"Кому нужна армия в голодной стране?": литовские фермеры на грани бунта

Весенняя посевная
© Sputnik / Виталий Тимкив

Егор Иванов

Глобальная пандемия вскрыла противоречивую политику Литвы по отношению к сельскому хозяйству и запасам продовольствия. Фермеры говорят, что нынешний кризис больно скажется на отрасли.

Молочный кризис

Глава Ассоциации сельскохозяйственных предприятий Литвы Йонас Свидярскис накануне заявил, что отрасль испытывает сильные затруднения. Карантин болезненно сказывается на деятельности фермеров и производителей молока. Правительство приняло решение поддержать сектор, выделив помощь в размере 52 млн евро, но поможет ли это компенсировать потери – вопрос открытый. Помимо прочего, эпидемия и карантин обнажили проблемы и острые вопросы, которые в свое время были отложены в дальний ящик.

По словам Свидярскиса, более всего из-за пандемии коронавируса страдают молочный сектор и те, кто занимаются овощеводством. Карантинные ограничения коснулись школ, детских садов, дошкольных учреждений, всех заведений общепита, которые до сих пор находились под замком, поэтому централизованные закупки и число заказов резко сократилось. Продукты просто не покупали, а девать их некуда. Учитывая то, что в Европе обвалились цены на сырое молоко, фермерам стало жить еще сложнее.

Более того, в Литве сложилась парадоксальная ситуация – производители молока и мяса многие годы конфликтуют с переработчиками. Суть конфликта заключается в том, что цены на сырье падают, они низкие, что сильно подрывает положение фермеров, однако на прилавках магазинов молоко и мясо не подешевело.

По сравнению с прошлым годом цены увеличились где-то на 5–6%, что вызывает разумное недоумение аграриев. В то же время переработчики считают, что претензии их коллег не обоснованы, а надуманы, так как статистика – вещь сложная, а на политику ценообразования нужно смотреть комплексно.

Между тем Йонас Свидярскис говорит, что в стране ненормальная ситуация – экспорт молочной продукции увеличивается, предприятия перерабатывают больше, но сырое молоко при этом завозят из Латвии, Эстонии, Польши, Германии. По этой же причине он скептично реагирует на разговоры о компенсации потерь переработчиков, так как их будут покрывать за счет фермеров, ставших заложниками низких закупочных цен. При этом, отмечал он, страны Евросоюза в лице Италии, Испании, Германии, Эстонии, Нидерландов и других не уменьшали цены на закупку сырья.

Несмотря на это, по словам Свидярскиса, пандемия принесла и хорошие вести: политики увидели, что в стране не такие уж большие стратегические продовольственные запасы, а небольшие они потому, что десятилетиями власти руководствовались лозунгом "Чего не хватает – привезем". Как показал кризис, эпидемия и карантин, ударившие по цепочкам поставок, привезти можно далеко не все, далеко не так быстро и далеко не всегда. Стабильная работа местных производителей – это вопрос национальной безопасности.

К сожалению, отрасль производства молока в Литве испытывает трудности – поголовье молочных коров в стране ежегодно сокращается, причем потери исчисляются тысячами. Ответ на вопрос "Почему?" лежит в общественно-политической плоскости. Все дело в отношении граждан к отечественному производителю и уважении к тем, кто производит продукты, ведь это тяжелейший труд, а сытым людям кажется, что еда появляется на прилавках многочисленных супермаркетов сама по себе.

Пополнить резервы

Другой насущный вопрос – состояние государственного продовольственного резерва. Известно, что в нем хранятся крупы, сахар и мука. Накануне замглавы парламентского комитета по вопросам села, бывший министр сельского хозяйства Казис Старкявичюс призвал обновить резервы, продав часть зерновых по выгодной цене на иностранных рынках, но одновременно начав пополнять его новыми запасами круп, покупая их по более низкой цене у литовских земледельцев.

"В условиях сложившейся благоприятной ситуации с экономической точки зрения, хранимое в госрезерве зерно можно было бы экспортировать за границу по хорошим ценам через Клайпедский порт, а продовольственный резерв пополнить новым зерном, закупив его у земледельцев. Как информировала Ассоциация зернопроизводителей Литвы, сегодня в Клайпедском морском порту одна тонна зерна стоит около 190 евро, а цена на рынке в стране не доходит даже до 170 евро за тонну. При этом цены меняются каждый день, и в начале апреля разница была больше, в Клайпедском порту – 192 евро, а на внутреннем рынке – только 160 евро", – рассказал экс-глава Минсельхоза. 

Клайпедский морской торговый порт
CC BY 2.0 / flickr / Saulius Zakarka
Клайпедский морской торговый порт

По его словам, это решение позволило бы не только обновить резерв, но и получить солидную прибыль за счет перепродажи. Также это дополнительная возможность для того, чтобы поддержать отечественных производителей, которые нуждаются в покупателях. Кроме этого, Старкявичюс выдвинул идею о том, что зерно необязательно должно храниться на складах госрезерва. Можно заключить соответствующие соглашения с производителями, чтобы они держали его на своей территории, то есть в своих помещениях. Таким образом, государство так же может финансово поддержать первичных участников рынка.

Между тем глава краевого совета земледельцев из Радвилишкиса Игнас Хофманас полагает, что эта инициатива звучит красиво, но на деле все не совсем так. Предложение о том, что зерно может храниться на складах частных лиц, будет выгодно только крупным фермерам, у которых есть большие помещения и необходимая инфраструктура.

"Во время пандемии коронавируса я предлагаю обратиться к сельскому хозяйству, а политикам, наконец, понять, что свое сельское хозяйство – это вопрос национальной безопасности. Возможность обеспечить себя продуктами питания, сильное сельское хозяйство – так же важно, как и хорошая армия. Ты можешь иметь такую хорошую армию, какую захочешь, но если у нас не будет продуктовых цепочек, то от этой армии останется ноль", – убежден земледелец.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме