Призрак гибридного военного положения бродит по Украине

Президент Украины Петр Порошенко
РИА Новости/Алексей Витницкий

Денис Гаевский

Есть у Киева такая традиция – каждые три года быть на грани введения правового режима военного положения.

Ровно три года назад опальный олигарх Дмитрий Фирташ, пребывающий под следствием в Австрии с весны 2014 года, заявил о своих планах вернуться в Киев для участия в съезде Федерации работодателей Украины, которую он на тот момент возглавлял. Эта новость вызвала панику в высоких киевских кабинетах. Cтрана оказалась на грани военного положения, на которое так и не сподобились за предыдущие полтора года из-за ситуации с Крымом и Донбассом. Тогдашний премьер-министр Яценюк запретил пролет всех чартеров через территорию Украины, а глава МВД Аваков стянул в киевские аэропорты громадное количество полицейских и представителей парамилитарных формирований, что в конечном итоге воспрепятствовало возвращению бизнесмена на Украину.

Опасаться Киеву было чего. "Камбэк" фигуры такого масштаба мог бы разрушить хрупкий политический баланс, что наверняка спровоцировало бы досрочные парламентские выборы и привело к ослаблению ряда бизнес-групп, положивших глаз на активы Group DF.

26 ноября 2018 года Верховная Рада Украины утвердила изданный по итогам инцидента в Азовском море указ президента Петра Порошенко о введении военного положения сроком на 30 дней в десяти областях страны – тех, которые граничат с Россией, Приднестровьем и имеют выход к Черному и Азовскому морям.

Впрочем, этот правовой статус, как зачастую бывает в сегодняшней Украине, имеет гибридный характер. По заявлению Порошенко, какие-либо ограничения в отношении физических и юридических лиц в регионах, где введено военное положение, могут быть предприняты только в случае наземной силовой операции со стороны России, которую в Киеве на законодательном уровне провозгласили "агрессором" в начале 2018 года в законе "о деоккупации / реинтеграции Донбасса".

Примечательно, что все службы, министерства, ведомства заявили о том, что данный вариант военного положения никоим образом не скажется на их работе.

Первоначальных планов украинскому президенту достичь не удалось. Напомним, что изначальный проект указа Порошенко предполагал введение военного положения во всех регионах страны сроком на 60 дней. Это означало, что сроки проведения избирательной кампании по выборам президента Украины, которые должны пройти 31 марта 2019 года, были бы сорваны, и Порошенко получил бы возможность несколько пролонгировать срок своих полномочий. Возможно вплоть до октября 2019 года, когда должны состояться плановые парламентские выборы.

Однако инициатива о военном положении на 60 дней по всей стране наткнулась на острое сопротивление парламента. Дело в том, что в стенах Верховной Рады пребывает более десяти претендентов на президентский пост, уже активно включившихся в предвыборный процесс. Для них военное положение означало бы продление сроков проведения избирательной кампании и удорожание ее стоимости.

Военное положение в рамках всей страны больно ударило бы по экономике, и без того переживающей не лучшей времена, сократило бы финансовые возможности крупного бизнеса по инвестированию в различные политические проекты накануне выборов.

Особенно усердствовал Олег Ляшко, чья фракция блокировала парламентскую трибуну, требуя от Порошенко изменить текст закона о военном положении – с 60 до 30 дней с изъятием нормы об ограничении прав физических и юридических лиц. Ляшко ныне считается близким к крупнейшему украинскому олигарху Ринату Ахметову, чья структура бизнеса такова, что именно он понес бы наибольшие убытки среди представителей крупного капитала Украины в случае введения военного положения по всей стране.

Осознавая, что в зале Верховной Рады не набирается достаточное количество голосов за изначальный текст указа о военном положении, Порошенко был вынужден в срочном порядка вносить в него правки. Кроме того, президент Украины предложил депутатам проголосовать за постановлении о назначении даты президентских выборов на 31 марта следующего года.

"Мягкий" вариант военного положения стал фактическим поражением Порошенко и его команды. С политической точки зрения, Петру Алексеевичу необходимо было либо любой ценой продавливать первоначальный вариант указа о военном положении, либо вовсе не ввязываться в это. Получилось так, что, встретив сопротивление депутатского корпуса, Порошенко вынудили идти на попятную. Президент пошел на уступки, а в рамках этической системы украинской политики это трактуется как слабость, а значит станет поводом для оппонентов усиливать давление, требуя прочих уступок и компромиссов.

Собственными колебаниями Порошенко дал лишний повод усомниться в своих дальнейших политических перспективах представителям местных элит и крупным чиновникам в регионах, которые на словах хоть и сохраняют лояльность, но уже пытаются наладить коммуникацию с президентскими оппонентами, чтобы, вне зависимости от исхода выборов весной следующего года, сохранить свое влияние и активы на местах.

Вместе с тем жесткая фиксация даты проведения президентских выборов явно сузила для предвыборного штаба Порошенко поле для политических маневров. Тем не менее, обнулять шансы Петра Алексеевича на грядущих выборах, даже вопреки динамике его рейтингов и неудачи с "жестким" вариантом военного положения, явно не стоит. Президентская команда по-прежнему обладает административными, финансовыми, силовыми, медийными ресурсами, которые можно конвертировать в требуемый результат.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме