Секретная темница Адамкуса? Что известно о деле с тюрьмой ЦРУ в Литве

Заключенный в колонии
© РИА Новости

Лейла Акбашева

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в мае 2018 года установил, что в Литве в 2005-2006 годах существовала секретная тюрьма Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США. Здесь американцы содержали подозреваемых в терроризме. В частности, палестинца Абу Зубейда и, предположительно, гражданина Саудовской Аравии Мустафу аль-Хасави.

Литовский кабинет министров обвинения Страсбурга о секретной тюрьме ЦРУ, естественно, отмел. Генеральный директор Департамента государственной безопасности генерал Дарюс Яунишкис сообщил правительству и общественности, что в помещениях предполагаемой тюрьмы ЦРУ на самом деле должен был действовать центр поддержки разведки, а подозрительными самолетами ВВС США в Литву доставляли не заключенных, а оборудование для новой структуры. На основании рапорта ДГБ Минюст решение ЕСПЧ обжаловал и обратился в Страсбург с просьбой передать дело Большой коллегии для детального изучения.

Бесперспективным называл этот шаг Эгидиюс Курис, делегированный Литвой судья ЕСПЧ. Он растолковал, что, согласно Конвенции, есть только два критерия, соответствующее которым дело может быть передано Большой коллегии. В Большую коллегию нельзя обращаться, если считают, что суд неправильно установил факты. Он был в составе суда, который рассматривал дело против Литвы, и может сказать, что факты вполне убедительны. Вот несколько цитат:

"Установленные ЕСПЧ факты о действовавшей под Вильнюсом секретной тюрьме ЦРУ вполне убедительны, а юридических возможностей оспорить их нет". "Нет сомнений, что американская тюрьма в Литве была, и в ней содержали заключенных". Доказательств, по словам Куриса, "выше глаз": никто из судей ЕСПЧ, из членов спецкомиссии ПАСЕ или комиссии Европейского парламента, никто из правозащитников не поверил, что под Вильнюсом американцы строили разведцентр. Бывшему председателю Конституционного суда Литвы принадлежит и второе неприятное литовцам заявление: "не стоит обманывать себя, будто секретной тюрьмы ЦРУ в Литве не было".

К слову, чиновники литовского Минюста тоже лишены оптимизма. Представитель литовского правительства в суде Каролина Бубните-Ширмене еще в начале августа заявила прессе, что "нет оснований, нет правовых критериев для обжалования решения суда". "По правилам, решения могут пересматриваться только в случае, если практика Страсбургского суда является неясной, или в деле решается вопрос общественного значения", сказала она. Но "не следует считать, что поднимаемая в решении проблема может считаться серьезной проблемой всеобщего значения в европейском и глобальном масштабе".

Несмотря на гарантированный проигрыш, премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис твердо решил в ЕСПЧ "идти до конца, отстаивая нашу позицию", доказывать, что никакой секретной тюрьмы в Литве не было. Официальный Вильнюс не готов без боя сдать юридически осажденную крепость. Сегодняшняя власть отрицает факт нарушения государством международных обязательств, законов Литвы и ее Конституции. Например, кандидат в президенты консерватор Вигаудас Ушацкас убежден, что имиджу нанесен громадный ущерб – на Литву смотрят, как на страну, где царит беззаконие и нарушаются права человека, куда можно тайно привозить людей и безнаказанно пытать их в секретных застенках.

В этой истории нас больше всего занимает вопрос о позиции литовского правосудия. С чего бы вдруг прокуроры оказались совершенно не заинтересованы в поисках лиц, которые принимали решения по размещению в предместье Вильнюса секретной тюрьмы ЦРУ? Ведь само собой разумеется, что кто-то на самом-самом верху вел переговоры с заокеанскими партнерами, давал разрешение на строительство нового здания на месте старой конюшни, подключение новостройки к городским коммуникациям. Кто приказывал пограничникам и таможенникам не досматривать членов экипажа, пассажиров и грузы транспортных самолетов ВВС США, регулярно совершавших посадки в международном аэропорту Vilnius? С вопросом правосудия тесно увязан вопрос финансовых злоупотреблений. В чьих карманах осели миллионы долларов США, которые Америка заплатила за согласие открыть тюрьму и ее "крышевание" на протяжении 15 минувших лет?

Очень странно, что государство не проявило настойчивости в выявлении политиков или чиновников, приложивших руку к появлению на территории Литвы такого позорного объекта. Еще в 2009 году президент Даля Грибаускайте говорила, что располагает доказательствами о существовании тюрьмы ЦРУ, призывала литовцев "очиститься, принять ответственность, извиниться и заявить, что подобное не повторится". Несмотря на позицию национального лидера, досудебное расследование не было закончено, никаких подозреваемых не выявлено, а вся информация о ходе и результатах этого дела засекречена. К слову, в мае 2018 года глава государства тоже заняла сторону суда, подчеркнув:

"Решение ЕСПЧ принято, оно неблагоприятно для Литвы. Репутационный урон причинен. У нас есть обязательства перед Европейской конвенцией о правах человека, поэтому мы должны будем выполнить решение".

И опять никакой реакции в Генеральной прокуратуре.

С какой стороны ни посмотри на события, предшествовавшие появлению тюрьмы ЦРУ, все вертится вокруг тогдашнего президента Валдаса Адамкуса. Правда, он сам категорически открещивается от каких-либо связей с застенками, убеждает общество, что ничего не знал, да и не мог ничего знать. Иначе не позволил бы такому объекту появиться на территории Литвы. Тем не менее неофициальное название "тюрьма президента Адамкуса" прочно закрепилось в обиходе. Существует стойкое мнение, что планы создания секретной тюрьмы в 2003 году утвердил именно Адамкус. Конечно, не единолично, но о подельниках поговорим чуть позже.

Кто такой Адамкус?

Его биография пестрит белыми пятнами. Бывший глава ДГБ Зигмас Вайшвила дал ей емкую оценку:

"Туманные места в биографиях лидеров – не редкость. Белые пятна скрывают самые некрасивые факты".

В молодости Адамкус (Вольдемарас Адамкявичюс родился в Каунасе в 1926 году) был ярым антисоветчиком. Летом 1944 года удрал в гитлеровскую Германию, но быстро возвратился и вступил добровольцем в литовскую бригаду, которую немецкое командование формировало из разного рода отребья. В первом же бою дезертировал, украл у селян лошадь и повозку и бежал в Восточную Пруссию. Оттуда – в Германию, а после войны переехал в США.

Сотрудничал ли Адамкус (в Америке он изменил фамилию на местный лад) со спецслужбами? Скорее, сотрудничал, чем нет. Иначе как объяснить карьеру, которую ему удалось сделать за океаном? И как ответить на вопрос, кто помог Валдасу стать президентом Литвы? Пазлы складываются, если помнить, что куратор из ЦРУ появился в Вильнюсе задолго до объявления независимости. Ему выделили отдельный кабинет, охрану и обеспечили всеми имевшимися на тот момент видами оперативной связи. Об этом писал Довидас Панцеревас, в 2018 году получивший из рук президента Грибаускайте медаль за честную журналистику.

С очень большой долей вероятности можно предположить, что именно Валдас Адамкус принимал в 2003 году выгодные ЦРУ решения, в результате которых появилась секретная тюрьма. Такую точку зрения отстаивает литовский адвокат и правозащитник Станисловас Томас. Он же называет ближайшего подельника Адамкуса. Это – тогдашний глава департамента государственной безопасности Арвидас Поцюс, коммунист и бывший сотрудник КГБ при Совмине ЛитССР.

Томас утверждает: есть документы, свидетельствующие, что американские спецслужбы "общались именно с руководством Литвы, не с какой-то бандой, не с охранником третьего звена", и "все указывает на то, что будут два подозреваемых, и они очень очевидны". Но в ответ в Литве покрывают черные проамериканские делишки бывшего президента Адамкуса и бывшего директора ДГБ. К слову, круг посвященных может быть и шире, но все равно он очень узок. Что, кроме денег, могло свести в одну компанию антисоветчика и русофоба Адамкуса и коммуниста Поцюса? Только деньги – ответ очевиден.

Однако, если факты лежат на поверхности, что мешает прокурорам поднять их? Думается, несколько принципиальных моментов. Вильнюс никогда не пойдет на открытый конфликт с Вашингтоном, своим главным стратегическим партнером. Тем более, через подрыв доверия к спецслужбам двух стран. Второе: признать ставленника США Валдаса Адамкуса причастным к появлению секретной тюрьмы – все равно, что поставить жирный знак "минус" на его двух президентских сроках и признать Литву неправовым и недемократическим государством во главе с человеком, попирающим всяческие законы. Естественно, Вильнюс знал о секретной программе ЦРУ "Высокая ценность", согласно которой людей бросали в секретные тюрьмы. Зная о том, что арестантам грозила смерть, Литва создала американцам условия для пыток и, возможно, казней. То есть сознательно нарушала европейскую конвенцию по правам человека.

Резюмируя, напомним три факта: 47-летний Абу Зубейда находится в заключении на базе Гуантанамо на Кубе. Валдас Адамкус мирно доживает старость, давно потеряв политическую ориентацию и вес. Он для Литвы – классический свадебный генерал. Экс-глава Департамента государственной безопасности Арвидас Поцюс процветает.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме