Когда тактика важнее стратегии: пять итогов "Нормандского" саммита

Президент РФ Владимир Путин и президент Франции Эммануэль Макрон и президент Украины Владимир Зеленский (справа налево)
© Sputnik / Алексей Никольский

Денис Гаевский

Саммит в Париже ознаменовал перезапуск "нормандского переговорного формата", который фактически был остановлен в конце 2016 года. Результаты встречи оказались весьма скромными, хотя и внушают осторожный оптимизм.

Несмотря на то, что в Париже только что завершилась встреча "нормандской четверки", о дальнейших перспективах функционирования "нормандского формата", равно как и о перспективах мирного урегулирования конфликта в Донбассе, станет понятно через четыре месяца, когда ожидается следующая встреча глав государств.

Для встречи, которую ждали почти полгода, а команда президента Украины Владимира Зеленского позиционировала ее чуть ли не в качестве судьбоносной, достигнутые в Париже результаты не выглядят чем-либо впечатляющим.

Во-первых, до конца года запланирован очередной раунд обмена пленными и удерживаемыми лицами. Здесь, впрочем, необходимо отметить, что подобный обмен мог состояться еще в ноябре. Перенос обмена под конец года выглядит своеобразным "запланированным экспромтом" Зеленского для того, чтобы привезти из Парижа какой-либо значимый результат, если никаких иных договоренностей достигнуто не было бы.

Президент РФ Владимир Путин и президент Франции Эммануэль Макрон
© Sputnik / Григорий Сысоев
Президент РФ Владимир Путин и президент Франции Эммануэль Макрон

Во-вторых, утверждены три новых участка разведения войск, увеличение количества контрольно-пропускных пунктов на линии соприкосновения, расширение миссии ОБСЕ до формата "24/7".

К сожалению, не было достигнуто договоренностей о разведении войск по всей линии фронта. Видимо, одна из причин заключается в рыхлости украинского силового аппарата, который и без того в вопросах разведения войск работает на пределе возможностей, пытаясь не сорваться в конфликт с добровольческими формированиями и добиться выполнения "непопулярных" приказов.

В-третьих, планируется добиться окончательного и полного прекращения огня до конца года. Проблема в том, что реализовать этот пункт, о чем уже не единожды говорилось, невозможно без разведения войск по всей линии фронта. За годы конфликта в минской Трехсторонней контактной группе (ТКГ) в общей сложности было подписано более полутора десятка документов о полном прекращении огня, но ни один из них не работал дольше нескольких недель максимум.

В-четвертых, начнется работа над продлением действия закона об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, срок действия которого истекает 31 декабря. Этот закон, принятый еще в 2014 году, так и не вступил в силу, пребывая в "спящем" режиме, но является важным инструментом на пути урегулирования конфликта.

Президент Украины Владимир Зеленский
© Sputnik / Алексей Никольский
Президент Украины Владимир Зеленский

В-пятых, по газовой проблематике Украина и Россия "договорились договариваться". До конца декабря еще есть время, чтобы достигнуть договоренностей о продлении транзита газа через Украину – развитие ситуации во многом будет зависеть от позиции Еврокомиссии, заинтересованной в бесперебойном газоснабжении Старого Света. У Брюсселя есть инструменты влияния на Киев, но, по всей видимости, интрига будет сохраняться до последних дней 2019 года.

Фактически все то, о чем договорились лидеры "нормандской четверки" во французской столице, не требовало организации саммита столь высокого уровня – ранее подобные вопросы решались либо в рамках минской Трехсторонней контактной группы, либо по итогам телефонных переговоров между президентами Украины и России.

Более важно, что принципиальные вопросы о проведении выборов в Донбассе и передачи контроля над ныне неподконтрольным Киеву участком украинско-российской границы в очередной раз не решены и до сих пор вызывают наибольшие споры между двумя сторонами. Зеленский и украинская дипломатия не сумели добиться пересмотра Минских соглашений, продолжая вслед за Петром Порошенко требовать передачи границы до проведения выборов.

В то же время и Минские соглашения, и "формула Штайнмайера", которую Зеленский в Париже пообещал внедрить в законодательное поле Украины, четко оговаривает передачу границы после проведения выборов. Возникает политико-правовая коллизия, механизмы преодоления которой пока не просматриваются.

В целом встреча в Париже подтвердила то, что вероятность стратегических компромиссов крайне невысока. Несмотря на несколько месяцев подготовки к саммиту "нормандской четверки", общий прогресс в урегулировании минимален и недостаточен, дальнейшее развитие ситуации будет зависеть в значительной степени от качества работы кулуарных форматов – глав МИД, политических советников глав государств, минской ТКГ. Предпосылок для установления полноценного мира объективно немного – ситуация скатывается к политическому "замораживанию" конфликта при военной демилитаризации и социальной гуманизации в зоне противостояния.

Впрочем, это отнюдь не худший сценарий, и он оставляет пространство для маневра в силу изменения внешнеполитической конъюнктуры либо внутриполитической ситуации на Украине.

С точки зрения персонального политического позиционирования Зеленского, парижская встреча пошла ему в актив. Помимо того, что купированы риски воспроизведения Майдана на Украине под "антикапитулянтскими" лозунгами силами националистических организаций, медийную и финансовую поддержку которому оказали бы структуры Порошенко, Зеленский повысил свою политическую капитализацию и укрепил собственную легитимность на внешней арене. Этому способствовало то, что с ним на равных говорили глава Франции Эммануэль Макрон, канцлер ФРГ Ангела Мекрель и президент России Владимир Путин.

Вопрос лишь в том, можно ли будет превратить это в заключение выгодных для Украины договоренностей с другими государствами и международными организациями.

За кулисами встречи в Париже остались вопросы об экономическом сотрудничестве между РФ и ЕС в 2020 году и перспективы смягчения взаимных санкций. Непонятной остается также реакция США, а именно американского "глубинного государства", на события 9 декабря в Париже.

Возможно, именно эти аспекты куда более важны для понимания дальнейших перспектив урегулирования конфликта в Донбассе, чем то, что было предъявлено широкой общественности. Остается ожидать весны 2020 года, когда планируется провести следующий саммит "нормандской четверки".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме