Разбитые мечты Украины: вильнюсскому саммиту Восточного партнерства – шесть лет

Президент Литвы Даля Грибаускайте, президент Европейского совета Херман ван Ромпей и президент Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу (слева направо) на пресс-конференции саммита Восточного партнерства в Вильнюсе, 29 ноября 2013 года
AP Photo/Virginia Mayo

Денис Гаевский

Вильнюсский саммит шестилетней давности фактически подвел черту под программой "Восточное партнерство", которая с тех пор пребывает в состоянии системного кризиса, а ее идеологи не способны предложить ровным счетом ничего нового.

В конце ноября 2013 года, шесть лет назад, в Вильнюсе состоялся саммит "Восточного партнерства", после которого в Киеве активизировался Евромайдан, завершившийся свержением президента Виктора Януковича и установлением новой прозападной власти.

Истоки саммита

Проект "Восточного партнерства" был разработан в 2008 году Польшей и Швецией, чьи элиты считают своей миссией на европейской арене демократизацию постсоветского пространства.

Официальной заявленной целью проекта является развитие интеграционных связей Евросоюза с шестью странами бывшего Советского Союза: Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Грузией, Молдавией и Украиной.

Однако эти государства интересуют Евросоюз не сами по себе, а прежде всего как инструмент расширения политического и экономического влияния Брюсселя и ряда элит национальных государств (вышеуказанные Польша и Швеция), а также как инструмент ослабления роли России на постсоветском пространстве. От лидеров государств-участниц "Восточного партнерства" требуется лояльность по отношению к Западу и отмежевание от Москвы.

Участники саммита Европейского Союза «Восточное партнерство» в Вильнюсе,  29 ноября 2013 года
AFP 2019 / JANEK SKARZYNSKI
Участники саммита Европейского Союза «Восточное партнерство» в Вильнюсе, 29 ноября 2013 года

О том, что такая установка является ложной, не единожды указывал официальный Минск. Белорусские власти периодически напоминают своим брюссельским коллегам, что проект Евразийского экономического союза (ЕАЭС) не антиевропейской направленности, а наоборот создавался в качестве инструмента укрепления экономического базиса участников союза, чтобы в дальнейшем сблизить экономики стран ЕАЭС и ЕС.

Впрочем, ввиду геополитического противостояния, начавшегося именно после Вильнюсского саммита "Восточного партнерства", о программе долгосрочного сотрудничества между ЕАЭС и ЕС говорить не приходится.

Во второй половине 2013 года в Совете ЕС председательствовала Литва, чей тогдашний президент Даля Грибаускайте требовала от украинского визави Виктора Януковича определиться, с кем он – с Евросоюзом или с Россией. Кульминацией стал Вильнюсский саммит, когда Януковича любой ценой уговаривали подписать Соглашение об ассоциации с Евросоюзом.

Вопреки активно тиражируемому до сих пор мнению о том, что Янукович отказался подписывать Договор об ассоциации, намерения украинской власти заключались в переносе сроков подписания документа после переговоров с участием Брюсселя и Москвы. Планировалось, что на этих переговорах можно было бы найти компромиссы о сохранении присутствия украинских товаропроизводителей на российском рынке в условиях функционирования Соглашения об ассоциации с ЕС.

Другое дело, что этот месседж не был донесен до широких народных масс, а оппозиционные силы Украины, контролировавшие значительную часть информационного поля, активизировали риторику относительно того, что "Янукович украл европейскую мечту украинцев".

Ситуация усугублялась тем, что в окружении Януковича закрутились многочисленные интриги, и ряд видных представителей государственного аппарата оказывали скрытую поддержку оппозиционерам и начальной фазе Евромайдана. Дальнейший ход событий хорошо известен.

Итоги саммита

Саммит в Вильнюсе 2013 года в значительной степени демотивировал такие государства, как Белоруссия, Армения, Азербайджан, более активно сближаться с Евросоюзом вопреки предложениям из Брюсселя в виде кредитов, грантов, либерализации визового режима.

Уже на саммите "Восточного партнерства" 2015 года в Риге глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер признал, что результаты проекта неоднозначны, а потому он нуждается в серьезных реформах. Тем не менее никакого плана реформирования "Восточного партнерства" брюссельские чиновники так и не предоставили.

Юбилейный саммит Восточного партнерства 2019 года в Брюсселе и вовсе окончился провалом, поскольку итоговая декларация так и не была подписана – свои претензии к ее тексту были и у Азербайджана, и у Грузии, и у Украины.

Спустя десятилетие функционирования программы "Восточного партнерства" она не стала залогом решения проблем государств-участников. У отдельных участников (например, Молдавия, Украина) социально-экономические проблемы и ситуация с правами человека за последние десять лет лишь усугубились.

А несколько недель назад власть в Молдавии перешла в руки пророссийской коалиции во главе с президентом Игорем Додоном. И это еще один удар по "Восточному партнерству".

Несколько парадоксально, но наиболее подготовленными с точки зрения экономики и дееспособности государственных институций является Белоруссия, которую в Брюсселе не принято причислять к "отличникам евроинтеграции".

Понимания, что делать дальше с "Восточным партнерством" у Евросоюза нет. Тем не менее формально программа продолжит функционировать – чиновники будут "осваивать" средства, пробовать выжимать какие-либо пиар-бонусы и делать оптимистичные заявления. Правда, коэффициент полезного действия "Восточного партнерства" будет стремиться к исчезающе малой величине.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме