Все играют в шахматы, а Литва – в шашки. Международного союза против БелАЭС не получилось

Строительство БелАЭС
© Sputnik / Виктор Толочко.

Анастасия Савинова

Тема: Запуск Белорусской атомной электростанции (БелАЭС)-2020

Политизированность позиции Литвы по БелАЭС отчетливо видна в попытках республики собрать международную коалицию против станции в Островце. Однако пока что другие страны не горят желанием ввязываться в затею Вильнюса.

Литва долгое время надеется заручиться поддержкой своих зарубежных партнеров в противодействии БелАЭС. Но пока получается, откровенно говоря, не очень – от нее отворачиваются другие страны Балтии и даже США, лояльность которым так отчаянно пытаются показать в Вильнюсе.

После вступления в должность президента Литвы, Гитанас Науседа стал демонстрировать ну очень большую активность в вопросе БелАЭС. Глава республики с завидной регулярностью поднимал эту тему во время своих зарубежных визитов. Такого внимания станции в Островце не уделяла даже его предшественница Даля Грибаускайте, известная своими жесткими высказываниями и нападками в сторону России, которая и реализует проект АЭС.

С одной стороны, может оно в теории и правильно – мир повидал уже достаточно ядерных катастроф, и еще одна совсем никому не нужна. С другой стороны, обеспокоенность Вильнюса "небезопасностью" БелАЭС не имеет ничего общего с реальностью: безопасность объекта подтверждали многочисленные миссии МАГАТЭ и результаты стресс-тестов.

То есть компетентные органы, с пристрастием следящие за реализацией проекта, в один голос говорят о том, что опасаться нечего. Да и ядерный реактор на станции в Островце ВВЭР-1200 поколения 3+ является одним из самых совершенных на сегодняшний день. 

Защитные барьеры АЭС
© Государственное предприятие «Белорусская АЭС»
Защитные барьеры АЭС

Но литовские политики, которые, наверное, полжизни провели за изучением ядерных энергоустановок и знают специфику их работы получше экспертов из МАГАТЭ, заявляют об обратном. Более того, они "перекладывают с больной головы на здоровую" и подобно эпидемии "разносят" идею опасности БелАЭС по миру. И здесь кроется немало интересного – "инфицировать" страхом перед станцией в Островце получается отнюдь не всегда. Антидотом выступает здравый смысл и национальные интересы, в которые ссоры с Минском ну никак не входят.

"Ядерное" турне по миру

Литовские политики нередко ставят вопрос БелАЭС в европейских наднациональных органах власти, заявляя, что эта тема носит первостепенную важность для всего ЕС. Однако этого в Вильнюсе считают недостаточным, поэтому часто обращают внимание на станцию в Островце во время переговоров с отдельными странами.

Например, новый посол Германии в Вильнюсе Маттиас Сонн сообщал о том, что Гитанас Науседа поднимал эту тему с канцлером ФРГ Ангелой Меркель.

"Германия тепло приветствует прагматичный и реалистичный подход правительства Литвы. Канцлер Меркель публично поддержала эту позицию во время визита президента Науседы в Берлин в августе", – заявил дипломат.

Посол также отметил, что Берлин осведомлен об озабоченности Вильнюса строительством атомной электростанции в Островце и сделал интересную оговорку:

"При наличии такого конструктивного реализма для политического основания правительство Германии во всех случаях, где это уместно, будет поддерживать усилия Литвы по эффективному снижению ядерных угроз".

И ключевое здесь "во всех случаях, где это уместно". По сути, этот момент отражает обычную реакцию представителей Еврокомиссии (ЕК) и Европарламента (ЕП) на истерию по поводу Островецкой станции.

В ответ на заявления Литвы по БелАЭС политики дежурно подчеркивают необходимость соблюдения всех требований безопасности к ядерным объектам – что тут еще скажешь, ведь важность этого момента очевидна всем.

Однако такой призыв не говорит о том, что данный объект несет в себе угрозу. Конструктивного здесь европейским политикам предложить Вильнюсу нечего – никто не хочет иметь бледный вид, ставя под сомнения заключения МАГАТЭ о соответствии БелАЭС всем нормам. Зачем голословно заявлять о небезопасности объекта?

Литва летом прошлого года обращалась в ЕК с письмом по поводу "безответственного подхода" Белоруссии к ядерной безопасности в строительстве БелАЭС.

"Это письмо – сигнал должностным лицам ЕС о том, что необходимо предпринимать неотложные действия с целью защиты безопасности всего Евросоюза. Мы предложили Еврокомиссии взять на себя лидерство и подготовить всеобъемлющий план ближайших действий ЕС по БелАЭС", – заявил глава МИД страны Линас Линкявичюс.

Не получив желаемой реакции, Литва решила брать выше. Так, министр энергетики Литвы Жигимантас Вайчюнас представил позицию Вильнюса по БелАЭС генеральному директору МАГАТЭ Рафаэлю Гросси. И вроде как все правильно – по сути, выдвигая претензии к станции в Островце, Вильнюс адресует их и к профильному агентству, поэтому донести свои опасения до главы МАГАТЭ было вполне логичным решением. Но и здесь желаемого ответа получено не было.

"Генеральный директор МАГАТЭ, осознавая важность ядерной безопасности, обещал участие в миссиях МАГАТЭ в Белоруссии и контроль за выполнением рекомендаций", – сообщили в литовском ведомстве.

Опять же, что еще мог сказать на нападки в сторону БелАЭС глава Агентства, которое подтвердило безопасность объекта? Только пообещать и в дальнейшем выполнять свою работу.

Науседа решил запастись терпением и поискать поддержки за океаном. Там-то точно поддержать должны были. Но не поддержали.

Президент Литвы встретился с генерал-губернатором Канады Жюли Пайетт, на встрече с которой он рассказал об "опасности" БелАЭС и попросил оказать поддержку Литве в освещении этого вопроса на международной арене.

И вроде стратегически цель была выбрана верно – уж кто-кто, а антироссийски настроенная Канада могла бы поддержать Литву в этом вопросе. Но конкретных усилий со стороны Оттавы по противодействию БелАЭС сделано так и не было.

В "рукаве" у Вильнюса остался последний козырь – Вашингтон, лояльность которому так стремятся показать литовские политики. Литовский министр энергетики Жигимантас Вайчюнас уже выражал надежду на участие США в решении "белорусской проблемы".

"Надеюсь на действительно солидарный вклад США в предотвращении пути ядерной угрозы на границе НАТО, а именно в Литве", – заявил Вайчюнас.

Но не тут-то было. Во время визита в Литву тогдашний министр энергетики США Рик Перри, заявил, что по вопросам БелАЭС республика должна взаимодействовать с Белоруссией и МАГАТЭ. Переводя на простой язык: Вильнюс вежливо попросили не допекать этим вопросом.

Но чем дальше в лес, тем больше дров, и Литва услышала то, что слышать совсем не хотела.

Замминистра энергетики США Рита Барануол подчеркнула, что такие реакторы, как на БелАЭС, безопасно работают в мире, и Вашингтон мог бы в будущем поставлять на эту станцию ядерное топливо.

Таким образом, американские чины подтвердили, что вопрос запуска АЭС в Островце окончательно закрыт. И уж если США готовы поставлять на объект свое топливо, то это однозначная "легализация" работы станции.

Прекрасным по задумке ходом была и жалоба литовского президента премьер-министру Японии Синдзо Абэ. На встрече с ним Науседа пытался надавить на больную для всей страны мозоль, рассказав об исходящей от БелАЭС "угрозе" его республике.

Вот только мало придумать гениальный ход – важно его грамотно исполнить, принимая во внимание все существующие факторы, включая тот, что сам Абэ даже после аварии на "Фукусима-1" является ярым сторонником атомной энергетики. Несмотря на неодобрение рядовых японцев, премьер по-прежнему выступает за снижение зависимости от импорта энергоносителей с помощью мирного атома.

Президент Литвы Гитанас Науседа и премьер-министр Японии Синдзо Абэ перед встречей в Токио, 21 октября 2019 года
AFP 2019 / Japan Pool via Jiji Press
Президент Литвы Гитанас Науседа и премьер-министр Японии Синдзо Абэ перед встречей в Токио, 21 октября 2019 года

Ожидаемо, но действенной поддержки в нем Науседа так и не нашел.

За подмогой к соседям

Если отказываются помочь даже заокеанские друзья, то нужно снова попытать счастье у своих соседей, которых вопросы ядерной безопасности должны волновать не меньше. Науседа тут опять выбрал "качественную" мишень – ею стал президент Украины Владимир Зеленский, во время переговоров с которым глава Литвы поднял вопрос БелАЭС.

Президент Литовской Республики Гитанас Науседа и президент Украины Владимир Зеленский на встрече в Варшаве, 1 сентября 2019
© Lietuvos Respublikos Prezidento kanceliarijos nuotraukos/ Robertas Dačkus
Президент Литовской Республики Гитанас Науседа и президент Украины Владимир Зеленский на встрече в Варшаве, 1 сентября 2019

В ответ его украинский коллега уведомил, что услышал позицию Вильнюса и пообещал обсудить этот вопрос с Минэнерго. При этом Зеленский немногозначно подчеркнул, что электроэнергия из Белоруссии является одним из способов борьбы с энергетическими монополистами в его республике. Надежды Литвы на поддержку Украины начали таять на глазах – Киев практически прямым текстом объяснил свое нежелание портить отношения с Минском в этой сфере.

Еще один важный момент. Недавно лидеры входящих в Европейскую народную партию партий правоцентристского толка Северной Европы и Балтийских государств признали угрозу БелАЭС Литве. Совместное заявление было подписано премьером Норвегии Эрной Сульберг, а также лидерами правоцентристских партий Дании, Финляндии, Латвии и Швеции. 

И можно подумать, что вот она, первая победа Литвы на "Островецком поприще". Все бы ничего, если бы этот эпизод не напоминал цирк – подписанное заявление не является руководством к действию и не носит принудительного характера; его приняла какая-то ограниченная группа политиков из отдельно взятых политических партий. "Удельный вес" такого соглашения ничтожно мал.

Смешно это выглядит и на фоне того, что "Росатом" строит станцию, аналогичную БелАЭС, в Финляндии – а теперь получается, что некоторые финские политики и их коллеги из других стран Северной Европы якобы испытывают страх перед "мирным атомом" из России. Как-то несерьезно получается.

Последний шанс для Литвы

В вопросе БелАЭС Литва решила вспомнить и о "балтийском единстве", которое на фоне всех передряг с Латвией и Эстонией уже больше походит на национальный миф. Она обратилась к ближайшим во всех смыслах соседям за помощью.

Науседа во время встречи со своими коллегами из Латвии и Эстонии – Эгилсом Левитсом и Керсти Кальюлайд – очередной раз заявил, что БелАЭС остается вызовом для ЕС "в связи с проблемами обеспечения ядерной безопасности, которые требуют незамедлительного решения". По его словам, Риге, Вильнюсу и Таллину необходимо консолидировать свои усилия против БелАЭС. Особенно это касается блокировки поставок "грязной" электроэнергии.

Президент Литвы Гитанас Науседа, президент Латвии Эгилс Левитс и президент Эстонии Керсти Кальюлайд на встрече в Риге, 17 декабря 2019
© Lietuvos Respublikos Prezidento kanceliarijos nuotraukos/ Robertas Dačkus
Президент Литвы Гитанас Науседа, президент Латвии Эгилс Левитс и президент Эстонии Керсти Кальюлайд на встрече в Риге, 17 декабря 2019

Воодушевленного отклика о готовности объявить Островецкой станции войну Литва так и не получила. И не получит, что понятно на фоне последних событий с возможными поставками нефти в Белоруссию через Прибалтику.

Перспектива урвать для своих портов объемы поставок нефти Минску уж очень заманчива. Та же Латвия не будет принимать решение по этому поводу с оглядкой на Литву, которая уже не раз "подкладывала мину" своей балтийской сестре. И шансов у нее здесь куда больше, поскольку Латвия, демонстрируя дальновидный подход, не портила на пустом месте отношения с Белоруссией. Рига обеспечила себе более выгодные стартовые позиции в борьбе за объемы грузоперевозок и поставок нефти.

Кроме того, в августе 2019 года стало известно, что компания AST официально утвердила решение о покупке электроэнергии из третьих стран и торговли ей через Латвию, а правительство Латвии согласовало это решение. В кабинете министров пока от этих данных открестились, но оно и понятно – пока просто не наступил подходящий момент.

AST будет импортировать электроэнергию с БелАЭС из-за того, что Вильнюс собирается блокировать импорт электричества с этого объекта. В итоге торговля электроэнергией с третьими странами в Прибалтике будет осуществляться не через Литву, а через Латвию.

Во всей этой ситуации Литва выступает проигравшей стороной. Своей политикой республика лишает себя выгодного источника электроэнергии и портит отношения с Белоруссией, которые, будь они здоровыми, сейчас пришлись бы как нельзя кстати. На фоне этого выясняется, что Вильнюс в своей позиции по БелАЭС – это изгой, от которого отвернулись все, кто, казалось бы, должен был усилить положение республики в данном вопросе. На это и делалась ставка. Но Литва не стратег…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме