе Российской Империи, и для экономики и культуры этот период в целом был благоприятным. То есть имярек излагает общеизвестные факты, но потом его интервью выходит в рамках аналитического материала, где делаются выводы, например, что территория должна исторически принадлежать России. А человек ведь не знал, как его слова будут использованы, но формально это попадает "под статью". Как и заметки самих латвийских журналистов, пишущих критические статьи о Латвии в те же российские СМИ. Здесь многое будет зависеть от владения словом журналиста и от интерпретации его текста латвийскими правоохранительными органами.

- Но не кажется, что эти поправки – лишь маленький эпизод, а на самом деле меняется что-то очень большое?

— Меняется отношение политической элиты к части населения. Я имею в виду, к русскоязычным. Если раньше была негласная формула: контролировать, не допускать, игнорировать, то сейчас "игнорировать" заменяется, по ощущениям, на "подавлять".

А ещё чётко показывается, кто тут враг. Меня, например, удручили недавние высказывания специалиста Центра стратегических исследований и безопасности Латвийской национальной академии обороны Иевы Берзини: многие русскоязычные Латвии поддерживают российские идеи, поэтому существует риск, что в случае военной угрозы "в обществе усилятся внутренние процессы раскола, и в борьбе с внешним агрессором оно не будет достаточно сплочённым".

Такие заявления являются программирующими на определённые репрессивные действия. Если все время говорить, что вот сейчас часть населения представляет угрозу для Латвии, это уже дорога к геноциду.

С такого же начинались события, которые вылились в гражданскую войну в Югославию. Так же население готовили в Германии, когда там у власти были нацисты: происходила дегуманизация определённой группы населения – евреев, с которыми потом известно, что сделали. 

Будем надеяться, что политической элите хватит ума остановить эту пропаганду, подобно тому, как недавно было остановлено принятие драконовских поправок к Уголовному закону.

Загрузка...

Сюжеты