После вступления в НАТО Прибалтика перестала быть безопасным местом – военный эксперт

Военнослужащий вооруженных сил Литвы во время учений НАТО
© NATO North Atlantic Treaty Organization

Майя Бобенко

Baltnews обсудил итоги пятнадцатилетнего членства стран Балтии в НАТО с полковником запаса, главным редактором журнала "Арсенал отечества", членом Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктором Мураховским.

– Виктор Иванович, 29 марта 2004 года страны Балтии вступили в Североатлантический альянс. Какие итоги можно подвести пятнадцатилетнему членству в НАТО? Выиграла ли Прибалтика от этого или проиграла?

– На мой взгляд, конечно, проиграла, поскольку то, что сейчас происходит на территории стран Балтии, делает их заложниками любой конфликтной ситуации между Россией и НАТО.

Усилия Североатлантического альянса по расширению своего присутствия на границах с Россией сосредоточены именно в Прибалтике и Польше, куда приходится рост военного контингента НАТО, как сухопутных, так и авиационных войск. Понятно, что это не останется без ответа Москвы, и гипотетически, если агрессия будет развернута с территории этих стран, их военные объекты и инфраструктура будут подвергнуты российскому удару. Поэтому уровень военной безопасности стран Балтии за последние годы существенно снизился.

© РИА Новости
Военный эксперт, главный редактор журнала "Арсенал Отечества" Виктор Мураховский

– В последнее время в Прибалтике часто звучат мнения о возможных военных сценариях с участием России. Для чего это делается?

– Это делается для того, чтобы оправдать рост военных расходов и увеличения численности военного контингента НАТО в странах Балтии. Потому как, в противном случае, у общественности этих стран возникает вопрос, что здесь делают, например, немецкие солдаты или испанские самолеты. Это своего рода пропагандистский ответ.

Никто не задается вопросом, почему Турция оккупировала часть Кипра, который является членом альянса, и НАТО никаких операций по противодействию агрессивным действиям Анкары не проводит. Также альянс не реагирует на захват Израилем Голанских высот у суверенной Сирии.

В НАТО неоднократно подчеркивали, что организация является оборонительным союзом. Тем не менее за всю свою историю с 1949 года альянс не провел ни одну оборонительную операцию против какой-либо агрессии. В тоже время НАТО принимало участие в разрушении Югославии и Ливии. Это итоги деятельности НАТО в реальности, а не в пропагандистском медиа-пространстве.

– Для чего Прибалтика нужна Соединенным Штатам Америки? Используется ли этот регион в качестве "санитарного кордона" вокруг России?

– Скорее как плацдарм. Ежегодно десятки миллионов долларов выделяется из оборонного бюджета США на совершенствование военной инфраструктуры в странах Балтии.

В первую очередь, на расширение военных аэродромов и возможностей морских портов для перебрасывания из-за океана военной техники личного состава, создание узлов связей и увеличение числа складов боеприпасов, развитие систем управления и железнодорожных узлов, которые оборудуются для разгрузки. По оценке наших военных специалистов, военная инфраструктура в Прибалтике к 2020–2021 годам будет способна принять развертываемую наступательную группировку общей численности до 300 тысяч человек.

Я также напомню, что в НАТО принято решение к 2020 году создать силы быстрого реагирования в количестве 30 батальонов тактических групп, 30 авиационных эскадрилий, 30 военных кораблей, которые будут готовы в течение 30 суток развернуться на границе с Россией. Где это произойдет? Естественно, в странах Балтии, потому что от Эстонии до Санкт-Петербурга подлетное время самолета составляет пять минут, а Литва непосредственно граничит с Калининградской областью.

– Пойдут ли американцы воевать за прибалтов в случае военного конфликта?

– За прибалтов нет, это точно. Вообще, когда читаешь содержание пятой статьи Североатлантического договора, все сводится к тому, что государства обязуются рассмотреть вопрос о немедленном участии в противодействии военному вторжению на территорию страны НАТО.

При этом понятие "немедленно" не раскрывается, из чего следует вопрос: в течение месяца – это немедленно или нет? А в течение года? Мы на примере военной истории видели, как в 1939 году союзники Польши – Франция и Великобритания – "немедленно" отреагировали на германскую агрессию.

– Как вы оцениваете негативные последствия пребывания контингента НАТО в Прибалтике, в частности инцидент со случайно запущенной ракетой в Эстонии?

– Когда летают военные самолеты, действует наземная боевая техника, складируются ракетные боеприпасы, исключить ничего нельзя. Потенциально такая опасность только нарастает.

– Повлияет ли разрыв Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) на обстановку в Прибалтике?

– Страны Европы в этом смысле являются целиком заложниками НАТО и решений США, и ничего этому противопоставить не могут. Если Вашингтон решит развернуть ракеты средней и меньшей дальности в Европе, европейским странам придется лишь "взять под козырек".

Можно посмотреть на примере размещения ядерного оружия в Европе. США на сегодняшний день являются единственной страной, которая размещает ядерное оружие за пределами своей территории – в Бельгии, Германии, Италии, Нидерландах, Турции, а завтра они решат поместить его в Прибалтике. Ровно тоже самое относится и к ракетам средней дальности. В этом случае европейские страны окажутся под прицелом российского высокоточного оружия соответствующей дальности.

– А как вы считаете, насколько жизнеспособна идея европейской армии, которую неоднократно обсуждали в Германии, Франции и других странах?

– Несмотря на резкое отношение США и Великобритании к этой инициативе, европейские страны медленно движутся к решению этого вопроса. Европейский союз уже создал Военный комитет. Помимо НАТО существуют отдельные силы реагирования ЕС, где задействованы порядка 40 тысяч человек.

Однако все это находится в зачаточном состоянии: пока нет единого главнокомандующего и вертикали управления, характерной для организованных вооруженных формирований. Формально структура подчиняется верховному представителю ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерике Могерини, которая занимается больше дипломатическими делами, нежели военными.

Пока нельзя сказать, что в случае, если НАТО прекратит свое существование, будет, кому такую коалиционную группу создать и возглавить, однако подобная тенденция присутствует с 2002 года.

Ссылки по теме