Нефтепереработка Литвы пожалеет о рекордных польских инвестициях

НПЗ компании ORLEN в Мажейкяй
© AFP 2021 / PETRAS MALUKAS

Илья Круглей

Польская госкомпания Orlen готова вложить огромную сумму в завод по нефтепереработке в Литве. Разумеется, у такой хорошей инициативы есть и обратная сторона медали.

Несмотря на климатическую повестку в Европе и даже свою стратегию по энергопереходу, польская госкомпания PKN Orlen объявила о планах расширения своего нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) на территории Литвы.

Речь идет не просто о каких-то доработках, а об инвестициях в размере 641 млн евро. В компании утверждают, что такие вложения являются рекордными в истории балтийской республики. Реализация проекта по модернизации НПЗ займет около четырех лет.

Для Литвы это, безусловно, хорошие новости, ведь Мажейкяйский НПЗ – предприятие, выпускающее высокомаржинальную продукцию и обеспечивающее весьма внушительное количество рабочих мест в стране (как в отрасли нефтепереработки, так и в смежных отраслях).

По словам главы Orlen Даниэля Обайтека, установка глубокой переработки нефти после модернизации НПЗ позволит обеспечить во всей Прибалтике стабильность поставок топлива.

Что ж, стабильность, если речь идет об энергоносителях и моторном топливе, региону действительно не повредит. Особенно сейчас, когда стоимость нефти, природного газа, продуктов газохимии, угля и даже древесных отходов в Европе стремительно растет.

Такая новость – как глоток свежего воздуха для экономики Литвы, которая уже забыла, что такое внешние инвестиции в реальный сектор экономики, а не вложения в эфемерные демократические реформы, убыточную (по своей коммерческой целесообразности) "зеленую" энергетику или в оборону для защиты от надуманной "российской агрессии".

Впрочем, последствия модернизации Мажейкяйского НПЗ все же вызывают несколько вопросов. Во-первых, почему вливание сотен миллионов евро не конфликтует с "зеленой сделкой" ЕС, ведь Еврокомиссия каждые полгода напоминает всем, что надо срочно снижать выбросы парниковых газов? Во-вторых, почему этого нельзя было сделать раньше? В-третьих, если завод будет нуждаться в дополнительных объемах сырья, откуда он их будет брать и смогут ли поставки быть гарантированными, а не волнообразными?

План хороший, но без соседей никак

Мажейкяй, построенный в Литовской ССР в 1980 году, – это единственный нефтеперерабатывающий завод в странах Балтии. НПЗ обеспечивает Литве примерно 1,5 тыс. рабочих мест, плюс – еще около 4 тыс. для смежных с нефтепереработкой отраслей. На данный момент объект способен ежегодно перерабатывать до 10 млн тонн сырой нефти.

Примечательно, что польская PKN Orlen в апреле 2021 года планировала инвестировать в НПЗ лишь 220 млн евро, но сегодня эта сумма выросла почти в три раза. У госкомпании восточноевропейской страны появилась возможность увеличить размер вложений за счет роста прибыли в этом году (только в первом квартале 2021-го она достигла 874 млн евро).

Очевидно, доходы увеличились благодаря мировому росту цен на нефть, что сделало продукцию ее переработки более дорогой, а значит, позволило предприятиям заработать больше, чем они планировали. Другой вопрос, что рабочие места по сути обеспечиваются польскими деньгами, а не бюджетом Литвы – властям и населению страны есть над чем задуматься.

Впрочем, польские деньги – не единственный драйвер для развития нефтеперерабатывающей промышленности в регионе. Чтобы такой объект работал, нужно сырье – нефть. В этом и заключается вся ирония. Все рабочие места и экономические плюсы от подобного объекта в Литве объективно зависят от поставщика "черного золота" – России.

Получится без нефти?

В Польше уже долгие годы пытаются "освободиться" от зависимости от российских углеводородов. В 2022 году у восточноевропейской страны истекает долгосрочный контракт с "Газпромом" по поставкам газа через магистраль "Ямал – Европа".

Новый документ польская сторона подписывать отказалась. В следующем году Россия вообще не обязана (если сложится невыгодная для нее ситуация на рынке) продавать газ по этому трубопроводу Польше. Варшава, кстати, заменить такие поставки сможет лишь частично – за счет закупок у Норвегии, которые обойдутся намного дороже.

Теперь в Польше активно пытаются "освободиться" и от российской нефти. В начале октябре этого года глава Orlen Даниэль Обайтек радостно сообщил, что если раньше компания для Мажейкяйского НПЗ использовала только нефть из РФ, то теперь доля черного золота с российского направления там составляет 70%.

К слову, в последние годы Литва последовательно сокращает импорт нефти и нефтепродуктов из Российской Федерации. Экспорт из России в Литву товаров из группы "нефть и нефтепродукты" за период 2018–2018 составил 2,55 млрд долларов. В 2019 году таких товаров балтийская страна закупила на сумму в 2,2 млрд долларов, а в 2020-м – 1,1 млрд (сокращение на 48,61%).

Впрочем, 2020 коронавирусный год был уникальным. За эти 12 месяцев балтийская страна в принципе уменьшила потребление нефти и нефтепродуктов.  

Польша сокращала в последние годы импорт черного золота из РФ не только из-за кризисов, но и ради политики. В 2019 году объем закупок нефти и продуктов ее переработки из России составил 20 млрд долларов (примерно на 7% меньше, чем в 2017-м). В 2020 году импорт сократился еще сильнее – до 13,4 млрд долларов.

Параллельно с таким снижением за эти годы Варшава нарастила закупки черного золота из Саудовской Аравии, Казахстана, Нигерии, Анголы и Норвегии. В 2019 году саудовской нефти было куплено рекордное количество – до 3,8 млн тонн.

Апогеем стал конец 2020-го – начало 2021 года, когда "Роснефть" вообще прекратила поставки для польских Orlen и Lotos. Казалось бы, надо радоваться: страна освободилась от "зависимости" от российского импорта. Но цена такой победы оказалась для польской экономики слишком высокой.

Одно дело – когда вместо российской можно было закупать саудовскую нефть в 2020-м, ведь тогда стоимость на нее была рекордно низкой. И другое  когда цена стала расти, а ближневосточное государство скидок (вот это неожиданность!) Варшаве делать не стало. В итоге уже в середине февраля Orlen и "Роснефть" начали переговоры о возобновлении поставок.

Дороже – и с привкусом русофобии

Выходит, что Мажейкяйский НПЗ хотя и сократил потребление сырья из РФ, но полностью остановить закупки пока возможности не имеет. Конечно, модернизация объекта в перспективе способна изменить ситуацию. Вот только последствия для Литвы, Польши и других потребителей завода (Латвии, Эстонии, Польши, а также Украины) будут не очень приятными.

Аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ), эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков объяснил Baltnews, что польская компания может вообще полностью отказаться от российской нефти, но из-за этого тут же придется решать проблему ее замены на похожие тяжелые сорта. Проблема в том, что альтернативу российской Urals найти сложно. Более того, американские и европейские НПЗ сейчас все активнее ее скупают, поскольку нет поставок тяжелой венесуэльской нефти.

"Просто так перевести Мажейкяйский НПЗ, как и любой другой подобный завод, на новый сорт нефти нельзя. Можно лишь добавлять более легкие сорта, комбинируя их с другими, тем самым компенсируя отсутствие тяжелой нефти вроде Urals. Однако существует верхний порог, когда разбавлять больше уже нельзя. Если вы хотите и дальше использовать другие типы нефти, надо переоборудовать объект. А это уже большие расходы и простой работы НПЗ, что бьет по кошельку предприятия", – пояснил эксперт.

"В связи с этим вообще непонятно рвение польской компании отказываться от российской нефти для литовского нефтеперерабатывающего комплекса. После перехода на другие сорта и модернизации предприятие будет выпускать все то же топливо с такими же характеристиками, но с наценкой за расходы на модернизацию и покупку более дорогого сырья. Импортировать нефть из РФ за счет логистики дешевле, чем из Саудовской Аравии, США или Анголы", – добавил он.

Ирония в том, что для Российской Федерации такие изменения вообще ничего не значат, констатирует Игорь Юшков. Тяжелые сорта Urals разбирают на мировом рынке нефти с большой охотой, поскольку почти нет венесуэльской нефти с похожими характеристиками. Даже когда ОПЕК+ требует увеличивать объемы продаж, Urals все равно находит покупателя. Россия от потери продаж для литовского НПЗ ничего не потеряет, она просто перенаправит сырье в другие точки планеты.

Кому выгодно?

Еще весной этого руководитель литовского подразделения Orlen Михал Рудницкий заявил, что Мажейкяйский завод в течение одного месяца в тестовом режиме использовал исключительно не российскую нефть. Видимо, НПЗ действительно готовят к закупке сортов не из России. Но есть пара неприятных нюансов.

Во-первых, ни в Польше, ни в Литве не говорят о том, какой будет конечная цена продукта после модернизации завода. Учитывая что объект станет переходить на сырье из Саудовской Аравии, Анголы или других стран, стоимость топлива у литовского НПЗ, разумеется, будет выше, чем при работе с российской нефтью. Все-таки доставить черное золото с Ближнего Востока, США или Южной Африки – не то же самое, что просто прокачать по трубопроводу "Дружба", без всяких отгрузок в танкеры, перевалки в портах и т.п.

Во-вторых, еще в 2020 году польская Orlen опубликовала стратегию до 2030 года, в которой акцент делается на возобновляемую энергию (ВИЭ) и проекты по декарбонизации. При этом непонятно, насколько сократятся выбросы парниковых газов (и сократятся ли они вообще) у Мажейкяйского завода после модернизации. Если сокращение все же будет, то расходы у предприятия увеличатся, а значит, и конечная стоимость производимого продукта – тоже.

Впрочем, тут у Польши и Литвы особого выбора нет. Если не сокращать выбросы, то Еврокомиссия, которая заставляет всех фанатично соблюдать условия "зеленой сделки", попросту может наложить на Orlen штрафы. Варшава, кстати, уже знает, каково это. В сентябре этого года Суд Евросоюза в Люксембурге приговорил Польшу к выплате 500 тыс. евро ежедневно до тех пор, пока она не остановит добычу угля на шахте "Туров".

В беседе с Baltnews старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимир Оленченко напомнил, что у Мажейкяйского завода довольно насыщенная история, в которой выгода для самой Литвы постоянно куда-то ускользает:

"Мажейкяй был сразу акционирован после выхода Литвы из состава СССР, и из рук в руки переходил контрольный или блокирующий пакет. Я помню, когда тендер на приобретение такого НПЗ еще выиграли американцы. Они почти сразу поняли, что подобный объект может функционировать только за счет поставок нефти из России. Кончилось все тем, что НПЗ вновь был выставлен на торги, причем его акции (около 30%) хотели выкупить "Лукойл" и даже казахстанская "Казнефть". Но руководство балтийской страны, руководствуясь политическими целями, отказало им, хотя сделка была выгодной. В итоге НПЗ попал в руки польской стороны. После покупки постепенно они скупили все акции, в том числе акции литовского правительства, и провели листинг, то есть вывели бумаги с биржи и сделали компанию частной, а не публичной, с целью распоряжаться [ею] по своему усмотрению".

"Orlen в начале 2000-х сознательно не запускал такой завод на полную мощность (лишь на треть), чтобы не было конкуренции с польскими НПЗ. Более того, компания даже закупала нефть у трейдеров из Швейцарии (Glencore), из-за чего топливо на Мажейкяйском заводе было более дорогим. По этой причине Orlen втридорога продавала топливо литовцам", – рассказал эксперт.

Сейчас польская компания хочет модернизировать НПЗ в Литве тоже исключительно ради собственной выгоды, правда уже в несколько других условиях. Поднять цены на топливо на своих заводах в Польше Orlen не может. Его тут же осудит местное население, да и политики найдут способы за такую инициативу наказать.

Но на чем-то же надо заработать. Выход нашли – поднять цены на продукты нефтепереработки в Литве (за счет отказа от российской нефти и модернизации). В мировой экономике и нефтяной отрасли подобный прием весьма распространенный, неудивительно, что польская компания решила его использовать, констатировал Владимир Оленченко.

В итоге модернизация НПЗ в Литве – это не желание польских инвесторов вкладывать в экономику Литвы и сохранять там рабочие места, а лишь попытка адаптироваться к жестким условиям климатической повестки и русофобия, которая вынуждает повышать расходы при нефтепереработке. Впрочем, расплачиваться в конечном счете все равно придется рядовым жителям Прибалтики, нуждающимся в топливе. Тогда чего переживать?

Модернизация есть, инвестиции нарастили, русофобские идеи соблюдены, а польская компания деньги в перспективе будет и дальше зарабатывать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме