"Конфликт заморожен". Донбасс "до" Парижского саммита и "после"

Президент Украины Владимир Зеленский во время рабочей поездки в Донецкую область

Денис Гаевский

С момента Парижского саммита Нормандской четверки прошел год. Большие надежды, возлагаемые на него, оправдались лишь частично.

Год назад, 9-10 декабря 2019 года, в Париже состоялся саммит Нормандского формата, возобновление которого стало возможно после ухода Петра Порошенко с поста президента Украины. С этим же связывали и большие надежды. Однако оправдались они лишь частично. Вопреки сравнительно устойчивому перемирию c лета нынешнего года, до политического урегулирования конфликта по-прежнему далеко.

По завершению Парижского саммита год назад в экспертных кругах доминировала мысль о том, что предпосылок для установления мира и достижения стратегических компромиссов объективно немного – ситуация скатывалась к политическому "замораживанию" конфликта при военной демилитаризации и социальной гуманизации в зоне противостояния.

Президент РФ Владимир Путин и президент Франции Эммануэль Макрон, президент Украины Владимир Зеленский и канцлер Германии Ангела Меркель во время встречи в "Нормандском формате" в Елисейском дворце
© Sputnik / Aleksey Nikolskyi
Президент РФ Владимир Путин и президент Франции Эммануэль Макрон, президент Украины Владимир Зеленский и канцлер Германии Ангела Меркель во время встречи в "Нормандском формате" в Елисейском дворце

Летом 2020 были достигнуты договоренности о заключении перемирия в зоне конфликта, которое, необходимо отдать должное, является куда более устойчивым по сравнению со временами Порошенко. В заключении перемирия часть экспертного сообщества усматривала политически мотивированную активность Владимира Зеленского накануне местных выборов с целью повышения рейтингов своей партии "Слуга народа".

Однако завершение выборов не стало поводом для эрозии достигнутых договоренностей о перемирии. Словом, несомненным успехом прошлогоднего Парижского саммита стало то, что он способствовал уменьшению интенсивности боевых действий и количества жертв.

В то же время стороны не приблизились к политическому урегулированию конфликта. Таковое, в сущности, свелось к ежегодному, практически ритуальному, продлению Верховной радой закона об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (более известен в СМИ в качестве "закона об особом статусе Донбасса").

До конца 2020 украинский парламент в очередной предпримет этот шаг, в том числе, как указывает опыт прошлого, ссылаясь на тезис времен Порошенко: "Продлеваем закон, чтобы с России не сняли санкции".

От "формулы Штайнмайера", обязательства по внедрению которой в правовое и политическое поле Украины брал на себя более года назад официальный Киев, в офисе Зеленского и вовсе открестились, периодически повторяя о необходимости передачи контроля над границей до проведения выборов в Донбассе (что являлось излюбленной декларацией Порошенко, которая, впрочем, противоречит Минским соглашениям). Подобные действия и высказывания не в последнюю очередь обусловлены давлением поддерживаемых финансовыми и медийными ресурсами Порошенко националистических сил.

С другой стороны, информационное и уличное давление – крайне слабый аргумент для президента Зеленского, которого на выборах 2019 года поддержало 73% избирателей, предоставивших новому главе государства полноценный карт-бланш на пересмотр политики Порошенко. Администрация Зеленского несколько раз показательно отстраняла от переговорного процесса по Донбассу лиц, которые шли наперекор позициям националистического меньшинства, декларируя компромиссный путь договоренностей с Донбассом и Россией.

Президент Украины Владимир Зеленский во время визита в Донбасс
Президент Украины Владимир Зеленский во время визита в Донбасс

Но сохраняется неопределенность по окончательному победителю президентских выборов в США, глобальная пандемия коронавируса (которой в том числе стороны объясняли невозможность провести запланированную на апрель 2020 встречу Нормандского формата), рост турбулентности в Европе и ухудшение отношений Германии и России. В этих условиях внешние предпосылки для политико-дипломатического урегулирования конфликта в Донбассе составляют исчезающе малую величину.

Тем более значительная часть украинских "верхов", вне зависимости от декларируемых идеологических установок, извлекает существенные политические, электоральные и финансовые дивиденды, и желают законсервировать существующий статус-кво на как можно более длительный временной промежуток.
Вероятно, Украине необходимо несколько электоральных циклов для того, чтобы состоялась кристаллизация дееспособной оппозиции, и элитарный консенсус по поводу конфликта в Донбассе был бы разрушен.

Получается, что, несмотря на тактические успехи в установлении перемирия, политическими инструментами конфликт решен в обозримой перспективе не будет и перейдет, вероятнее всего, в наследство преемнику Зеленского.

Окружение Зеленского распространяет слухи, что он намерен идти на второй президентский срок, вопреки обещаниям не задерживаться на посту более пяти лет. Однако это всего лишь попытки консолидировать управленческую вертикаль, которая с течением времени начинает переориентироваться на новых лидеров электоральных симпатий. С другой стороны, если Зеленский установит мир в Донбассе, он получит мощнейший козырь при выдвижении на второй президентский срок.

В то же время, быть может, курс на политическое "замораживание" конфликта в условиях демилитаризации и социальной гуманизации – далеко не худший вариант, поскольку, принимая во внимание военные успехи Азербайджана и Турции в Нагорном Карабахе, "горячие головы" среди украинских элитариев захотят повторить подобный сценарий в отношении Донбасса.

В этой связи нельзя не вспомнить, что при "раннем" Порошенко была популярна мысль о "хорватском сценарии" для Донбасса, чем и объяснялась необходимость подписания двух вариантов Минских соглашений – перегруппировать силы, укрепить боеспособность, дождаться ослабления противника, заручиться прочной внешней поддержкой и силовым способом провести реинтеграцию Донбасса. Как известно, когда идея овладевает массами, она становится материальной силой – а в "ковидном" и "постковидном" мире никакие прогнозы и сценарии нельзя сбрасывать со счетов, как наглядно показал 2020 год.

Состоится ли в 2021 году очная встреча лидеров Нормандского формата? Это будет в первую очередь зависеть от действий Киева в рамках диалога с Донбассом через минскую Трехстороннюю контактную группу.

В Москве, Париже и Берлине едва ли согласятся на "встречу ради встречи", которую Киев будет использовать для собственного пиара, продвигая для внутренней аудитории тезисы о "мощной зарубежной поддержке" и "дипломатическом прорыве". Многое также будет зависеть от разрешения ситуации вокруг президентских выборов в США. В Киеве, напомним, ожидают активной поддержки от Джо Байдена в случае его прихода в Белый дом.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме