Миссия свыше и личное испытание – так литовские Праведники воспринимали помощь евреям

Колонна узников гетто
CC BY-SA 3.0 / Bundesarchiv / Ernst Herrmann

Анастасия Савинова

Тема: Праведники мира: кто спасал евреев в Прибалтике

Сопредседатель Центра "Холокост", профессор РГГУ Илья Альтман рассказал Baltnews, как в годы Второй мировой войны в Прибалтике была организована помощь еврейскому населению.

Праведники народов мира в странах Балтии рисковали своими жизнями и жизнями близких во имя спасения евреев от Холокоста, поскольку их объединяло одно главное качество – человечность. О том, как была организована помощь еврейскому населению в Прибалтике, Baltnews узнал у сопредседателя Научно-просветительного Центра "Холокост", профессора РГГУ Ильи Альтмана.

– Г-н Альтман, как была организована помощь евреям в Прибалтике?

– На территории оккупированных нацистами республик Прибалтики отсутствовали специальные организации, которые занимались помощью евреям. Например, на территории Польши была организация польского Сопротивления "Жегота", которая по самым разным каналам помогала узникам Варшавского гетто. Это была помощь разного характера – от доставки продуктов до переправки в монастыри.

Но на территориях нынешних стран Балтии – это была инициатива отдельных людей, которые действовали по разным мотивам. Чаще всего помощи способствовали родственные, личные и дружеские, профессиональные связи между людьми. Как правило, людей что-то связывало. Были люди, которые считали, что помогать нужно абсолютно всем, кто преследуется нацистами, и они готовы были делать это самыми разными способами.

В Литве одними из известных Праведников народов мира была Елена Буйвидайте-Куторгене и ее сын. Они были врачами, которые не только лично помогали евреям, но и одними из первых в мире попытались проинформировать об их тотальном уничтожении мировую общественность. В этом заключается уникальность этой семьи – они попытались привлечь внимание мировой общественности к Холокосту.

Вице-президент Межрегионального Фонда "Холокост" Илья Альтман
© Sputnik / Александр Натрускин
Вице-президент Межрегионального Фонда "Холокост" Илья Альтман

– Каким образом Елена Буйвидайте-Куторгене и ее сын пытались привлечь внимание общественности?

– Виктор Куторга, которому был 21 год, впоследствии стал врачом-онкологом. В конце ноября 1941 года он вместе с матерью подготовил документ на немецком языке "Обращение к народам мира. Правда о терроре против евреев в Литве во время немецкой оккупации 1941 года". Этот документ был передан литовской певице Винце Йонушкайте-Заунене, которая ехала на гастроли в Германию. Она должна была передать его в американское посольство в Берлине. 

Как мы уже установили по опубликованным документам Госдепартамента США, этот текст, судя по всему, дошел до адресата, но информацию посольство переправило в Вашингтон только в 1943 году, и тогда реально заинтересовались тем, что происходит в Европе. Документ этот был составлен осенью 1941 года. В нем говорилось о массовых убийствах по меньшей мере ста тысяч человек в Литве исключительно из-за их еврейского происхождения. 

Пример семьи Куторгене особенный, потому что оставленное ими обращение к народам мира абсолютно не оценено в мировой историографии. С моей точки зрения, это самый сильный документ из тех, которые появлялись в то время на оккупированной территории Советского Союза.

Праведник народов мира Елена Буйвидайте-Куторгене
© Photo: Yad Vashem. The Holocaust Martyrs' and Heroes' Remembrance Authority / Dr. Yakov Zilberg
Праведник народов мира Елена Буйвидайте-Куторгене

– А как семья Куторгене помогала евреям?

– Лечила их. Прятала во время погрома, помогала продуктами и деньгами. Елена Куторгене была известным глазным врачом в Каунасе. После войны она продолжала свою медицинскую деятельность, была награждена орденом Ленина, была депутатом Верховного совета. Ее уже послевоенная деятельность в советской Литве, вероятно, и привела к тому, что о ее подвиге мало пишут даже те, кто рассказывает о зверствах литовцев в период Второй мировой войны, – она очень сильно выбивается из всего этого. Это такой образ литовской героини.

Дневники Елены Буйвидайте-Куторгене были подготовлены нами к печати в рамках издания в 1993 году "Черной книги". Само по себе ведение дневников тогда было опасным делом, но она в своих дневниках рассказывает о том, как они со своим сыном Виктором помогали евреям. Она описывает погромы, которые происходят в Каунасе уже в двадцатых числах июня 1941 года. Она не сторонний наблюдатель – к ней приходят люди, родственники тех, кто пострадал от погромов. 

Праведник народов мира Виктор Куторга
© Photo: Yad Vashem. The Holocaust Martyrs' and Heroes' Remembrance Authority / Dr. Yakov Zilberg
Праведник народов мира Виктор Куторга

Удивительно и то, что они собирают сведения о всех фактах в хронологическом порядке. Здесь в дневниковой форме приведены свидетельства зверских акций расправы над еврейским населением с непосредственным участием так называемых литовских партизан, названы конкретные имена палачей – литовских и немцев. 

"Все свободные страны морально обязаны ясно и открыто требовать от Германии выдачи всех евреев из захваченных территорий. Осознаю все трудности такого требования, но это является единственной возможностью спасения миллионов человеческих жизней. Мы требуем решительных действий: ежедневно гибнут тысячи людей. Пусть весь мир узнает о страшном терроре, который немцы проводят в отношении евреев", – сказано в обращении Куторгене.

Перечисляются все преступления, которые были, и говорится: "…а в газетах об этом ни слова. Немецкий режим не мог раскрыть этих страшных тайн перед своим народом. Многие немецкие солдаты недвусмысленно высказывались по поводу этих кровавых ужасающих убийств".

Это очень интересное свидетельство об отношении вермахта. Также описывается реакция местного населения: "Крестьяне были очень напуганы, интеллигенция, адвокаты, католическая церковь пытались вмешаться, но немцы оставались неумолимы".

Литовский солдат с отрядом евреев, готовым идти на назначенную работу, июль 1941 года
CC BY-SA 3.0 / Bundesarchiv
Литовский солдат с отрядом евреев, готовым идти на назначенную работу, июль 1941 года

– Евреи доверяли семье Елены Буйвидайте-Куторгене?

– К доктору Куторгене, как к человеку авторитетному, приходили евреи, считая, что погром в первые дни оккупации – лишь один из эксцессов со стороны литовцев. Она прекрасно владела немецким языком и могла вести переговоры с немцами, просить их реакции. Но она пишет, что немцы оставались неумолимы. 

Важно понимать, что здесь две стороны медали. Во-первых, риск для жизней всех тех, кем этот документ был составлен, вплоть до той певицы, которая взяла обращение к народам мира для передачи в посольство. Во-вторых, в нем мы находим четкие данные о расправах над евреями, начиная с 22-го июня 1941 года. В-третьих, это яркий публицистический текст.

В обращении говорится:

"В глазах матери отражается смерть на лицах этих женщин, виднеющихся через проволочные заграждения, они свидетельствуют о безразличности улыбки, нам кажется, как будто исходящей из другого дня и взывающей к мировой совести. Помогите и оповестите всех о настоящей правде. Пусть весь мир узнает об этом". 

Главный вход в гетто Вильнюса в Литуане, 1941 год
© Public domain/ wikimedia / The Green House
Главный вход в гетто Вильнюса в Литуане, 1941 год

– Что грозило людям за помощь евреям?

– Очень интересный момент – это соотношение палачей и тех, кто спасал евреев. Официально Праведниками народов мира названо порядка 27 тысяч человек из 51 страны мира, среди них – более 900 литовцев. Можно отдельно сказать, что на территории Литвы было много граждан Советского Союза польской национальности, которые спасали евреев. 

Награждение званием праведника народов мира – достаточно сложная процедура. Историки считают, что на одного получившего это звание есть еще как минимум десять человек, которые участвовали в спасении евреев, но по разным причинам нет достаточно информации об их подвиге, или же впоследствии погибли те, кого они спасали. Я думаю, что по этому соотношению примерно одинаковое количество тех, кто истреблял евреев, и тех, кто помогал им и укрывал их. 

В оккупированных республиках Советского Союза, в частности в Прибалтике, действовала такая норма, что за укрывательство евреев, равно как и партизанов, советских коммунистов, людей казнили. Расстреливали и всех их родственников, которые тоже участвовали в спасении евреев. Так было официально объявлено, но на практике были только единичные случаи, когда это правило применялось. 

Обычно как минимум следовало заключение в тюрьму, в концлагерь, следовало строгое наказание и конфискация имущества, сожжения домов, в которых скрывали евреев. Особенностью стран Балтии было и то, что спасать приходилось тогда, когда в основном население вокруг было настроено резко антисоветски и выступало против основ коммунистического режима.

Здесь количество потенциальных пособников нацистов было крайне велико, и в лучшем случае это было просто непонимание того, почему их соседи помогают евреям. В худшем случае эти люди могли выдавать тех, кто укрывал евреев. Все это происходило с риском для жизни.

Подпольщики вильнюсского гетто
© Public domain/ wikimedia
Подпольщики вильнюсского гетто

– Как вы считаете, почему, несмотря на потенциальную опасность, люди шли на это? Что ими двигало?

– Есть специальные исследования историков и социологов, которые изучают феномен альтруизма. И здесь в данном случае этими людьми двигали человеческие качества, как возможность прийти на помощь тем, кто подвергается угрозам, причем с риском для собственной жизни. 

Есть и определенные категории людей, которые шли на это, будучи своего рода аутсайдерами на том этапе истории. Например, представители нетрадиционных религий, так называемых сект, особенно на территории Латвии, где были известны случаи, когда они, наоборот, стремились помогать евреям.

По ряду свидетельств, когда евреи, бежавшие из расстрельного рва, появлялись в доме таких людей, они воспринимали это как послание свыше – то есть как испытание, которое дарует им бог. То есть помощь евреям – некая миссия, которую они принимали абсолютно.

Значительную роль в спасении евреев играли личные отношения между людьми. Женщины помогали мужчинам, и наоборот. У них могли быть какие-то отношения и до войны, или же они могли появляться в процессе укрывательства. Это тоже был очень важный фактор.

Многие помогавшие евреям делали это из профессиональных качеств – то есть они работали вместе, были связаны какими-то отношениями. Много спасали евреев их родственники не еврейского происхождения – это была самая большая группа людей, которая подвергала себя опасности. Ну и последнее – это деятели церкви. 

Один из самых ярких примеров – ксендз Бронюс Паукштис, который выдал большое количество документов, метрик не только еврейским детям, но и женщинам. После войны в газете, издаваемой еврейским антифашистским комитетом, появился рассказ о нем.

Ксендз Бронюс Паукштис
© Photo: Yad Vashem. The Holocaust Martyrs' and Heroes' Remembrance Authority
Ксендз Бронюс Паукштис

– Как он доставал эти метрики, и для чего они были нужны?

– Они были необходимы для получения подложного паспорта. Это были большие расходы – 500 рейхсмарок на получение одного подложного паспорта. Ксендз выдал, согласно документам, 120 метрических свидетельств еврейским детям. То есть это 60 тысяч рейхсмарок, которые он потратил сам лично на спасение этих людей, рискуя своей жизнью. Помимо этого, 25 взрослых людей скрывались в его костеле. Среди них были доктора, юристы, а также дочери религиозных деятелей, их семьи. Он спас около 200 человек. 

Очень важно отношение к нему тех людей, кого он спас. Еврейская девушка, которую он когда-то спас, отправила ему письмо: 

"Отец, разрешите мне так называть вас. Разве вы не отнеслись ко мне как отец к дочери? Разве вы не приютили меня, когда я пришла к вам после стольких переживаний такая несчастная, и вы не спрашивали меня ни о чем, ничего не требуя, как если бы это было само собой понятно – сказали мне, здесь ты успокоишься у меня, дитя мое, и пробудешь некоторое время".

Один маленький такой пример, когда сама спасенная рассказывает об этой встрече, обращаясь абсолютно к незнакомому человеку… Он ни о чем не спрашивал. Это очень важная деталь. 

Маркировка евреев в Литве, июль 1941 год
CC BY-SA 3.0 / Bundesarchiv
Маркировка евреев в Литве, июль 1941 год

– А что необходимо для получения звания Праведника народов мира?

– Для этого очень важным критерием является то, что люди, которые прятали евреев, делали это абсолютно бескорыстно и не брали за это денег. Но с позиции сегодняшнего дня мы прекрасно понимаем, что сама жизнь на оккупированной территории подразумевает огромные лишения, которые испытывали все люди. Этих людей надо банально прокормить: то есть еда, какие-то другие расходы, связанные с созданием укрытия, переправки этих людей из городов в какие-то другие города. Это все требует денег. 

В Еврейском музее в Вильнюсе в свое время я увидел один из, может быть, самых потрясающих документов – выброшенное по дороге на казнь письмо, написанное женщинами, которые с детьми скрывались у польской женщины недалеко от костела. Она их прятала ровно до тех пор, пока у евреев не закончились деньги. Когда деньги закончились, она выдала их властям. В этом письме приведены ужасающие подробности насилия над девочками, которые совершали нашедшие их полицейские.

Это пример, когда человек так долго их скрывал, но кончились деньги. Может быть, здесь играли тоже такие вещи, как страх, потому что нередко сообщали о расстрелах за укрывательство евреев.

Арест евреев литовскими националистами
CC BY-SA 3.0 / Федеральный архив Германии
Арест евреев литовскими националистами

В одной из оккупационных газет, издававшихся на литовском языке, был опубликован такой очень нетипичный для оккупационной прессы рассказ, датированный, если не ошибаюсь, началом 1943 года. Автор с возмущением писал о тех литовцах, которые никак не могут понять расовую политику нацистов. Один из способов унижения евреев – их заставляли ходить по мостовой, а не по тротуарам. Газета описывает случай, как хорошо одетая молодая литовка подходила к этим людям и жала им руку. Раз об этом пишет газета, значит мы понимаем, что это были не единичные случаи, иначе зачем придавать этому гласность.

Почему такого рода солидарность была очень важной для узников гетто? Люди, которым неоткуда ждать помощи, обречены даже в собственных мыслях. Происходило обесчеловечение человека, это была одна из задач нацистов, когда они организовывали Холокост. 

И любые такие случаи проявления солидарности, факты оказания помощи и поддержки были очень важны, потому что у людей появлялась надежда. Они понимали, что не все вокруг хотят их смерти – значит, есть какой-то шанс на спасение. В этом, на мой взгляд, заключается большое значение людей, которых мы называем Праведниками народов мира. Это все, кто приходил на помощь к евреям. 

– Сами евреи всегда верили в то, что за ними приходили в их дома для того, чтобы забрать на расстрел?

– Здесь очень важны сами этапы уничтожения евреев. Как, например, это было в Киеве или после второй оккупации Ростова-на-Дону в 1942-м году: появлялись приказы о том, что все евреи должны явиться в определенное место, а за неявку – расстрел. 

В Ростове-на-Дону появился приказ о сборе всех евреев, и документ начинался с фразы, что сбор происходит "в связи с участившимися эксцессами со стороны нееврейского населения в отношении евреев", поэтому организовывалось переселение евреев в сельскую местность.

Сказано было, что с собой нужно взять теплую одежду, пропитание на несколько дней, а за неявку – расстрел. Людям внушали, что их ждет переселение. Ситуация была такая, что тогда сами жертвы не верили, что их ждет плохой конец, потому что их не в чем было заподозрить, они ни в чем не провинились.

Мемориальная доска на доме по улице Гаоно 3 в Вильнюсе отмечает место, где с 6 сентября по 29 октября 1941 года были ворота «Малого гетто»
© Public domain/ wikimedia / JohnArmagh
Мемориальная доска на доме по улице Гаоно 3 в Вильнюсе отмечает место, где с 6 сентября по 29 октября 1941 года были ворота «Малого гетто»

– А о чем думали евреи в Прибалтике?

– Мы приводим в пример дневник Шейны Грам, пятнадцатилетней девочки из местечка Прейли, которая рассказывает о своих ощущениях в августе 1941 года. В этих записях присутствует это ощущение, что их убьют. 

"Сегодня сказали о том, что будут сжигать или расстреливать евреев. Каждый приходит с новостью. Когда закончатся наши страдания, никто не знает. Я чувствую, что ко мне все ближе надвигается самое страшное". 

Логически люди не могли поверить в такую участь, потому что такого не было в других оккупированных нацистами иностранных территориях. Вот это вот уничтожение, которое скрывалось, происходило повсеместно. 

– Кем по роду деятельности были люди, спасавшие евреев?

– Немецкие бизнесмены помогали евреям. На Нюрнбергском процессе давал показания один из них, который спасал евреев. Он был нефтяником на Западной Украине и не просто сохранил жизни работавшим у него евреям, но и пытался их спасти. 

Известен такой случай в Минске, когда офицер влюбился в депортированную немецкую еврейку и сказал, что он ее спасет, но она поставила условие – нужно спасти и ее семью, родителей и двух сестер. Ей было страшно, и она поделилась этим с белорусской еврейкой, советовалась с ней, стоит ли рисковать. Она сообщила об этом подпольщикам, и этот военный на грузовике вывез 25 узников гетто. 

Был австриец Антон Шмид, который не принимал нацистских взглядов. Пользуясь служебным автомобилем, он вывозил евреев из Вильнюсского гетто в другие регионы Советского Союза. И был казнен за это.

Праведник народов мира Антон Шмид
© Photo: Lietuvos žydų bendruomene
Праведник народов мира Антон Шмид

Среди спасавших были и писатели. Например, будущий лауреат Нобелевской премии по литературе Чеслав Милош, который вместе с братом спасал евреев именно Вильнюсе. 

Лауреат Нобелевской премии по литературе Чеслав Милош, 1980 год
AP Photo
Лауреат Нобелевской премии по литературе Чеслав Милош, 1980 год

Один из самых известных документов о Холокосте – дневниковые записи Маши Рольникайте, где она описывает свои страхи в первые дни оккупации, когда евреям запретили учиться в школе: она будет неграмотная и не сможет учиться. То есть первое, о чем она думала, – не угроза попасть в гетто или быть расстрелянной, ее беспокоило именно то, что она будет необразованной. 

Ее старшая сестра в том же году окончила школу и должна была получить аттестат, но документы не отдали. Тогда Маша, пойдя забрать документы сестры, впервые в жизни услышала в свой адрес слово "жидовка". Но этим же вечером к ним пришел учитель из школы, который принес аттестат, а также деньги и продукты. То есть в тот момент, когда вокруг было ощущение того, что все против них, приход одного человека показал, что бывают и другие литовцы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме