Новый президент Литвы Гитанас Науседа не обещал дружить с Россией – политолог

Кандидат в президенты Литвы Гитанас Науседа. 12 мая 2019, Вильнюс.
РИА Новости

Анастасия Савинова

Тема: Второй тур выборов президента в Литве - 2019

Экономист и независимый кандидат Гитанас Науседа одержал уверенную победу на президентских выборах в Литве, отправив в нокаут Ингриду Шимоните. О том, почему кандидату консерваторов не помогла победить поддержка партии с ее стабильным и дисциплинированным электоратом, Baltnews поговорил с политологом Александром Носовичем.

– Г-н Носович, по результатам второго тура президентских выборов в Литве победил Гитанас Науседа, набрав более чем в два раза больше голосов, чем Ингрида Шимоните. Как вы оцениваете такие результаты? Почему литовцы проголосовали за нового человека в политике, а не за представителя консервативной партии?

– Политики в принципе разочаровали литовцев. Это проявление общеевропейского тренда на разочарование в национальных политиках. В большей части новейшей истории Литвы власть сменяли две системные партии – социал-демократы и консерваторы. Литовцам они в равной степени надоели, и отсюда такой запрос на профессионального человека, но не на профессионального политика. Гитанас Науседа последние несколько лет удовлетворял этот запрос. С 2017 года он лидировал в президентских рейтингах.

Аналитик Центра общественно-политических исследований "Русская Балтика" Александр Носович во время пресс-конференции, посвященной презентации доклада "Наследие Второй мировой войны в странах Балтии: как восстановить справедливость для жертв нацистских преступлений"
РИА Новости
Аналитик Центра общественно-политических исследований "Русская Балтика" Александр Носович во время пресс-конференции, посвященной презентации доклада "Наследие Второй мировой войны в странах Балтии: как восстановить справедливость для жертв нацистских преступлений"

 

– Однако в первом туре победу одержала Ингрида Шимоните. Почему так сильно изменилась расстановка сил во втором туре?

– Это вторая причина успеха Науседы. Она заключается  в том, что к нему перетекли голоса, отданные в первом туре за премьер-министра Саулюса Сквернялиса и еще некоторых более мелких кандидатов, таких как Наглис Путейкис, Вальдемар Томашевский, Витянис-Повилас Андрюкайтис.

Этих кандидатов выделяло то, что они выступали за нормализацию внешней политики Литвы в сторону более конструктивных отношений с восточными соседями. А это очень важно, учитывая тот полный тупик, в который вогнала политика президента Дали Грибаускайте в последние годы.

В итоге если в первом туре Ингрида Шимоните даже вырвала у Гитанаса Науседы победу на последнем издыхании – у нее было на 0,18% голосов больше, то во втором туре вокруг Науседы объединились все противники курса Грибаускайте. По этим 65% проголосовавших мы видим, что таких в Литве большинство.

Следует обратить внимание, что Науседа получил ровно такой же процент поддержки, сколько литовцев в недавно проведенном опросе высказались за возобновление политического диалога лидеров России и Литвы – именно 65% опрошенных поддержали инициативу встречи президентов этих стран, и это неслучайно.

– Ряд экспертов заявляют, что многие голосовали за Гитанаса Науседу в знак протеста, чтобы не выиграла Ингрида Шимоните. То есть литовцы голосовали, скорее, не "за" отдельного кандидата, а "против". Как вы считаете, имел ли такой фактор место?

– Литовцы голосовали не против Ингриды Шимоните, а против консерваторов и Грибаускайте, против того курса, который проводился президентурой последние 10 лет. А учитывая, что президент Валдас Адамкус (бывший президент Литвы – прим. Baltnews) тоже был сторонником консерваторов, то эта политика продолжалась в районе 15-16 лет.

Сама Шимоните ничего как личность из себя особенного не представляет, но всем в Литве было понятно, что это очередная креатура господина [Витаутаса] Ландсбергиса (один из основателей консервативной партии – прим. Baltnews) и это буквально копия Дали Грибаускайте. Людям захотелось чего-то нового, поэтому они проголосовали за Науседу.

– Гитанас Науседа после победы на выборах заявил, что Ингрида Шимоните могла бы стать новым премьер-министром Литвы. Это просто политическая риторика, или будущий президент хотел бы видеть поддержку в правительстве в лице представителя консерваторов?

– Я думаю, что это, скорее всего, второй вариант, потому что Науседа все-таки близок консерваторам. Он не сливается с ними в единое целое, как та же Шимоните, из-за чего он и отказался идти на выборы в качестве кандидата этой партии, но он не является их антагонистом. Если переформатирование правящей коалиции, возможная отставка Сейма, досрочные выборы, отставка правительства если будут проведены, то это будут делаться только в пользу партии консерваторов.

– Как вы считаете, какой курс внешней политики выберет Науседа? Будет ли он последователен в своих заявлениях о том, что не хочет конфронтационной риторики с Россией? Или повторится сценарий как с Далей Грибаускайте, которая перед вступлением в должность президента заявляла о готовности к диалогу с Москвой, однако проводила ровно противоположную политику?

– Науседа очень аккуратно обещает сгладить все острые углы в отношениях с Россией и немного скорректировать внешнюю политику на восточном направлении, потому что Даля Грибаускайте завела ее в какое-то абсолютно аномальное состояние.

У республики не было причин для полноценного внешнеполитического конфликта с Россией. Повода не было, но тем не менее Литва – это единственная страна Евросоюза, в которой табуирован диалог на высшем политическом уровне между лидерами Литвы и России. Это заслуга лично Грибаускайте, заслуга ее личных качеств и особенностей, поскольку она довела до этого ситуацию своими хамскими заявлениями в адрес России и ее руководства.

Естественно, такую аномальную ситуацию надо как-то сгладить. Это не означает полной смены курса внешней политики. Науседа тоже не является анти-ландсбергистом, и, кроме того, он не обещал дружить с Россией в предвыборной кампании.

С его победой основа внешней политики Литвы не изменится. Но какая-то корректировка курса произойдет, потому что совершенно неадекватное поведение в отношении Москвы непонятно большинству литовцев и части политического класса страны. Принципиальный запрет на межправительственный диалог Вильнюса и Москвы со стороны и Риги, и Варшава – это абсолютно запредельное состояние, и из этой аномалии, я думаю, Науседа Литву выведет.

– Где окажется Даля Грибаускайте на фоне грядущих изменений руководства органов власти Евросоюза?

– Безусловно, она будет пробиваться в Еврокомиссию, возможно, уже есть какие-то договоренности о том, чтобы ту квоту, которую по нормам Евросоюза должна занять Литва в Брюсселе, получила именно Даля Грибаускайте.

То, что она займет один из руководящих постов в Евросоюзе, каковыми являются должность председателя Европейского Совета, председателя Еврокомиссии, главы Суда Евросоюза, я думаю, этого не будет, поскольку Литва не самая влиятельная страна Центральной и Восточной Европы, поэтому негласную квоту для этих регионов скорее всего отдадут той же Польше, как это было в 2014 году.

Кроме того, Грибаускайте не оказала никаких значимых услуг Брюсселю и таким значимым странам Евросоюза, как Германия, чтобы брюссельская бюрократия и Ангела Меркель наградили ее за это высокой должностью в Еврокомиссии.

Она пыталась оказалась такие услуги, когда подбивала бывшего президента Украины Виктора Януковича к подписанию соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом на Вильнюсском саммите Восточного партнерства. Тогда из многих источников исходила информация о том, что Грибаускайте за успешное проведение Вильнюсского саммита обещан пост председателя Еврокомиссии. Но тогда она "обломалась", и никаких таких ценных услуг она после этого не оказала. Поэтому не вижу причин, почему ее должны награждать высоким местом в Евросоюзе.

Ссылки по теме