vilnius
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Знак, предупреждающий о радиоактивности
РИА Новости

Станция, прошедшая мимо сознания: как хотели построить Висагинскую АЭС

Согласившись с требованием ЕС о закрытии Игналинской АЭС, власти Литвы поспешили принять соответствующий закон – такой была плата за вхождение в состав Евросоюза. Это казалось возможностью совершить рывок в развитии, влиться в "семью европейских народов" – перед проведением референдума о вступлении в ЕС литовцы услышали миллионы подобных слов.

Разумеется, я не намерен осуждать или восхищаться решением суверенного государства по поводу ЕС – его граждане имеют полное право решать свою судьбу так, как считают необходимым. Лично я бы сразу задумался – что это за "компания" такая, с которой нам предлагают жить в одном экономическом и политическом союзе, делегировав Еврокомиссии часть наших прав. Почему? ЕС настаивал на закрытии ИАЭС, заявляя, что это "старая советская, вредная и опасная технология". При этом на ИАЭС не побывали специалисты Евратома, МАГАТЭ, не было проведено ни одного стресс-теста, международные специалисты не проверили уровень систем безопасности ни самих реакторов, ни систем обращения со свежим и отработанным топливом. Профессиональных проверок не было, а требование о закрытии – было. Соглашаться на вступление в экономический союз, где экономикой "командуют" политики? Впрочем, дело вкуса.

Игналинская АЭС
© Public Domain
Шаг в радиоактивную пустоту: почему не надо было останавливать Игналинку

Руководители Литвы, уловив европейский тренд, в 2007 году "озолотили" Литву новой идеей:

"Раз мы закрываем старую негодную советскую АЭС, которая в энергосеть норовит подавать не электроэнергию, а тоталитаризм – значит, надо построить новую, хорошую, демократическую АЭС западного дизайна".

В 2007 году Валдис Адамкус, президент Литвы, подписал "Закон об АЭС" – так идея о Висагинской АЭС получила законодательное оформление.

Основная задача была поставлена четко: Литве нужна АЭС, главное требование к которой – чтобы она не была построена по российской технологии Росатомом. Регулы Евросоюза запрещают прямое участие государства в объектах атомной энергетике? Пустяки, мы найдем атомную энергетическую компанию, которую АЭС построит за свой счет, мы все расходы аккуратно включим в тарифы за электроэнергию и будем счастливы.

Игналинская АЭС
© CC BY-SA 3.0. Schyll
Игналинская АЭС – "кривое зеркало" литовской политики

Почти сразу к этому замечательному проекту подключились соседние Латвия и Эстония, тоже исключительно из-за политических антироссийских побуждений. Построим АЭС и тут же перестанем зависеть от поставок природного газа из России. Вопросы экономики проекта, уровня безопасности интересовали политиков во вторую, если не в третью очередь. Энтузиазм был связан с тем, что именно в это время в Прибалтику пришли европейские банки с их дешевыми кредитами на строительство недвижимости. Стремительно развивалась строительная отрасль, рост ВВП радовал глаз – какие тут еще расчеты центов за киловатты, все будет отлично!

По мысли разработчиков, мощность будущей АЭС должна была составить 3 400 МВт, в строительстве должны были участвовать 3500 человек, будущий персонал намечался в 500 человек. Потрясающая точность, что сказать – неизвестно, какая компания и какую именно АЭС будет возводить, а уже все рассчитали, даже налоги, которые поступили бы в бюджет Литвы за время строительства.

Обработка контейнерных грузов
© РИА Новости/Виталий Аньков
Спохватились! Как Литва начала борьбу с Латвией за грузы Белоруссии

Вот только объем налогов напрямую зависит от того, какой может быть локализация проекта – чем больше вклад предприятий страны-заказчика, тем больше объем налогов. То, что параллельно с надуванием ипотечного пузыря в странах "балтийских тигров" шла деиндустриализация, закрывались машиностроительные предприятия – тоже проходило мимо сознания. Налоги за счет чего? За счет того, что местным профессионалам доверят земляные работы и право строить самые простые сооружения – офисное здание, подъездные дороги? Если закрываются крупные предприятия – кто станет потребителем будущей АЭС? Население, которому придется оплачивать: себестоимость производимой электроэнергии, прибыль владельца АЭС, банковские проценты за кредиты на строительство? Но вся эта "проза жизни" никого не интересовала, важнее было заполучить "западную АЭС по передовым технологиям" и перестать зависеть от "ужасного восточного соседа".

Еще ничего не произошло, кроме заседаний и переговоров, уговоров Польши войти в проект, а уже успели заявить, что первый энергоблок "даст ток" в 2015 году. Веселое время, веселые люди! С некоторым недоумением мы наблюдали, как прибалтийские республики и Польша азартно делили шкуру неубитого медведя. Польша заявила, что войдет в проект, если на ее долю будет выделено 1 200 МВт, Литва заявляла, что ей нужно столько же, сколько давала Игналинская АЭС – 1 350, Латвия и Эстония обижались на то, что им мало достанется.

Вильнюс, Старый город
© BALTNEWS.LT / Николай Соколов
Поиск среднего класса: в чем разница жизни в Литве и Эстонии

Через пару-тройку лет вся эта публика с удивлением обнаружила отсутствие инвесторов – в отличие от этих весельчаков, мировые атомные энергетические компании калькулятором пользуются регулярно, и эта "хитрая машинка" никак не могла доказать, что проект и инвестиции в него могли бы хоть как-то окупиться. Крупные потребители закрываются, население разъезжается, уровень платежеспособности оставляет желать лучшего – строить АЭС в регионе, где уровень потребления электроэнергии падает, не было ни малейшего резона.

Обнаружив, что встречного энтузиазма не наблюдается, правительство Литвы… думаете, решило начать переговоры с Росатомом? Нет, что вы, ничего подобного – продлило сроки проведения тендера среди инвесторов. На этом фоне в бой пошли "зеленые" – не имея никаких сведений о том, какие именно реакторы и кто будет строить (если вообще будет), они уже видели радионуклиды в молоке окрестных коров и стремительный рост онкологических заболеваний, вызванных одними разговорами про АЭС. Латвийские "зеленые" провидчески осознали, что отработанное ядерное топливо будут хранить на территории Латвии, в связи с чем вымрет до последнего жителя весь Даугавпилсский район. При нескучных правителях и экологические движения соответствующие, что тут еще скажешь.

Белорусская АЭС
© Sputnik / Виктор Толочко
Это ваши проблемы: почему США не будут ради Литвы вмешиваться в вопросы БелАЭС

За этими хлопотами незаметно наступила весна 2011 года, когда в Японии очень заметно прогрохотали разрушительные взрывы на реакторах АЭС "Фукусима-1". Катастрофа унесла человеческие жизни, радиационному заражению подвергся изрядный кусок территории островного государства. Польша вышла из проекта Висагинской АЭС сразу, в том же 2011 году. Тут и выяснилось, что одним из потенциальных инвесторов был консорциум GE/Hitachi – те самые компании, которые спроектировали и построили реакторы "Фукусимы". В этой обстановке оппозиционные партии Литвы с легкостью продавили принятие решения о проведении референдума о судьбе проекта строительства АЭС. Плебисцит состоялся 14 октября 2012 года, на котором свое "Нет АЭС!" высказали 65% его участников.

С той поры время от времени кто-то из литовских политиков вспоминает об этом проекте, предпринимая попытки реанимировать его труп. Разумеется, ничего из этого не получается – инвесторов, желающих прийти в депрессивный с точки зрения потребления электроэнергии регион, найти невозможно.

И остается литовским политикам только одно – заливисто критиковать проект строительства Белорусской АЭС, который выходит уже на финишную прямую. Соседи спокойно оценили строящиеся АЭС с точки зрения безопасности и качества ведения работ – посмотрели, как и что получается у французов в Финляндии на АЭС "Олкилуото", как у китайцев идет стройка по американскому проекту, выяснили, что у GE/Hitachi энергоблоки новых поколений существуют только "на бумаге". А потом поехали в Россию, оценили технологии Росатома и сделали неизбежный выбор.

Белорусская АЭС
© Sputnik/Виктор Толочко
Нам нужна твоя энергия! Почему Литва все-таки не сможет обойтись без БелАЭС

Белорусская АЭС строится по российскому проекту ВВЭР-1200 поколения III+ — самому надежному и самому безопасному, что признают все международные специалисты, приезжавшие с проверками и стресс-тестами. Все признают, что ничего лучше и надежнее в мире нет, статистика этот вывод тоже подтверждает – на долю Росатома приходится 67% новых строящихся АЭС во всем мире. Не признают – только литовские политики. Их можно понять – обидно. Пусть обижаются, что им еще остается делать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме

Загрузка...

Сюжеты