Юлия Чичерина: украинский Крым был не нужен самим украинцам

Певица Юлия Чичерина
© РИА Новости

Анастасия Нечаева

Крым, Донбасс и Сирия – эти территории стали предметом спора на большой международной "сцене". Сценой это стало и для нее. Она отправилась на линию фронта, чтобы своей музыкой поддержать простых солдат, а в "волнующемся" Крыму давала благотворительные концерты. Baltnews поговорил с певицей Юлией Чичериной о роли музыки в военных конфликтах.

 Юлия, вы активно выступаете на различных линиях фронта. Бойцы в Сирии и в Донбассе смогли услышать ваши композиции вживую. Помните ли вы момент, когда решили отправиться туда и исполнять свою музыку? Как это было?

– Я оказалась в Луганске по воле судьбы. Там проходила линия фронта, это были первые прифронтовые концерты под звуки канонады, а ровно год спустя я отправилась в Сирию уже сознательно. Меня вело желание поддержать своих братьев, оказавшихся на чужбине в такой важный для всех нас праздник – Новый год. Я чувствовала себя Снегурочкой и комиссаром одновременно, оттого настрой был боевой. В общем, отправлялась на линию фронта как на праздник –  и все удалось.

 Война – не женское дело, не боитесь?

– Нет, ведь ненависть, злоба, тщеславие, алчность и война – это наши грехи. Страх в их преодолении не помогает. Все по законам физики, только сила заканчивает войны.

– Солдат – необычный зритель. Сложно ли выступать перед такой особенной аудиторией?

– Они самые благодарные. Солдат берет от жизни все, он ценит каждую ее секунду, и поэтому слушает всей душой. Так, я сама учусь у своего зрителя: своему вот этому состоянию удовлетворенности в настоящем, веселости и бесстрашию. Конечно, я романтик и все идеализирую, но примерно так оно и есть.

– Все ваши концерты на линии фронта – благотворительные. Так было и в Крыму. Есть ли разница между коммерческими и благотворительными концертами?

– Это разница внутри меня. Когда отдаешь что-то бескорыстно, то заряжаешься энергией, которой хватает, чтобы двигаться самой и делиться со зрителями. Хотя внешне это выглядит как примерно одно и то же действие.

– Вас обвинял один известный рок-критик в том, что вы "предали рок-н-ролл". Почему, несмотря на обвинения, вы считаете своим долгом выезжать на передовую?

– Я сочувствую этим несчастным, так как они сами предатели, которые обычно плохо заканчивают. Родина в опасности, каждый день по приказу из Вашингтона гибнут русские люди. Честнее будет взбодрить солдата, который защищает мирных жителей Донецка, чем остаться верным рок-н-роллу и "рубить капусту" на корпоративах под Новый год.

– Так получается, что музыка вмешивается в политику. Бытует мнение, что она не должна этого делать. Как вы думаете, может ли музыка стать "скорой помощью" в процессе налаживания военных конфликтов?

– Это лишь мнение, и оно не является истиной. Музыка – универсальная энергия объединения людей. Она может поднять в бой, опустить на диван и заставить не думать ни о чем. А может, наоборот, стать "скорой помощью" в процессе улаживания конфликта. Как бы там ни было, надеяться нужно только на вооруженные силы, их реакцию и дисциплину.

– Вы неоднократно выступали с концертами в Крыму и в Донбассе, в связи с чем СБУ объявляла вас во всеукраинский розыск. На ваш взгляд, какую опасность вы представляете для Киева?

– Фашисты считают любого человека с иным мнением опасностью для себя. Хотят уничтожить его. Для нормальных украинцев никакой опасности я не представляю. Я верю, что мои песни последнего периода заставят их задуматься над глубиной трагедии, произошедшей в Донбассе.

– Агрессия идет и со стороны социальных сетей. Сейчас Facebook блокирует "потенциально агрессивных пользователей", в том числе это коснулось и вас. Как вы думаете, является ли это частью информационной войны со стороны Запада? Может ли такая политика заставить вас замолчать?

– Facebook считается частью американской разведки. Сейчас сайт представляет собой опасность. Он должен стань ручным и абсолютно прозрачным и демократичным в России. Сейчас там разрешен чуть ли ни фашизм, садизм и сатанизм. В свою очередь, герои Донбасса – [Александр] Захарченко, Гиви и Моторола – запрещены. Пока это не пройдет, я не собираюсь молчать. 

– Вы помните тот день, когда Крым официально вернулся России? Расскажите о нем? Что вы почувствовали, когда узнали эту новость?

– Накануне референдума я была в Крыму с концертом. Именно в этот момент я узнала, что полуостров вернулся. Обрадовалась очень тому, что все прошло бескровно. Тем не менее я отлично запомнила тревожные глаза людей в Севастополе в тот день.

– Давайте сравним и подведем итог нашему разговору. Как, на ваш взгляд, изменился полуостров спустя пять лет после возвращения в состав России?

– Украинский Крым был не нужен самим украинцам, никто не инвестировал в него. Территорию доили и грабили. Но посмотрите на Крым сегодня – это шикарный остров, наполненный русскими дворцами и садами, с уникальным климатом и богатейшей флорой и фауной. Сейчас он расцветает – дороги, аэропорты, Крымский мост. Вся Россия расцветает вместе с ним, так что может это и есть "русская весна".

Ссылки по теме