Чиунэ Сугихара. Японский Шиндлер, хитрость которого спасла тысячи евреев из Литвы

Чиунэ Сугихара
© United States Holocaust Memorial Museum / Hiroki Sugihara

Анастасия Савинова

Тема: Праведники мира: кто спасал евреев в Прибалтике

Японский дипломат Чиунэ Сугихара спас жизни более двух тысяч евреев, организовав выдачу документов для вывоза из Литвы, где этих людей ждала бы жестокая расправа нацистов.

2020 год в Литве провозглашен годом японского дипломата Чиунэ Сугихары, который в годы Второй мировой войны выдавал еврейским беженцам транзитные визы через Японию. О том, как ему удалось спасти множество жизней вопреки позиции японского МИД, Baltnews рассказал сопредседатель Центра "Холокост", профессор РГГУ Илья Альтман.

Японский дипломат Чиунэ Сугихара в 1940 году был назначен на должность вице-консула в консульство Японии в Каунасе. При каких же условиях он попал на дипслужбу в Литву?

"Он стал неким символом дипломата – Праведника народов мира – это был единственный японец, который получил такое звание, оказавшись в Литве после заключения пакта Молотова – Риббентропа. Перед ним была поставлена задача изучить вероятность начала войны между Германией и Советским Союзом. Для японцев эта информация была чрезвычайно важна, поэтому его миссия была как дипломатическая, так и разведывательная", – рассказал Альтман. 

Здание бывшего японского консульства в Каунасе
CC BY-SA 3.0 / wikipedia / Bonio
Здание бывшего японского консульства в Каунасе

По словам историка, Сугихара прекрасно владел русским языком, окончил Русско-японский лицей в Харбине. Кроме того, его первая жена была русская, да и сам он принял православие. В японском МИДе он зарекомендовал себя как отличный дипломат и эксперт по Советской России. 

Начиная с 1939 года в Литву прибывало большое количество еврейских беженцев с польской территории, захваченной нацистами. В прибалтийской республике, в случае захвата ее Германией, их всех ожидала та же участь, что и на родине – гетто, каторжные работы, расправа нацистов. 

Сугихара не мог оставаться в стороне и решил помочь этим людям. Однако Япония была настроена против принятия этих беженцев на свою территорию. Дипломат оказал огромную помощь беженцам, при этом сумев практически не нарушить никаких требований МИДа Японии.

Воссозданный рабочий стол Чиунэ Сугихары в доме-музее его имени в Каунасе
CC BY-SA 2.0 / flickr / Adam Jones
Воссозданный рабочий стол Чиунэ Сугихары в доме-музее его имени в Каунасе

"Японский МИД был против беженцев с территории Европы. Да и вообще отношение к беженцам еще накануне и во время Второй мировой войны у подавляющего числа государств было резко отрицательным. В первую очередь по экономическим причинам. Прокормить этих людей было сложно. Великобритания, например, выдавала только 800 въездных виз в Палестину в год для евреев из Литвы, поэтому деваться было некуда", – так объяснил историк нежелание многих стран принимать беженцев.

Но Сугихара, даже будучи дипломатом страны-союзницы гитлеровской Германии, не мог быть безучастным и, рискуя своей должностью и, возможно, свободой, сделал моральный выбор в пользу спасения людей. Для этого ему потребовалось использовать сноровку и даже хитрость.

Изначально министр иностранных дел Мацуока Есукэ ответил на запрос Сугихары о выдаче виз отказом. Но дипломат продолжал упорно посылать в Токио запросы, несмотря на непреклонную позицию МИД. И тогда он решил использовать свой дипломатический ресурс для спасения еврейских беженцев. 

Министр иностранных дел Японии Мацуока Есук
© Public domain/ wikipedia / National Diet Library
Министр иностранных дел Японии Мацуока Есук

"Здесь сложилось сочетание нескольких факторов. Сам Сугихара был готов помогать людям и помогал всегда. У него был чисто служебный мотив: все дипломаты должны были уехать из Каунаса до 1 августа, поскольку Литва потеряла свою независимость. Единственной возможностью остаться здесь была работа по выдаче виз", – рассказал Альтман.

Историк при этом отметил, что деятельность Сугихары была бы невозможна, если бы Советский Союз не согласился на транзит беженцев. По его словам, данный вопрос решался на уровне Политбюро, и 29 июля 1940 года было принято решение о выдаче разрешения на проезд беженцев. 

Однако для спасения евреев мало было выдать им транзитную визу, отметил Альтман: 

"МИД Японии давал четкие инструкции о том, что визы могут быть выданы только с учетом трех факторов: первый – что у этих людей есть транзитная виза, а затем они из Японии попадают в какую бы то ни было страну, то есть не останутся на территории Японии. Второе – это подтверждение того, что у них достаточно средств для проживания в пути в ходе транзита. И третье условие – это что у них есть разрешение на проезд от того места, где выдана виза, до территории Японии".

Спасти этих людей не удалось бы без разрешения Советского Союза, однако японских виз требовалось очень много. И для каждой необходимо было выполнить инструкции МИД Японии. Как же Сугихаре удалось выдать визы большому количеству людей, соблюдая при этом все требования Токио?

"Сугихара написал письмо, в котором он подтверждает, что у этих людей есть транзитные визы, деньги на проезд и так далее. При этом очень важно здесь отметить, что его сообщение о том, что у этих людей есть возможность разрешения на проезд из Японии до острова Кюрасао, является абсолютной мистификацией, потому что никто из тех, кто с его визами уехал до Японии, не смог бы въехать на Кюрасао. Он это прекрасно знал", – подчеркнул Альтман.

Транзитная виза, выданная консулом Сугихара в Литве в 1940 году гражданину Чехословакии еврейской национальности
© Public domain/ wikipedia / Huddyhuddy
Транзитная виза, выданная консулом Сугихара в Литве в 1940 году гражданину Чехословакии еврейской национальности

Однако, отметил историк, Сугихара нашел все способы сделать так, чтобы организовать транзит беженцев и при этом "прикрыть себя". 

"Формально в этих паспортах везде расписался представитель фирмы Philips в Литве, который был почетным консулом. В свою очередь для въезда на остров Кюрасао виза была не нужна, поскольку там этот вопрос решает губернатор. Формально Сугихара был абсолютно прикрыт, но он решил еще подстраховаться, и в своем первом письме в МИД он писал о том, что беженцам угрожает опасность именно с советской стороны. Он не мог что-то плохое писать о немецкой стороне, потому что Германия была союзником Японии", – рассказал историк.

Нельзя не отметить, что Сугихара блестяще использовал все эти нюансы и даже хитрость, но из альтруистических соображений. Помимо этого, дипломат не информировал японский МИД о количестве выданных им виз. Вплоть до 1 сентября 1940 года он оставался в Каунасе, выдавал визы и помог очень многим людям. По разным данным, ему удалось выдать от полутора до шести тысяч виз. 

"По данным российских архивов, – отметил Альтман – через СССР в Японию проехало более двух тысяч человек, часть из них – с фальшивыми паспортами, которые были изготовлены уже после отъезда Сугихары с помощью оставленной им печати консульства".

Получившие визы еврейские беженцы ехали через всю территорию СССР во Владивосток, а затем, добираясь на пароходах до Японии, или оставались там, или отправлялись в другие государства тихоокеанского региона и США. Но многие и правда остались на японской земле, пережив там войну. 

Еврейские беженцы в Кобе, Япония, которые бежали из Европы с визами, подписанными Чиунэ Сугихара
© United States Holocaust Memorial Museum / Eric Saul
Еврейские беженцы в Кобе, Япония, которые бежали из Европы с визами, подписанными Чиунэ Сугихара

Альтман обратил внимание на то, что посвященный Сугихаре фильм получил название "Персона нон грата":

"Дело в том, что он начал свою дипломатическую службу в Петропавловске-Камчатском и в 1937-м году его назначили на службу в Москву. Но ему не дали визу, то есть человек, который впоследствии вывез такое огромное количество человек, не получил въездную визу. Поводом для отказа визы послужило то, что Сугихара был связан с белогвардейцами в Харбине, его первой женой была эмигрантка из России, для женитьбы на которой он принял православие, поэтому считался "антисоветчиком", – рассказал историк. 

Что же двигало этим человеком, который, несмотря на большой риск, использовал свой дипломатический ресурс для спасения людей? Почему он не прошел мимо, а откликнулся на мольбы евреев Каунаса о помощи? Сам Сугихара дал ответы на эти вопросы.

"Вы хотите знать, каковы были мои мотивы, не правда ли? Ну, эти чувства пробудились бы у каждого, столкнись он лицом к лицу с мольбами плачущих эмигрантов. Невозможно было не сочувствовать им. Среди эмигрантов были старики и женщины. Они находились в таком отчаянии, что готовы были целовать мои ботинки. Да, я на самом деле был свидетелем таких сцен... В Токио не имели единого мнения [о политике по отношению к эмигрантам]. Я чувствовал, что будет глупо выжидать. И решил не ждать ответа. Я знал, что впоследствии кто-нибудь обязательно пожалуется, но все равно подумал, что это будет правильный поступок", – объяснял дипломат. 

"Нет ничего плохого в том, чтобы спасти жизни многих людей. Если кто-то видит в этом поступке дурное, это потому, что в их мыслях что-то "нечисто". Дух гуманизма, филантропии... добрососедской дружбы... С этими мыслями я отважился на свои действия, столкнувшись с тяжелейшей ситуацией, и именно это стало причиной моего поступка и дало мне мужество", – рассказал Сугихара. 

После отъезда из Каунаса дипломат был консулом в Праге, затем отправлен в Кенигсберг, а с 1942 года до конца войны работал в Бухаресте. После возвращения в Японию в 1947 году был уволен с дипломатической службы. 

"В 1960 году он устроился представителем частной японской компании в СССР – таким образом Сугихара стоял у истоков развития торгово-экономических отношений между Японией и Советским Союзом, проработав в Москве почти 17 лет", – рассказал Альтман.

Сугихару сегодня называют "японским Шиндлером". В Вильнюсе в его честь назван парк сакуры.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме