Солнце и ветер – "розовые очки" литовской энергетики

Ветрогенераторы
© Sputnik / Алексей Павлишак

Илья Круглей

Зеленая энергетика в условиях нынешней политики Литвы – это, по сути, единственный выбор, но безысходность не делает его экономически выгодным для потребителя в будущем.

Госкомпания Литвы активно развивает сотрудничество с корпорациями в области возобновляемой энергии. Но государство до сих пор зависит от импорта электричества. Если новые проекты с ветропарками и солнечными электростанциями заработают, никто не гарантирует приемлемую цену за "чистую" энергию. 

Литва стремится добиться энергетической независимости за счет возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Для этого заключаются контракты с разными предприятиями из ЕС, однако процесс постепенно превратился в самоцель. Дешевизна электричества и гарантия бесперебойных поставок незаметно отошли на второй план.

Литовская компания Ignitis renewables ("дочка" госэнергохолдинга Ignitis grupe) купила портфель акций группы Sun Investment Group (SIG), занимающейся развитием проектов солнечных электростанций в Польше.

В договоре говорится о том, что балтийская компания получит в свое распоряжение крупнейшие парки солнечных батарей в Европе, а через три года оборудует и подготовит солнечные электростанции общей мощностью до 170 МВт в год.

Кроме того, литовский Ignitis grupe объявил о выборе стратегического партнера для проектов строительства морских ветропарков на Балтике. Им стала европейская компания Ocean Winds – детище французской Engie SA и португальской EDPR (обе считаются лидерами по ВИЭ-технологиям в ЕС).

В литовской Ignitis ожидают, что парк ветрогенераторов обеспечит страну 700 МВт в год. Инвестиции в завершенные проекты такого масштаба достигают 1,5 млрд евро.

Выглядит все это, на первый взгляд, весьма вдохновляюще. ВИЭ наращивают свою долю в Литве, а значит, у страны вроде как все больше шансов на освобождение от поставок энергии из России. А ведь есть еще и сокращение (в период за январь-март 2020 года) импорта электроэнергии из Калининградской области – на 50% (до 857,1 ГВтч).

В связи с этим еще в мае этого года директор Департамента управления системой Litgrid Гедрюс Радвила сообщил, что преобладавшее в структуре импорта в 2019 году российское электричество в начале 2020 года уступило позиции гидроэлектростанциям Скандинавии.

Это были хорошие для энергетики Литвы новости, но если посмотреть на общее потребление электроэнергии страны и соотнести его с долей производства электричества ВИЭ, то картина уже не такая радушная. А ведь есть еще проблема зависимости страны от импорта энергии и весьма неловкий вопрос об экономической целесообразности ВИЭ. 

Неловкие факты и печальные цифры

Начнем, пожалуй, с тезиса о том, что Литва стала потреблять больше энергии у скандинавских стран. Во-первых, это произошло только в первой половине 2020 года, еще неизвестно, что будет с показателями третьего и четвертого кварталов.

Во-вторых, в Литовской системе электропередач забыли упомянуть, что подводная смычка страны NordBalt со Швецией в прошлом году из-за поломок не работала два месяца, а летом 2020 года кабель вновь перестал функционировать. Из-за этого не только Литве, но и Латвии с Эстонией пришлось активировать резервы аварийного энергоснабжения.

А ведь Литва лишила себя страховки со стороны Белоруссии и России, разорвав Соглашение о поддержании и использовании нормативного аварийного резерва мощности в электрическом кольце БРЭЛЛ. Теперь ее восточные соседи не могут помочь, если в стране возникнет острый дефицит электричества из-за поломки кабеля из Скандинавии или еще чего-нибудь.

Далее анализируем тезис о снижении импорта энергии из России и якобы серьезном увеличении доли ВИЭ на рынке Литвы.

Прошлый 2019 год, по словам директора литовской Ассоциации ветряных электростанций Айстиса Радавичюса, стал рекордным, поскольку ветряные электростанции выработали 1,4 ТВт-часов. Вот только почему-то российский энергохолдинг "Интер РАО" в этом же 2019 году нарастил объем продаж электроэнергии в Литву на 42,4% – до 6,2 ТВт-часов.

Выходит, без поставок из РФ все-так не обойтись. Это при том, что прошедший год стал самым теплым в балтийской стране за всю историю метеонаблюдений.

Далее смотрим на проекты по выработке энергии с помощью ВИЭ, о которых говорит Ignitis. Если представить, что проект с ветропарками в 700 МВт будет успешным, то государство получит, если верить министру энергетики Жигимантасу Вайчюнасу, 2,5 ТВт-часов.

Теперь сравним эти объемы с годовым потреблением энергии Литвы. За 2019 год страна использовала 13,3 ТВт-часов (данные литовского департамента статистики). Выходит, проект нового ветропарка стоимостью 1,5 млрд евро обеспечит Литве примерно 18% от ее годового потребления энергии. Причем это если все пройдет идеально.

А вот будет ли такая энергия дешевле, чем потенциальные поставки из белорусской АЭС или импорт электричества из России? На этот вопрос в Литве пока никто не спешит отвечать.

У страны нет выбора

Как рассказал в беседе с Baltnews эксперт в области ВИЭ, профессор Санкт-Петербургского политехнического университета Виктор Елистратов, идея развития возобновляемой энергии для Литвы в первую очередь связана с желанием добиться энергозависимости от России и Белоруссии.

Профессор СПбПУ Елистратов Виктор
© Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого (СПбПУ)
Профессор СПбПУ Елистратов Виктор

"Напомню, у балтийской республики в свое время была Игналинская АЭС и гидроаккумулирующая электростанция, которая должна была регулировать нагрузку в энергосистеме северо-запада СССР", - объяснил профессор.

"Теперь атомную станцию закрыли, а нынешних мощностей Литвы уже не хватает для полного удовлетворения внутреннего спроса. Она как бы осталась в изоляции с точки зрения развития энергетики", – продолжил эксперт.

"Если говорить о солнечной энергии на территории Литвы, то ее перспектива весьма сомнительна, поскольку многое упирается в экономическую целесообразность. Себестоимость производства энергии будет весьма высокой, поскольку коэффициент использования установленной мощности солнечной электростанции, мне кажется, не будет превышать 14%", – рассказал Виктор Елистратов.

"Конечно, стремление Литвы понять можно, особенно если ЕС помогает финансово. Но нужно учитывать, что использование такого типа энергии в итоге ляжет дополнительным бременем на потребителя", – заключил эксперт.

Логика строительства офшорного ветропарка тоже весьма последовательна. Виктор Елистратов подтверждает, что на побережье Балтийского моря ресурсы такой энергии действительно присутствуют. Но есть один нюанс. Стоимость такого ветропарка примерно на 40% дороже, чем его наземный (береговой) аналог.

"ВИЭ не решит проблему энергообеспечения Литвы в полном объеме еще и потому, что ветропарки и солнечные станции все-таки производят энергию не постоянно. Они зависят от характера погодных условий. Это значит, что нужно строить инфраструктуру по резервированию мощностей, чтобы можно было обеспечить хоть какую-то гарантию поставок на внутренний рынок", – продолжил Виктор Елистратов.

"Но повторюсь, у Литвы, если говорить о самостоятельном наращивании энергопроизводства, сейчас попросту нет альтернативы", – резюмирует специалист по ВИЭ.

Зависимость во всем – от денег на Западе до ресурсов на Востоке

Как бы ни старалась Литва развивать ВИЭ, она все равно слишком зависит от поставок электричества из других стран. По данным литовского департамента статистики, импорт энергии балтийской страны составил 70,2%. Литва по этому показателю – антилидер в списке ЕС.

Вероятно, поэтому она так лихорадочно пытается нарастить объемы производства электричества за счет ВИЭ. Но во сколько это обойдется стране и ее простым гражданам, оплачивающим коммунальные услуги?

Как пишет Deutsche Welle, ссылаясь на заявления в Минэнерго Литвы, за 1 киловатт электроэнергии, выработанной солнечными батареями, в стране можно получить компенсацию в 323 евро. Однако эти деньги берутся не из воздуха.

Финансовое поощрение ВИЭ – это, конечно, хорошо, но только для фанатов Греты Тунберг, а не для обычного взрослого человека, который каждый месяц должен оплачивать счета за электричество.

Пример Украины уже показал, к чему такое "доброе дело" может привести. В мае 2020 года на зеленую генерацию страны приходилось 8% всей вырабатываемой энергии. Но при этом ВИЭ забирала 26% денег от всего энергорынка Украины. Где гарантии, что Литва не попадет в такую же ситуацию?

Выходит, ей нужно развивать ВИЭ, поскольку с Россией и Белоруссией она не хочет иметь ничего общего, но тогда приходится раскошеливаться, ведь "зеленая" энергия сильно прожорливая в финансовом плане.

Европейская комиссия (ЕК) предлагает Литве направить будущие инвестиции именно в цифровые технологии и "зеленую" энергетику – отрасли, которые в условиях пандемии сильно нуждаются в поддержке. Вот только какую сумму ЕК готова выделить для Литвы, чтобы помочь с такой политикой, никто не знает.

Новый бюджетный цикл Евросоюза – это вообще больная тема для Балтии, поскольку дотаций в нем для периферийных стран ЕС будет намного меньше.

Разумеется, конкретных фактов того, что Европа точно откажет в финпомощи для Литвы, тоже нет. Исходя из этого, можно даже предположить, что ЕС поможет балтийской стране в субсидировании ВИЭ энергетики. Но что потом?

Субсидии сыграют свою роль, сделав популярными ветропарки и солнечные элеткростанции, намертво встроив их в энергетику Литвы. Но Европа ведь не будет всю жизнь спонсировать компании по "зеленой" энергетике в балтийской стране.

Рано или поздно финпомощь остановится, а субсидирование ВИЭ в Литве прекратится. В этот же момент стоимость электричества для предприятий и простых потребителей Литвы подскачет вверх. Что в таком случае делать?

Обратно броситься в объятия Белоруссии и России, с которыми балтийские страны так рьяно сегодня хотят разорвать энергетические коммуникации? Увы, пока что так далеко сторонники "зеленой" энергетики, видимо, не планируют.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме