vilnius
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Политкорректор
© Baltnews

"Политкорректор": кто там шагает ультраправой?

О том, как латвийские политики сдерживают "российскую агрессию", и о нацизме в Эстонии в контексте возможной коалиции центристов и националистов.

В Латвии – перемога: достроили забор на границе с Россией! Это еще, конечно, не все, полностью строительство пограничной инфраструктуры планируется закончить в следующем году, но забор – это мощь! Ну и повод для громких заявлений, разумеется. Например, журналу Der Spiegel.

Так, президент Латвии Раймондс Вейонис призвал европейские государства объединиться, чтобы сдерживать "российскую агрессию": "Нам нужен надежный сдерживающий фактор, чтобы однажды Россия не напала на другую европейскую страну, как напала на Украину. Европа должна быть единой".

Вейонис, безусловно, прав: забор – штука хорошая, но против российской агрессии может и не выстоять. Поэтому нужно что-то еще. В том же интервью Вейониса понесло еще дальше, и он затеял колоть русскую общину, заявив, что большинство проживающих в Латвии этнических русских лояльны государству: "Они жили в этой стране на протяжении поколений. Их предки принимали участие в нашей борьбе за свободу и в основании государства сто лет назад. Они тоже пострадали от Сталина".

Памятник мальчику с бескозыркой и собакой, который провожает корабли в морском грузовом порту Клайпеды
© Sputnik / Андрей Александров
Латвия дружелюбнее. Литва рискует потерять белорусские грузы из-за агрессивной политики

При этом президент отметил, что "небольшая часть русских не жила в Латвии столь долго, многие из этих людей были членами Советской армии". По словам Вейониса, эта группа населения более податлива к попыткам Москвы оказать влияние на Латвию. "Некоторых используют, например, в демонстрациях протеста по поводу запланированного закона об укреплении позиций латышского языка в образовании", – приводит Spiegel слова президента Латвии.

Ну, за "членов Советской армии" – спасибо отдельное, как и за попытку представить СА преступной организацией с "членством", но в целом прием применен классический – разделяй и властвуй. Однако хотелось бы, хлебнув вместе с коллегами царственного титульного презрения по отношению к нашим "псевдонаучным работам", поинтересоваться у Вейониса: откуда у него данные по "лояльности русских"? Он проводил исследование? Нет. И проводить не будет, потому что результаты его придется немедленно засекретить. Значит, Вейонис порет отсебятину. Мстительно добавлю – псевдонаучную отсебятину. И при этом безмандатную, потому что права говорить от имени русских ему никто не давал. На это обстоятельство я обращаю особое внимание, потому как такое безмандатное представительство в последнее время как-то уж особенно развилось.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров
© РИА Новости/Виталий Белоусов
"ЕC в плену у агрессивного русофобского меньшинства". О чем говорил Лавров в Милане?

Вот, например, некто Марис Краутманис, публицист издания Neatkarīgā Rīta Avīze, комментируя опрос социологического агентства SKDS, сказал, что русскоязычные жители хуже всего оценили Райвиса Дзинтарса не из-за его каких-нибудь заявлений, а только потому, что он возглавляет нацблок. Прав он или нет – я не знаю. Но важно то, что и он не знает. Но говорит. Впрочем, обратиться к мнению этого публициста меня заставило другое его высказывание. Я неоднократно уже писал о том, что ксенофобия буквально зашита в эстонском языке. Латышского языка я не знаю, но не смог не прослезиться при чтении такого вот откровения:

"Есть много латышских политиков, которых русские не знают. Не думаю, что фамилия Немиро многим русским о чем-нибудь говорит. А если человека не знаешь, то автоматически и не любишь".

Умри – лучше не скажешь! "Автоматическая нелюбовь ко всему незнакомому" – это же практически готовое определение ксенофобии. Браво, маэстро!

Впрочем, ньюсмейкером недели стала не Латвия, а Эстония. Точнее, послевыборные телодвижения политиков и партий, за которыми было бы интересно наблюдать, если бы не цена вопроса для всех нас, тут живущих. Времена же нынче поистине исторические, поскольку плотность событий опережает их осмысление. В связи с чем забавно наблюдать также за диванными политологами с их извечными "яжеговорил!".

Встреча премьер-министра Литвы Саулюса Сквернялиса с главой правительства Латвии Кришьянисом Кариньшем, 8 марта 2019
© twitter / LR Vyriausybė
Редкий гость. Что за разногласия с Латвией ездил улаживать литовский премьер

Мыслей по поводу происходящего у меня много, наблюдений – еще больше. Часть из них, опубликованная в Facebook, перекочевала на ленту Sputnik. В частности, я указал там на опасность внеочередных выборов, поскольку для ультраправых они явно имеют смысл, ибо центристы, распоряжаясь столь безответственно доверенным им мандатом, смогли значительно пошатнуть веру в себя у русскоязычного избирателя. Привести ситуацию к внеочередным выборам очень просто – достаточно не утверждать кандидатуру премьер-министра. Договориться с центристами – и кинуть их. Думаю, что мандатов десять на внеочередных выборах центристы могут потерять. Предлагаю следить за сигналами – если вдруг где-то появятся результаты опроса на тему "Если бы выборы были завтра, то за кого бы вы проголосовали?", то, значит, кому-то это интересно… Пока же появились только результаты опроса на тему о том, какую коалицию предпочли бы избиратели.

Президент Кальюлайд, впервые столкнувшись с реальной политической задачей, в которой решение зависит от нее, не то чтобы сплоховала, но продемонстрировала полное отсутствие политического чутья. Согласно Конституции, у нее было две недели на то, чтобы определиться с кандидатом.

Мужчина с флагом Украины
© РИА Новости
Украинская колонизация: как заробитчане заполонили Литву, Польшу и Эстонию

"Как я уже говорила 24 февраля, первым от меня получит предложение сформировать правительство председатель партии, собравшей больше всех голосов", – сказала 11 марта Postimees находящаяся в Нью-Йорке с визитом Кальюлайд.

Александр Чаплыгин: "Очень странно, что президент предложила сформировать правительство победившей на выборах партии не сразу, а лишь после того, как поехала в США. Такое ощущение, что она поехала туда за ценными указаниями".

Да, есть такое ощущение. На то, что президент все-таки следит за событиями на родине, указывает проговорка "первым" – значит, президент предполагает, что может быть и "второй" кандидат… При этом самого предложения лидеру реформистов Кае Каллас к моменту написания данного выпуска так и не поступило.

Еще три обстоятельства, на которые стоит обратить внимание, причем значение их, на мой взгляд, больше, чем просто азарт наблюдения за толкотней у кормушки.

Президент США Дональд Трамп
© РИА Новости/Алексей Витницкий
Сложная Прибалтика: как Трамп однажды запутался в Литве, Латвии и Эстонии

Первое, и наименее значимое: широко обсуждаемый идейный (пока) раскол в стане центристов о том, стоит ли садиться за стол переговоров с нацистами и еще раз нацистами, как-то отвлек внимание от того, что в стане нацистов как раз никаких идейных дискуссий на ту же тему нет. Хотя, казалось бы, должны быть: центристы – это же "агенты Кремля", у них был договор с "Единой Россией" и прочие грехи, перечислять которые тут не имеет смысла. Isamaa настроена совершенно спокойно, и сделала (пока) выбор в пользу центристов, а сын и заместитель главы EKRE Мартин Хельме даже публично высказался о Яне Тоом и Михаиле Кылварте в том ключе, что они "рациональные и профессиональные политики, умеющие постоять за своих избирателей". Сподобился на комплимент в отношении политиков, являющихся, с его позиций, никем иным, как национал-предателями.

Выводы из этого обстоятельства сделаем чуть позже, после того, как выложу на стол второе, архиважное: "Я убежден, что на следующих выборах мы добьемся гораздо более мощного результата. Мы не скрываем этого. Наша цель – в один прекрасный день создать однопартийное правительство. Правительство нашей партии. Мы добьемся этого", – сказал Март Хельме в интервью Õhtuleht. 

Жителей Варшавского гетто отправляют в лагерь смерти Треблинка, 1942 год
© РИА Новости
Нацистам – нет. Кто и когда не подчинялся фашистам в еврейском вопросе

А вот это уже очень серьезно. Такие цели ставят перед собой только нацисты и коммунисты. Это – очень существенный аспект как нацистской идеологии, так и их modus operandi. В связи с этим становится понятным и внешнее равнодушие по поводу шашней с центристами – последних просто нет в завтрашней повестке дня от EKRE. 

И третье.

Илья Никифоров: "Правдоруб Рейн Рауд называет вещи своими именами. Ему очень не нравится, что Юри Ратас станет первым, кто сформирует правящую коалицию с участием неонацистов. Вот так прямо и говорит – неонацистов. И неонацистами он партию EKRE называет не потому, что ему не нравятся партийные лозунги, а потому, что в рядах этой партии слишком много людей (в т. ч. и в парламенте), которым нравится Гитлер и его политика. Вот так прямо про Гитлера и говорит".

На первый взгляд, восторг Ильи не очень понятен – тот вполне компетентен сам поставить диагноз EKRE. Что такого, чего мы не знали, сказал Рауд? Так как последние несколько лет занимаюсь вопросами научной диагностики нацизма, то вот один из выводов, который я сделал в статье, только что отправленной в журнал:

"Хрустальная ночь" в Магдебурге
© CC BY-SA 3.0. Bundesarchiv
Воспользоваться смертью. Как из нацистов делали "мучеников" Третьего Рейха

"В целом на сегодняшний день практическая диагностика нацизма вообще не имеет научного характера и может быть представлена в виде последовательности определенных действий.

На первом этапе проводится фиксация "проявлений" – демонстрации нацистской символики, характерных жестов, осквернений ненавистных нацистам кладбищ и памятников, печати и распространения произведений "классиков" нацизма, расистских высказываний и т. п.

На втором этапе подобной "диагностики" заинтересованными лицами, как правило, не имеющими отношения к власти, (журналистами, правозащитниками, антифашистами и т. д.) выдвигается притязание на признание того или иного феномена "нацистским", причем ключевую роль здесь играет общественное мнение – как в самой стране, в которой случилось "проявление", так и за рубежом. В исследовании достаточно примеров того, что общественное мнение в ряде случаев имело решающее влияние. Если "проявление" можно представить в виде триггера, то в качестве усилителя выступает конфликт вокруг "проявления" и его освещение в СМИ. Для этого этапа характерна уверенная диагностика: это – нацизм! Далее между "обвинением" и "защитой" разворачивается публичная борьба за нормализацию результатов диагностики.

Марш националистов в Вильнюсе
© BALTNEWS.lt / Дмитрий Перцев
"О нацистах – либо хорошо, либо никак". Литва поклоняется "коричневому культу"

На третьем этапе, которого может и не быть, происходит "утверждение" ранее сложившейся "нормы" властным органом и академическим сообществом. Для этого этапа как раз характерны такие неуверенные варианты диагноза, как "полуфашистский", "близкий к нацистскому", "организации неонацистского толка" и т. п.

Рауд в этой схеме и журналист, и представитель академического сообщества, и… власть. Поскольку Рауд – эстонец, а мнение только эстонца имеет значение. Диагностика, проведенная что Никифоровым, что мной, никакого значения в Эстонии не имеет, и появится разве что в ежегоднике Охранки как пример "кремлевской пропаганды". Год назад на Вселатвийском родительском собрании слово "нацизм" звучало в каждом втором выступлении, и единственный итог этого – возбужденные уголовные дела (к сожалению, нет ни места, ни времени заострить внимание на том, что в Латвии уголовные дела, возбуждаемые по заявлениям ультраправых политиков, уже стали системным политическим инструментом) в отношении организаторов и участников собрания.

Другое дело – Рауд… Даже неполживый Delfi отважился: "Лидера EKRE Марта Хельме можно ненавидеть и презирать". Можно, значит. Delfi разрешил.

Истинно говорю вам: исторические времена нынче! И прорвавшийся из тюрьмы голос Матеуша Пискорского – о том же. 

А сегодня – 16 марта. Сегодня по Риге опять пройдут нацисты. Латышская Охранка, раздув щеки, предупреждает о провокациях

#FREEPISKORSKI, Юрий Мель, Альгирдас Палецкис

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме

Загрузка...

Сюжеты