vilnius
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Акция "Защитим права семьей от преследования чиновников" в Электренай, 6 сентября 2016
© фото из личного архива Гедрюса Грабаускаса

Ювенальный беспредел: неонацисты на госслужбе преследуют литовские семьи

В Литве за последние десять лет произошло много скандалов, связанных с ущемлением прав детей и разрушениями семей. Все это скрывается за красивым названием – ювенальная юстиция.

По нормам ювенальной юстиции многие привычные методы воспитания детей становятся якобы незаконными. Отцу и матери нельзя ставить детей в угол, даже хоть бы на несколько минут, нельзя ударить ремнем, повышать голос, поскольку по принципам ювенальной юстиции это может быть приравнено к эмоциональному насилию.

Однако в некоторых случаях власти покрывали даже педофилию, как это случилось в пригороде Каунаса Гарляве. Там семья Кедисов и судья Неринга Венцкене защищали близкую родственницу Дейманте от гнета педофилов и с ними связанных коррумпированных политиков.

Ребенок
© CC0. pixabay
Жива ли еще девочка? История загадочного дела Драсюса Кедиса

Отец девушки был убит при загадочных обстоятельствах, тогда Венцкене и Кедисы взяли опекунство над ней. Но затем начались драматичные события: Дейманте хотели забрать, множество людей организовывали дежурства для охраны и защиты девушки от возможного похищения. Наконец, была спланирована спецоперация, в которой участвовали 300 полицейских, и рано утром 17 мая 2012 года прошел штурм дома Кедисов. В результате были ранены и арестованы много людей. Дейманге силой увезли из Гарлявы. До сих пор неизвестно, где она находится.

Хорошо знаю эту историю, так же как и другие резонансные случаи преследования семей.

Марш ювенальной юстиции в Литве только набирает обороты. Много семей столкнулись с большими проблемами: изъяты и отправлены в детдома множество детей. Когда творится такой беспредел, то можно понять позицию президента Белоруссии Александра Лукашенко, который заблокировал принятие похожего закона в своей стране, поскольку ювенальная юстиция опасна для общества. Современная Литва все больше напоминает Норвегию, где знаменитая служба по охране прав детей "Барневарн" творит варварские дела, утверждая, что якобы в некоторых семьях есть факты физического и эмоционального насилия. Служба забирает детей и даже не позволяет им видеться с отцом и матерью. Если позволяют, то только на полчаса под присмотром чиновников.

Дети
© CC0. pixabay
Соседи "капают" – детей забирают: литовская реформа по защите прав ребенка в тупике?

Рассматривая данную проблему глубже, выяснилось, что нет нормальной системы отбора работников служб по правам детей.

Например, в конце октября стало известно, что инспектор отдела по защите детских прав города Каунаса Теодор Исмаилов – откровенный неонацист. Кроме того, он дважды судимый аферист. Кроме того, он не брезгует жестоким обращением с детьми (недавно он лично применил насилие в отношении одной семьи в Каунасе).

Министр социального обеспечения Литвы Линас Кукурайтис вынужден был признать, что в столь важную инстанцию был принят человек с сомнительной биографией:

"Нам трудно выяснить, что за люди приходят в государственную службу".

Это уже ясно, что "трудно", вот и в детдоме Бейжионей долго работал Лауринас Балтрунас, лидер клуба байкеров "Ворай". Этот клуб прославился как откровенно неонацистская структура. Кроме того, на лидеров клуба заводили уголовные дела за участия в убийствах и грабежах. Балтрунаса уволили с этой работы только тогда, когда он сам попал в тюрьму как заказчик убийства.

Семьи проходят через круг унижения и произвола

В этой статье я опираюсь в том числе и на конкретные примеры нескольких преследуемых семей. Это семья Неринги Мицкевичене, Эгли Кручинскене, Айды Меркуловой (у нее отняли детей и даже не дают видеться с ними, хотя женщина не лишена материнских прав) и семья Марины М., которая пожелала не разглашать фамилию.

Директор Департамента госбезопасности Литвы Дарюс Яунишкис
© Lietuvos Respublikos valstybės saugumo departamentas
Страхи влиятельного русофоба: как глава ДГБ Литвы стал самым популярным чиновником

В середине октября ко мне обратилась давняя знакомая жительница городка Вевиса Неринга Мицкявичене:

"Мой сын Довидас Матакас уже девять месяцев живет с отцом Роландасом, условия его проживания тяжелые, видно, что и присмотр за ним плохой. Но действия службы по правам детей откровенно циничные. Хотя мой сын ходит в оборванной одеждой, грязный, и, когда приходит домой, часто не может войти в свою квартиру, но работники службы говорят, что "все хорошо, все нормально". Отец Довидаса Роландас Матакас не раз говорил: "Я подкупил работников этой службы, так что можешь не жаловаться, не поможет". Странная ситуация, я нормальная мама, всегда хорошо присматривала за детьми, но вижу, что чиновники яростно поддерживают отца, и тогда возникает вопрос – что за связь между ними?".

Председатель Соцфронта Литвы Гедрюс Грабаускас и  представитель Комитета защиты мира Алгирдас Янишюс во время визита в мерию района Аникщей
© фото из личного архива. Гедрюса Грабаускаса
Поездка в Аникщяй: литовские антифашисты требуют снести памятники нацистам

История преследования семьи Неринги очень длинная. Прекрасно помню ее с самого начала, поскольку ко мне, как правозащитнику и журналисту, обратились родственники Мицкявичене, которые сообщили, что она арестована, а детей забрали в детдом. Все это случилось 26 августа 2016 года. 

Вот как эти события вспоминает Неринга: 

"26 августа около 12 часов меня задержали полицейские. На свободу меня выпустили 27 августа. Все это время проводились допросы, затем мне предъявили обвинения. По их версии, я якобы применила насилие к своему сыну Лукасу Тичкусу.

Акция "Защитим права семьей от преследования чиновников" в Электренай, 6 сентября 2016
© фото из личного архива. Гедрюса Грабаускаса
Акция "Защитим права семьей от преследования чиновников" в Электренай, 6 сентября 2016

По факту же было так, что оба моих сына играли и подрались, я пошла их утихомирить, и, поскольку старший сын не хотел слушаться, я один раз его ударила проводом зарядки для телефона. Я сама понимаю – поступила плохо, лучше обходиться без этого. Но за что отнимать детей? Вот и эксперт признал, что нет признаков телесных повреждений.

Хочу подчеркнуть, что совершены грубые нарушения: в полиции городка Электреная мне не дали связаться с адвокатом. Отняли телефон, сказав, что "не надо тут никаких адвокатов". Все допросы происходили без юридической помощи, которая мне гарантируется законом. Затем я часто приезжала в детдом Бейжионей, куда были помещены мои дети. Но не всегда имела возможность с ними общаться, иногда мне говорили: "Сегодня вы детей не увидите". Так и жили, хорошо, что помогали знакомые люди, журналисты, правозащитники".

Преследование Неринги вызвало общественный резонанс, появились статьи и видеорепортажи. А 6 сентября 2016 года в Электренае прошла акция "Защитим детей от насилия чиновников". После акции журналисты и правозащитники долго общались с мэром городка Кестутисом Вайтукайтисом. Он обещал разобраться и решить проблемы семьи, но потом оказалось, что это были пустые слова.

Встреча с мэром Электренай Кястутисом Вайтукайтисом после акции "Защитим права семьей от преследования чиновников", 6 сентября 2016
© фото из личного архива. Гедрюса Грабаускаса
Встреча с мэром Электренай Кястутисом Вайтукайтисом после акции "Защитим права семьей от преследования чиновников", 6 сентября 2016

В истории, связанной с семьей Мицкевичене, есть ряд серьезных нарушений. 

Во-первых, в августе 2016 года когда проводились допросы и обвинительный процесс, Неринге не дали вызвать адвоката.  

Во-вторых, когда детей взяли из дома, то их сразу увезли в детдом, хотя могли отдать их бабушке, которая живет недалеко и была согласна взять ребят к себе.

В-третьих, работники полиции и службы по правам детей Электреная не предоставили никакой информации близким Неринги, когда она была за решеткой.

В мае 2018 года Неринге вернули сына Лукаса. Это все-таки прогресс, достигнутый в долгой борьбе.

Однако другой сын Довидас еще в конце февраля 2018 года был передан отцу Роландасу и живет сейчас в трудных условиях. Довидас часто остается без присмотра и шатается по улицам. 

Семья Неринги Мицкевичене,  Июнь 2018 года
© фото из личного архива. Гедрюса Грабаускаса
Семья Неринги Мицкевичене, Июнь 2018 года

Еще одно важное обстоятельство: бабушка Довидаса не раз применяла против него насилие. В начале августа 2018 года она была осуждена за избиение внука. Суд назначил ей принудительное лечение в психиатрической больнице. Увы, решение суда до сих пор не исполняется, и женщина живет по-прежнему, часто угрожая Довидасу. Нет никакой гарантии, что она опять не начнет его бить.

Драма семьи в Каунасе

Недавно в СМИ Литвы обратилась жительница Каунаса Эгле Кручинскене. Она заявила, что в конце сентября ее детей забрали у нее прямо на улице. Оказалось, что и тогда не обошлось без странных стукачей и варварских действий работников официальных инстанций.

29 сентября, в субботу, она с детьми (сыном и дочерью) гуляла в парке. Заметила, что какой-то мужчина ведет себя подозрительно, ходит недалеко и все время смотрит на них. В это время сын (ему 2 года и 6 месяцев) побежал к проезжей дороге. Мать подбежала к нему и остановила, сын пытался вырваться и убежать, тогда Эгле шлепнула ему рукой по задней части тела. Подозрительный мужчина подбежал и начал кричать на женщину. Она же с детьми пошла дальше по тропинке парка. Мужчина еще раз подошел и начал угрожать, и тогда женщина позвонила мужу и попросила его приехать. Она видела, что и тот мужчина тоже кому-то звонит.

Cобака
© РИА Новости/Максим Богодвид
Травля, расстрел, избиение: как в Литве могут обращаться с животными

Вскоре они вышли из парка, но к ним подъехал экипаж полиции, приехал и муж Эгле. Полицейские общались мирно, но скоро подоспели два человека из службы по правам детей, они вели себя агрессивно. Лысый мужчина (это был неонацист Исмаилов) начал кричать и пытался силой вырвать мальчика из рук отца. Подъехал и другой экипаж полиции с собакой, на Эгле одели наручники, повезли в комиссариат полиции, а затем отправили в следственный изолятор. Держали в жестких условиях, давали только воду. Выпустили только через две сутки – 1 октября.

29 сентября в больнице была проведена экспертиза мальчика, никаких телесных повреждений не выявлено, но, несмотря на это, служба по охране детских прав опиралась не на факты, что нет повреждений, а на донос стукача (его имя и фамилия остаются в тайне).

Жители Осло
© РИА Новости/Александр Вильф
"Как вы сказали? Литва?". Почему в Норвегии почти ничего не знают о республике

С 2 октября дети Кручинскасов находились у подруги Эгле, но 12 октября детей отправили в центр "Пастоге". Отец и мать приезжали к ним. Только после того, как поднялся шум в СМИ, начались перемены, было принято решение вернуть детей.

Действия чиновников часто противоречат законам

С подобными проблемами столкнулась и семья Марины М. из Клайпеды. Они с мужем недавно усыновили двух детей – девочку и мальчика. Ребята ходят в школу, однако некоторые педагоги обращаются с ними грубо, не хотят вести нормальный диалог ни с Мариной, ни с детьми. И представители инстанций, которые бы могли посодействовать в этой ситуации, не спешат на помощь. Все как в королевстве кривых зеркал.

Такие ситуации, в которых оказались семьи Неринги Мицкевичене, Эгле Кручинскене и многие другие, противоречат многим законам. В том числе литовской Конституции:

Баррикады, защитные укрепления на улицах Вильнюса, 13 января 1991 года
© РИА Новости
Литовского блогера осудили за "неправильные" слова о событиях 13 января

в 22 статье Конституции говорится об этом (Личная жизнь человека охраняется законом. Закон и суд дает гарантии, чтобы никто не вмешивался в личную и семейную жизнь, унижал честь и достоинство);

в 29 статье (Нельзя нарушать права человека по таким принципам, как этническая принадлежность человека, пол, язык, социальное положение, взгляды и убеждения);

в 33 статье (Гарантируется возможность выразить критику инстанций власти или отдельных представителей власти. Преследование за критику властей запрещено).

В службе по правам детей работает неонацисты и аферисты

То, что в службе по правам детей работают такие люди, как Теодор Исмаилов, вообще переходит все границы. Исмаилов открытый неонацист, ходит с нацисткой символикой, даже свой дом украсил такими символами. Кроме того, он занимался распространением листовок "Пробуди Гитлера в себе".

Исмаилова два раза судили за участие в крупных аферах, в том числе суд Каунаса в 2013 году признал его виновным в присвоении свыше 1 млн литов (около 300 тысяч евро). Конечно, удивляет мягкое решения суда – его обязали выплатить штраф в размере семи тыс. литов (около двух тысяч евро) и приговорили к двум годам условной судимости.

Председатель Соцронта Литвы Гедрюс Грабаускас на встрече с мером Укмерге Роландасом Яницкасом и Антанасом Бурокасом
© фото из личного архива. Гедрюса Грабаускаса
Антифашисты Литвы требуют демонтировать памятник пособнику нацистов Крикштапонису

Такие случаи встречаются в Литве все чаще. Например, в городе Мажейкяе. Здесь в службе по правам детей тоже работает неонацист. Кроме того, он имел судимость за  аферу и за грабеж с применением оружия.

Пока такая, мягко говоря, странная ситуация происходит в рядах "защитников прав детей", то, естественно, права детей будут часто нарушаться самими "защитниками" и коррумпированными чиновниками.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме

Загрузка...

Сюжеты