Экономика парадоксов: сотни тысяч литовцев бедствуют, а у банков – рекордная прибыль

Банк Luminor
© Sputnik / Sergey Melkonov

Егор Иванов

Литовскую экономику смело можно назвать экономикой парадоксов. С одной стороны, власти гордятся тем, что ВВП продолжает расти. С другой стороны, свыше 20% населения живут за чертой бедности, а республика стоит на первом месте по уровню неравенства в доходах.

Согласно данным Департамента статистики при Минфине, число живущих в абсолютной бедности литовцев составляет 312 тысяч человек. Формально каждый десятый житель страны испытывает острую материальную нужду. Это вызывает особое беспокойство у Еврокомиссии, поскольку ситуация в целом не улучшается, а если и отмечается какой-то прогресс, то речь идет лишь о крупных городах. В регионах о прогрессе, к сожалению, говорить не приходится. Учитывая то, что в ближайшей финансовой перспективе 2021–2027 Брюссель намерен урезать финансирование Литвы на 24% – до 5,6 млрд евро – можно говорить о дополнительных рисках. Экономика страны по-прежнему очень зависима от еврофондов.

Бедность – не порок?

Более трехсот тысяч литовцев, живущих в абсолютной бедности, – это лишь одна составляющая. По итогам 2018 года в стране насчитывалось 645 тысяч человек, кто жил за чертой бедности. В процентном отношении этот показатель составляет 22,9% от всего населения страны. За фактическое определение уровня бедности принимается доход в размере 345 евро на одного человека в месяц и 724 евро на семью, состоящую из двоих взрослых и двоих детей в возрасте до 14 лет. Говоря об этих данных, особую роль здесь играют люди преклонного возраста: в 2018 году за чертой бедности находились 41,7% всех литовских пенсионеров, в то время как в 2017 году этот показатель составлял 37,7%. Если оценить ситуацию комплексно, то здесь не приходится надеяться на качественные изменения в будущем, поскольку сегодня средняя пенсия в Литве составляет 277,3 евро.

Таким образом, среднестатистический пенсионер автоматически оказывается в числе тех, кто живет за гранью нищеты, если пользоваться методикой подсчета Департамента статистики и Минсоцзащиты.

Небольшие улучшения, конечно, есть. Так, уровень абсолютной бедности за год снизился на 2,7%, но говорить о качественном прогрессе пока рано.

Прибыль на бедных

Упомянутая статистика – это лишь одна сторона медали. Есть и другие показатели. Несмотря на то, что Литва во многих аспектах серьезно отстает от богатых стран Евросоюза, кое-где страна лидирует. Например, по прибыли коммерческих банков. Данные за первый квартал 2019 года говорят, что доходы банков, работающих в Литве, в два с половиной раза превышают средний заработок банков в ЕС.

Вопрос в том, как это удается в маленькой стране, где львиная доля населения, как уже говорилось, испытывает материальную нужду.

В Литве почти нет серьезной конкуренции. Рынок делят скандинавские банки – Swedbank, SEB bankas и Luminor. Банка с литовским капиталом в стране нет. Государственной банковской структуры, помимо Центробанка, в Литве тоже нет, да и в ближайшее время не появится.

Статистика говорит, что в первом квартале этого года в Литве росла прибыль почти всех ключевых банков – у кого-то больше, у кого-то меньше, но доходы банкиров растут. Прибыль Šiaulių bankas увеличилась на 21,8%, SEB bankas – на 16%, Swedbank – на 14,5%, Medicinos bankas – на 10,4%. Прибыль уменьшилась лишь у Luminor, но это обусловлено его трансформацией и внутренним реформированием. Банк изначально был готов к расходам.

Хорошо это или плохо – вопрос риторический. Отсутствие конкуренции – всегда плохо. Кроме того, нельзя отрицать, что фактически вся экономика страны и работа государственных учреждений завязана на коммерческие банки, которыми руководят из-за рубежа. Для литовцев это вредно. Такую точку зрения разделяет и экономист Ромас Лазутка – один из ведущих представителей школы социально-ориентированной модели экономики.

"Банки создали привлекательные условия, поскольку конкуренции на рынке почти нет. Это признает и Центробанк. Когда сформировалось такое положение, они могут поднимать цены сколько захотят. Мы, экономисты, называем это олигопольным рынком", – признался Лазутка в интервью газете Lietuvos rytas, подчеркнув, что страна нуждается в государственном банке, не преследующим цель обогатиться за счет рядовых налогоплательщиков.

Занимательная статистика

Есть еще один любопытный факт. Литва является одним из лидеров в ЕС по уровню расходов так называемого индивидуального потребления. Иными словами, литовцы много тратят – позволяют тратить на себя больше, чем латыши, эстонцы, поляки, венгры, чехи и даже испанцы.

С одной стороны, положение страны выглядит апокалиптическим, если посмотреть на количество бедствующих, уровень пенсий, качество жизни "минимальщиков", которые исчисляются не десятками, а сотнями тысяч. Одновременно с этим мы видим, что люди тратят много денег – рестораны и бары заполнены, а в торговых центрах и магазинах не протолкнуться.

Старший экономист Swedbank Нериюс Мачюлис утверждает, что корень всех зол – теневая экономика.

"Расходы фактического индивидуального потребления одного жителя Литвы, отбросив различия в ценах, в минувшем году достигли 90% от среднего уровня по ЕС, говорит нам статистическая служба Eurostat. По этому показателю литовцы обогнали все страны Центральной и Восточной Европы, включая Эстонию и нагнали Испанию. Как возможно такое достижение, если зарплаты и пенсии в Литве меньше, чем в большинстве других стран? – задается вопросом Мачюлис в своей авторской статье и тут же находит ответ. – Теневые поступления и потребление теневой продукции полностью объясняет то, что у литовцев есть возможности потреблять больше, однако это совсем не радует. Жизнь в тени не только связана с риском для личных финансов и здоровья. Тень подрывает возможности государства адекватно финансировать общественные услуги и обеспечить социальную защиту".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме