Петр Толстой: Проблемы русских на Украине гораздо важнее, чем думают западные политики

Заместитель председателя Государственной Думы РФ Петр Толстой
РИА Новости

Анастасия Нечаева

Пять лет назад, 16 марта 2014 года, жители Крыма проголосовали за вхождение в состав Российской Федерации. Стало ли это событие точкой отсчета нового миропорядка или было лишь очередным поводом для обострения отношений между Россией и Западом? О значении воссоединения Крыма с Россией Baltnews рассказал вице-спикер Госдумы, журналист Петр Толстой.

– Петр Олегович, присутствовали ли вы лично на референдуме по воссоединению Крыма с Россией? Какие воспоминания оставил этот день?

– Отлично помню этот день. Я вел тогда прямые эфиры на "Первом канале". Вся картинка, которая приходила оттуда, – транслировалась нон-стоп. День действительно памятный для всей страны.

– Возвращение полуострова – точка отсчета новой конфигурации международных отношений, которую публицисты даже называют отдельным словосочетанием – "посткрымский мир". Как вы считаете, верна ли эта формулировка? Изменились ли международная обстановка после возвращения Крымского полуострова в состав России?

– Скажу сразу, я не согласен с этим (с термином "посткрымский мир", – прим. Baltnews). Я считаю, что отправной точкой стал не Крым, а несанкционированные ООН бомбардировки бывшей Югославии со стороны Соединенных Штатов и их союзников по НАТО, которые двадцать лет назад разрушили международное право. Позже последовали известные события в Косово, Афганистане, Ираке, Ливии.

Поэтому говорить, что референдум в Крыму как-то изменил международную обстановку – преувеличение. Для России – это, безусловно, своего рода веха. И ее нужно рассматривать исключительно в положительном контексте, как для международного права, так и для дальнейшей истории страны.

Журналист Петр Толстой
© Baltnews Анастасия Нечаева
Журналист Петр Толстой

– "Крымский вопрос" не изменил положение России на международной арене?

– Международные отношения – это такая субстанция, которая меняется каждый день. Они строятся на доверии. В свою очередь, Запад допустил грубейшую ошибку по отношению к России.

– Какую ошибку?

– Страны Запада решили, что выиграли холодную войну, а потому могут свести роль России к региональной державе, и без нее решать вопросы, связанные с Украиной. Люди, живущие в Крыму, не согласились с таким подходом и люди, живущие в России, тоже. Отсюда возникла ситуация с необходимостью возвращения Крыма. Проблемы русских в Крыму и на Украине гораздо важнее, чем думают западные политики.

– О каких проблемах идет речь? Связано ли это с нарушением прав человека?

– Да, это нарушение элементарных и признанных во всем мире прав человека. Из самых очевидных – возможность общаться на родном языке и свободно выбирать власть.

– Политологи отмечают, что от системы однополярности, возникшей после распада Советского Союза, мир постепенно переходит к многополярности, то есть такому устройству, где взаимодействуют несколько равноправных центров силы. В рамках многополярной системы, каким игроком на международной арене вам видится Россия?

– Современная Россия – одна из великих держав, которая принимает решения исходя из собственных интересов и представлений о том, что отвечает интересам нашего народа. Это и есть истинный суверенитет.

– Возвращение Крыма стало одним из поводов для потока антироссийских санкций. Находясь под таким внешним давлением, довольно сложно отстаивать свои интересы.

 – Как только речь заходит о защите наших национальных интересов, Россия всегда попадает в сложную ситуацию из-за противоречивых отношений с западными "партнерами". Наши интересы, интересы русского мира важнее любых соображений американских или европейских политиков.

 – Сегодня Россия находится в изоляции?

– Никакой изоляции России нет. Регулярно идет интенсивная деятельность на всех уровнях. Изоляция России – это миф, который создают американцы и некоторые страны ЕС для того, чтобы продемонстрировать собственную значимость в международной политике. Санкции – абсолютно тупиковый путь. Кроме убытков они ничего не дают тем, кто их вводит. России же санкции дают шанс на развитие собственной промышленности и экономики. Пусть Запад продолжает повторять свои сказки про изоляцию. Конечно, сложности есть, но мы их преодолеем, потому что правда на нашей стороне.

– Сопутствующее явление "посткрымского мира" – информационная война. Говорят, что всегда проигрывает тот, кто говорит правду, поскольку он ограничен правдой, а лжец может нести все, что угодно.  Есть ли место для правды сейчас?

– Мы привыкли к тому, что есть определенный поток лжи. Эти штампы воспроизводятся, и мы ждем, пока люди устанут слушать эту ерунду. Даже когда мы говорим про Косово и другие [подобные] вещи, наши собеседники каждый раз зажмуриваются и говорят, что это "совсем другая ситуация". Нет, ситуация одна и та же.

– Может ли Россия с этим как-то бороться?

–  Нам все равно. Пусть кормят друг друга фейками, а потом объедятся и лопнут.

– Как вы думаете, будет ли на Западе исчерпана тема российского Крыма?

– Она может быть исчерпана только одним образом.

– Каким?

– Перед Западом не должно стоять вопроса о принадлежности полуострова. Крым был, есть и будет частью России.

– Вы говорите, что люди должны "устать слушать ерунду". Предположим, что так и произойдет. Вместе с признанием Крыма частью России, будет ли поставлена точка в противостоянии, или у Запада найдутся другие поводы для конфликта?

– У нас с западными державами нет противостояния, ведь оно возникает при разной идеологии. У нас же только "стилистические" разногласия. Там полагают, что Россия – это региональная держава. Мы же так не думаем. Они думают, что мы должны вписываться в их представление о том, как жить и поступать. Мы же не собираемся этого делать, и открыто об этом говорим. Мы считаем "евромайдан" государственным переворотом, они же полагают, что это бескровная бархатная революция. Начиная с этой точки, наши пути разошлись, и в этом вопросе – навсегда.

История с возвращением Крыма России пять лет назад – это логичное продолжение того, о чем говорил Владимир Путин в Мюнхене в 2007 году (речь о ежегодной Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности – прим. Baltnews).

– Что именно из его речи двенадцатилетней давности актуально сейчас?

– Президент предупреждал страны Запада, что невозможно вести переговоры, если не считать своего партнера за равного участника диалога. Попытки поставить Россию в подчиненное положение не имеют никакой перспективы.

– Крым послужил истинной причиной роста международной напряженности или же был просто предлогом?

– Крымский вопрос был просто поводом. Не было бы Крыма, придумали бы что-то другое. Причиной эскалации напряженности послужили события на Украине, а именно решение Запада поглотить Украину в рамках "европейской мечты". Это решение было ошибкой и те люди, которые его тогда принимали, сейчас находятся вне политики. Те, кто поддерживали решение из океана, тоже вскоре окажутся на свалке истории. Мы подождем – перед Россией вечность. Для нас важнее, что происходит у нас внутри страны. Крымского вопроса для нас нет – он есть для Запада.

Ссылки по теме