Похороны Вишеградской группы? Один угольный карьер может многое изменить в Европе

Польская угольная шахта "Туров" на границе с Чехией
© AFP 2021 / MICHAL CIZEK

Алексей Языков

Польша отказывается подчиниться решению высшей судебной инстанции Евросоюза и поговаривает о выходе из альянса.

Судебный иск Праги против Варшавы по делу о закрытии приграничного угольного карьера "Туров" дало третьей стороне конфликта, Брюсселю, оружие против "строптивых поляков", возглавляющих неформальную оппозицию небогатого востока альянса против "диктата" его состоятельного запада.

Дело об угольном карьере "Туров", где активно добывается топливо для польских электростанций, начиналось с просьбы чехов закрыть разработки по соображениям их негативного воздействия на окружающую среду, на состояние местных грунтовых вод. Их жалобщики делят с поляками, поскольку карьер расположен близ чешской границы.

Не добившись своего после месяцев переговоров, Прага обратилась год назад за помощью к Еврокомиссии, которая указала Варшаве в своем мотивированном заключении, что, давая разрешение на разработку угля без должной оценки ее вреда окружающей среде, та нарушила сразу несколько положений Евросоюза. Карьер предлагалось закрыть и на этом прекратить конфликт.

Варшава закрыть "Туров" отказалась как по причинам значения шахты для функционирования системы энергообеспечения региона, так и следуя позиции местного профсоюза горняков "Солидарность" – надо думать, в большинстве своем голосующих на выборах за правящую страной консервативную националистическую партию "Право и справедливость" (ПиС).

Эта политическая сила вымотала уже не один километр нервов и терпения ЕС по поводу разногласий по поводу оценки углубления интеграции альянса и централизации власти в Брюсселе, соблюдения принципа верховенства закона и права судей на независимость, а сексуальных меньшинств – на свободу и защиту, – да практически по любому поводу, включая выстраивание отношений с США и перспективы создания европейской армии.

Попытки Еврокомиссии приструнить власти Польши и даже покарать ее лишением права голоса на Советах были провалены ближайшими союзниками Варшавы – государствами Вишеградской группы (Польша, Венгрия, Чехия и Словакия), а также в некоторых случаях странами Балтии во главе с "родственной" полякам Литвой.

Варшава как бы возглавляет неформальную оппозицию небогатого востока альянса властному тандему Германии и Франции, которых частенько, хотя и не очень громко обвиняет в "диктате" и "узурпации власти" в Евросоюзе. Правда, это не мешало ей ежегодно получать многомиллиардные суммы поддержки из фондов Брюсселя и пытаться диктовать свои правила распределения средств между странами альянса.

Наложенный на Польшу по делу о "Турове" штраф – это относительно небольшая сумма по сравнению с теми деньгами, что она уже получила и еще получит из общесоюзной казны.

Нельзя сказать, что постсоветские республики делегировали Варшаве или Вишеградской группе функции защитника их интересов, – скорее, она сама взяла на себя эту роль. Но поляки действительно сумели стать определенным барьером для чрезмерных, по мнению переживающих за свою независимость восточноевропейцев, амбиций богатого запада.

История с "Туровом" может эту роль свести к нулю. Совершенно неспроста пробрюссельские – да и вообще практически все европейские – издания так много внимания уделяют развитию интриги с одной из многочисленных польских шахт.

Речь уже не о деньгах и угольном карьере

Формальная суть вынесенного судом Евросоюза вердикта состоит в том, что за отказ немедленно прекратить разработку угля в карьере "Туров" и игнорирование предыдущего, майского решения высшей судебной инстанцией альянса по этому делу Польша должна будет выплачивать Еврокомиссии ежедневно полмиллиона евро до момента исполнения приговора.

Прага настаивала на 5 млн евро, но судьи ограничились десятикратно меньшей суммой, которую, как и сам вердикт суда, поляки сочли "несоразмерной", "не соответствующей правилам", "вмешательством в ключевые вопросы безопасности" национальных правительств. Они заявили, что карьер все равно не закроют. Хотя, возможно, штраф платить станут.

"Никакие решения Суда не могут нарушать сферы, связанные с базовой безопасностью государств-членов. Энергетическая безопасность относится именно к этой области", – говорится в заявлении правительства Польши, отметившего также, что назначенный штраф "несоразмерен ситуации" и "не оправдан фактами".

Очередной конфликт Варшавы с Брюсселем успешно использует польская оппозиция, один из представителей которой, процитированный многими европейскими изданиями, заявил, что "пятьсот тысяч евро в день – это цена идиотского поведения "Права и справедливости" в ее отношениях с южными соседями".

Слова содержат некоторое вполне допустимое упрощение ситуации, но на самом деле, ее не искажают. Вердикт Суда ЕС и позиция Брюсселя стали отличным подарком для польской оппозиции на фоне пошатнувшихся позиций правящей партии и возможных досрочных парламентских выборов.

В прецеденте "Турова" важно не столько то, что одна страна Вишеградской группы, Чехия, при полной поддержке Брюсселя атакует вторую, лидирующую в этом блоке страну на самом уязвимом для второй направлении (всеевропейская тотальная борьба с потеплением климата в сочетании с польскими угольными электростанциями, которые должны быть закрыты как можно скорее, дают взрывоопасную смесь).

Этот конфликт между Прагой и Варшавой может поставить крест на "антизападном" форпосте постсоветского востока альянса – на Вишеградской группе. Более того, прецедент даст ясность, намерена ли Польша подчиняться решениям Суда ЕС.

Если нет, Варшава фактически выпадет из правового пространства альянса и сделает еще один шаг в направлении независимости. На возможность такого сценария намекает правовая процедура, проводимая Польшей на предмет компрометации принципа верховенства директив Евросоюза над ее национальным законодательством.

В таком случае усилившиеся среди поляков разговоры о возможном выходе страны из состава ЕС будут выглядеть как логичное развитие ситуации.

Однако лидер ПиС и вице-премьер страны Ярослав Качиньский ранее заявил, что последние споры Варшавы с Брюсселем не означают возможного выхода Польши из ЕС, а говорят лишь о ее желании "оставаться суверенной страной". По всей видимости, другие государства Вишеградской группы все же не хотят рисковать бесповоротно испортить отношения с Еврокомиссией и Европарламентом.

Фактически – Польша оказалась в изоляции. Ее союзники по группе не проявляют желания повышать градус противостояния с Брюсселем. Страны же Балтии, прежде демонстрировавшие солидарность с позицией Варшавы по многим вопросам (особенно, если это шло "наперекор" России), явно дистанцируются от поляков. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме