Ядерная энергетика Литвы умерла, а альтернативная так и не появилась

Белорусская АЭС
Sputnik

Игорь Черников

По расчетам, Висагинская атомная станция могла бы вырабатывать электроэнергию, которая на рынке была бы в два раза дешевле той, что в 2020 году начнет генерировать Белорусская АЭС. Но проект рухнул под давлением литовской общественности.

Тема ядерной энергетики Литвы – как подводная лодка. Всплывет неожиданно на поверхность информационного океана и так же неожиданно исчезнет непонятно куда. Закономерности вычислить невозможно. 

В конце марта администрация Игналинской атомной электростанции (ИАЭС) объявила конкурс по поиску подрядчика для строительства могильника радиоактивных отходов. Он должен гарантировать длительное хранение. Стоимость проекта – 73,16 млн евро с НДС или 60,46 млн евро без налога на добавленную стоимость.

Игналинская АЭС
CC BY 3.0 / wikimedia / Vadik_01
Игналинская АЭС

Победителю конкурса предстоит до 2023 года на площадке рядом с АЭС построить всю необходимую инфраструктуру и два из трех запланированных железобетонных модулей, предназначенных для 70 тыс. кубометров упакованных в бетонные контейнеры и зацементированных отходов. Проект финансируется на средства программы Евросоюза, предназначенной для закрытия атомной станции, но в нем есть важная составляющая.

Поскольку конкурс важен в контексте национальной безопасности, подрядчика-победителя обязано утвердить правительство. Такая многоступенчатая схема нужна для того, чтобы исключить ситуацию, когда заказ на дорогостоящий объект может оказаться в руках "малонадежной компании". Именно так в свое время подряды получила германская Nukem, которая впоследствии стала подконтрольной компании "Атомстройэкспорт". Она в свою очередь принадлежит корпорации "Росатом", российскому гиганту в области атомной энергетики.

Есть еще два интересных факта. Первый – поучительный: ИАЭС строит могильник практически на границе в Белоруссией, в 50 километрах от литовско-латвийской границы и в 50 км от Даугавпилса, второго по величине города Латвии.

Официальная Рига сочла объект безопасным, заявила генеральный директор Государственной службы охраны среды Элита Баклане-Ансберга – какой-либо серьезной угрозы он не несет. Что касается Белоруссии, то согласия официального Минска никто и не спрашивал. Вот такие литовские природоохранные стандарты.

Второй факт – показательный. Известно, что на финансовую перспективу 2021–2027 годов Литва изначально просила у Брюсселя для нужд ИАЭС 780 млн евро. Еврокомиссия соглашалась выделить 490 млн и требовала оставшиеся 14% покрыть за счет национального бюджета. После первого раунда переговоров Еврокомиссия согласилась увеличить помощь программе закрытия ИАЭС до 552 млн, но и доля Вильнюса выросла до 20%. Коллизия в том, что пока официально неизвестно, как профинансирует строительство могильника Брюссель и какую финансовую ношу взвалит на себя Литва, чья экономика прогибается под тяжестью пандемии коронавируса.

Авторитетный литовский энергетик Альфонсас Скринска суммарные потери от закрытия АЭС посчитать не в состоянии и оценивает их словами "очень большие". Профессор убежден, что за минувшие десять лет можно было построить достойную замену ИАЭС, минимизировать утраты и не приобретать 75% необходимой электроэнергии за рубежом. "75% обходится стране в 500 млн евро, утекающих из Литвы ежегодно", – подчеркивает Скринска. 

Оказывается, еще в 2005 году депутаты Сейма приняли резолюцию о преемственности ядерной энергетики, а на следующий год руководители правительств Литвы, Латвии и Эстонии подписали меморандум о строительстве новой АЭС. В национальной энергетической стратегии, принятой парламентом в 2007 году, тоже записано: "Не позже 2015 года начать эксплуатацию новой АЭС". 

По расчетам, Висагинская атомная станция (ВАЭС) могла бы вырабатывать электроэнергию, которая на рынке была бы в два раза дешевле той, что в 2020 году начнет генерировать Белорусская АЭС. Но проект рухнул под давлением литовской общественности, хотя уже был найден и солидный инвестор в лице японского концерна Hitachi.

Строительство Белорусской АЭС в Островце
© Sputnik / Виктор Толочко
Строительство Белорусской АЭС

В результате литовская ядерная энергетика умерла, а любая другая не смогла расцвести. Например, только в 2012 году начал работать девятый энергоблок мощностью 455 MW на электростанции в Электренай. Агрегат в состоянии произвести почти 3,5 TWh электроэнергии в год, или почти 30% всей необходимой. Еще около 10% можно получить от ветряной энергетики и почти 0,08% – от солнечной. Но все равно потери от остановки и закрытия ИАЭС компенсировать не получается.

Профессор Скринска искренне удивляется: почему для строительства новой АЭС необходим референдум, а для развала энергообъектов не нужно ничего, кроме решения членов небольшого кружка дилетантов?

Эксперту очевидно, что Литве нужны генерации для производства базовых мощностей. Для этого следует лишь построить энергоблок мощностью 500 MW. Такое современное оборудование выбрасывает в три раза меньше CO2, чем угольные ТЭЦ в Польше или электростанции на сланцах в Эстонии.

Вот куда, считает энергетик Альфонсас Скринска, нужно инвестировать государственные деньги, а на нужды ИАЭС требовать ресурсы у Брюсселя, который и был основным инициатором закрытия лучшей в Европе атомной станции. Что касается новых могильников для нужд ИАЭС, там же следует захоронить и радиоактивные отходы с уже закрытого хранилища в Майшагале, что на границе Вильнюсского и Ширвинстского районов. Для такой маленькой страны, как Литва, достаточно одного могильника, считают и чиновники Минэнерго. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме