Дефиле из секонд-хенда: эксперты моды оценили наряды гостей президента Литвы

Гитанас Науседа
© Lietuvos Respublikos Prezidento kanceliarijos nuotraukos/ Robertas Dačkus

Лейла Акбашева

По случаю инаугурации президента Литвы Гитанаса Науседы был организован торжественный прием, на котором каждый - и политики, и чиновники, и бизнесмены, и многие другие - пытались выделиться, кто как может. Дамы - с помощью глубокого декольте. Мужчины - странными костюмами. В общем, типичная провинциальная ярмарка тщеславия.

Секонд-хенд – second hand, что означает "вторая рука". Это термин, которым обозначают бывшее в употреблении, подержанное имущество или процесс сбора, сортировки и продажи бывшей в употреблении одежды, обуви и других предметов обихода. 

Интернет-источники информируют, что чаще всего именно к одежде применяется термин "секонд-хенд" из-за наибольшего ее повторного употребления. Наверное, существует и третий "хенд", и четвертый, но в нашем случае это к делу не относится. 

Вместе с очень известной в кругах литовской богемы стилистом вечером 12 июля мы (автор Лейла Акбашева – прим. Baltnews) наблюдали за бесконечной цепочкой гостей, входивших во дворик президентского дворца, чтобы поднять бокал шампанского за здоровье нового главы государства Гитанаса Науседы. 

Кутузовский дворец

Официальная резиденция президента Литвы – это с 1795 года дворец генерал-губернаторов Северо-западного края, место их жительства и служебной деятельности. Кого только не видели эти стены? Например, в 1797 году здесь жил император Павел I и его сыновья – великие князья Александр и Константин. В том же году останавливался польский король Станислав Август Понятовский, в 1804-м – будущий король Франции Людовик XVIII, в 1812-м – прусский король Фридрих Вильгельм III с сыном, тоже Вильгельмом.

© Lietuvos Respublikos Prezidento kanceliarija
Президентский дворец в Вильнюсе

С апреля 1812 год здесь жил российский император Александр I cо своей свитой, затем Наполеон. Александр I во дворце останавливался также в ноябре 1815 и в сентябре 1819, Николай I – в августе 1837 и мае 1850. Александр II – в сентябре 1858, октябре 1860, июле 1864, в июне 1867-го. Александр III вместе с наследником, будущим самодержцем Николаем II – в августе 1884 года.

Но многим поколениям вильнюсцев изящный архитектурный ансамбль зданий в сердце старого города известен под именем дворца Кутузова. Российский фельдмаршал дважды занимал должность литовского генерал-губернатора, триумфально вернулся в Вильну в конце 1812 года. По случаю празднования победы над Наполеоном именно в парадной, Белой зале резиденции главнокомандующему русской армией Михаилу Илларионовичу Кутузову был вручен орден Святого Георгия I степени – высшая военная награда империи. 

В ХХ веке после включения Вильно (по-русски город на картах писался Вильна, по-польски Wilno – прим. автора) и Виленского края в состав польского государства здание было обращено в Репрезентативный дворец Rzeczpospolita. Некоторое время здесь жил Маршал Юзеф Пилсудский, затем фактический глава Срединной Литвы генерал Люциан Желиговский, у которого в гостях останавливались президенты Польши Станислав Войцеховский и Игнацы Мосцицкий.

Если говорить об архитектурном наследии, то комплекс зданий нынешний вид обрел во второй четверти XIX века. Царь Александр I поручил перестройку дворца придворному архитектору Василию Стасову, основоположнику русского ампира, академику Императорской академии художеств. Детальную разработку проекта академик велел сделать виленскому губернскому архитектору французу Жозефу Пусье, который ушел в мир теней в 1821 году. В итоге работа началась лишь в 1824, руководил ею поляк (по другой версии белорус) Кароль Подчашинский, поклонник классицизма.

Разумеется, дворец Кутузова – не Версаль, не Зимний и не московский Кремль с его величественными державными залами. Даже не Вавельский замок в Кракове, древней резиденции польских королей. Так ведь и Вильнюс – не Санкт-Петербург, не Париж и не Прага. 

Для литовцев роскошная по местным меркам резиденция президента на площади Дауканто – центр государственной власти и сердце внешнеполитической стратегии. Сюда допускают самых-самых и наиболее приближенных. Оказаться в этой когорте и переступить порог дворца Кутузова – тайная мечта каждого уважающего себя гражданина.

Если честно, то с трудом верится, что гости президента Науседы знают хотя бы 1/10 часть этой истории. Этим людям безразлично, приглашены ли они в Hilton, в Redisson или в Kutuzov. Они ворчали под нос, когда обленившаяся от многолетнего безделья стража в лице сотрудников департамента охраны первых лиц государства в парадных каретных воротах создавала ненужную толчею, отмечая прибывших в списках и направляя к рамкам металлодетекторов. Проверяли прибывших круче, чем безбашенных польских футбольных фанатов, оравших Wilno jest polskie – "Вильно – польский!" на матчах с литовскими командами. 

Разбор полетов: дамы

Айстис Забараускас, пресс-атташе Науседы, заблаговременно сообщил СМИ, что среди гостей будет 280 представителей культуры, 120 ученых, 50 спортсменов, 100 журналистов, политологов и обозревателей, 50 медиков, 80 силовиков и так далее. 

Однако в преддверии инаугурации разразился нешуточный скандал, когда выяснилось, что новый глава государства обошел вниманием подписантов Акта независимости Литвы от 11 марта 1990 года, депутатов парламента, ветеранов литовской политики, олимпийских чемпионов и чемпионов мира, известнейших общественников и других заслуженных людей, без участия которых пока не обходилось ни одно торжество национального масштаба. 

Знатоки утверждают, что список гостей Науседы был составлен без всякой протокольной логики, зато с желанием продемонстрировать, кого новая власть уважает, а от кого старается дистанцироваться.

Уточню: мою молодую подругу не пригласили в великосветскую тусовку. Еще и поэтому всегда острая на язык, стилист на этот раз была исключительно ядовита. Что касается ее фамилии, то, как говорил вор Жорж Милославский в кинокомедии "Иван Васильевич меняет профессию", "а фамилия моя… фамилия моя слишком известна, чтобы я ее называл!".

"Выход в свет дам из разряда состоятельных завсегдатаев магазинов second hand и мужчин, не привыкших следить за модой и собой. – Так одним предложением подруга охарактеризовала наряды собравшихся на вечерний прием. – Это не светский раут, а провинциальный фест для мелких, но самолюбивых чиновников". Для тех, кто не в курсе: "фест" – дружеская пирушка, на которой гостям позволено многое из того, что обычно считается вне рамок приличий. 

Разумеется, организаторы фуршета сами виноваты – они не установили dress code. Поэтому молодящиеся силиконовые матроны и старающиеся выглядеть гиперсексуально молодые женщины соревновались между собой в неумении выглядеть не вульгарно и произвести впечатление. 

Голые плечи, глубокие декольте и разрезы до бедер соседствовали с мехами, массивные драгоценности – с неуместной для раута бижутерией, джинсы – рядом с платьями-коктейль, мини зазывали поглядеть на голые колени, гипюр смешался с атласом, свадебные платья – с деловыми костюмами, "Мери Джейны" – с туфельками для танго и лоферами, и даже с чакками. Тут и там виднелись пестрые платки и шали, предназначенные для casual-прогулок. Ароматы элитного парфюма состязались с запахами дешевых духов "Вот солдаты идут". А все вместе это называлось демонстрацией себя, самой любимой.

Экс-президент Даля Грибаускайте поступила абсолютно верно, отказавшись участвовать в этом скоморошестве, хотя и была приглашена. 

С другой стороны, она гляделась бы синим монументом в центре местечкового кирмаша – так на суржике в Литве называют хозяйственный рынок. Наряды Грибаускайте – это 10 лет подряд публичная демонстрация "50 оттенков синего". Вопрос, который даже у непрофессионалов возникал сразу, как только экс-президент появлялась на публике или на экране ТВ: кто ее одевает? Не блондинка, а фельдфебель из колонии для малолетних преступников – вот ее стиль. 

Было бы нечестно по отношению к другим дамам ни слова не сказать о праздничном наряде первой леди. С 10.00 12 июля этот титул в Литве носит Диана Науседене. Она была в костюме-двоечке цвета кипяченого молока и если бы не шея, то действительно казалась бы первой леди. 

Ох эта женская шея! Она, оказывается, выдает не только года, но и является лакмусовой бумажкой вкуса. На шее Дианы болтался кусок янтаря работы народного умельца 60-х годов ХХ века. Возможно, это была семейная реликвия, украшение бабушки или матери, или первый янтарь самой Дианы, в котором она старшеклассницей участвовала в празднике народной песни. В любом случае камень был бы более уместен в контексте одежды с национальными мотивами. 

Подведем черту под женской частью гостей президента словами российского шоумена Николая Фоменко: девушку из деревни вывезти можно, а деревню из девушки – нет.

Разбор полетов: джентльмены

Что касается мужчин, они предстали перед публикой во всей провинциальной красе: фраки напрокат из контор погребальных услуг, старомодные брюки с безвкусными пиджаками, галстуки времен раннего Леонида Ильича Брежнева.  

Особенно хорош был депутат парламента Эмануэлис Зингерис в облике "а-ля Мишико Саакашвили" – пиджак в штаны. Дирижер Гинтарас Ринкявичюс явился без галстука. Наверное, сам себе с распахнутым на три пуговицы воротом маэстро казался мачо, а на деле выглядел донельзя заезженным мужиком, которого дома ждут четверо детей и юная жена.

Эксперт по этике Гедрюс Друктейнис не скрывал возмущения: "Возраст нужно маскировать, а не выпячивать. Галстук или бабочка обязательны". По оценке Друктейниса, "главная беда литовских мужчин в том, что они донашивают костюмы, сшитые на школьный выпускной". Добавить к коллективному портрету джентльменов, нарисованному экспертом по этике, нам нечего.

Но правды ради стоит сказать: было и у кого поучиться. Тонкий, изысканный вкус в одежде и аксессуарах продемонстрировала чета Буткявичюсов. Экс-премьер Альгирдас прибыл в прекрасно сшитом итальянцами классическом костюме от Ravazzollo. Его спутница Янина обворожительно смотрелась в очаровательном вечернем туалете цвета южной ночи, дополненном изящным клатчем. 

Элегантно выглядели и оперный баритон Евгений Хребтов и его супруга Лаура. Сплетницы утверждают, что она одевает себя и мужа исключительно в Милане. Было еще несколько прелестных пар. Но общей картины они не меняли и выглядели крупинками золота в видавшем виды ржавом лотке старателя. Лоток – это небольшое корыто или тазик. 

Провинциальные литовские СМИ назвали деревенскую ярмарку тщеславия элегантной. Вновь зову на помощь Колю Фоменко: какая ярмарка – такая и пресса.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме