Медиа-эксперт из США: Россия должна дать ответ на очернение Путина в западной прессе

Выступление президента России Владимира Путина на экране телевизора
REUTERS / Maxim Shemetov

Кристина Храмцова

Как мейнстримные СМИ США пишут о России? Объективно? Объективность – очень редкое явление, убежден американский медиа-эксперт Уильям Данкерли.

Американские СМИ – "оплот демократии", "цитадель свободы слова". Таков их образ. Но насколько далек этот образ от реальности? Может ли сторонник Владимира Путина получить равное эфирное время с критиками России на телеканалах США? Разобраться в этих вопросах Baltnews помог американский медиа-эксперт Уильям Данкерли.

– Г-н Данкерли, согласны ли вы, что к российским СМИ в США и в Европе предвзятое отношение?

– Мало кто из американцев знаком с новостной повесткой, которую предлагают российские СМИ, доступные в США. А даже если кто-то и смотрел российские СМИ, публично они дают им, как правило, негативные характеристики. Новости, которые американцы видят или слышат от российских СМИ, часто идут вразрез с их убеждениями о России. Эти убеждения появились в связи с тем, что в СМИ Соединенных штатов долгое время формировался негативный образ России и ее лидера. Насколько мне известно, в странах Балтии, напротив, хорошо знакомы с российскими медиа, и они вызывают отторжение у титульной нации.

– Почему так происходит?

– В странах Балтии негативное отношение, по-видимому, является частью более серьезной проблемы – продолжительного социо-этнического конфликта в их обществах между этническими русскими и титульной нацией. Я был свидетелем этих противоречий, когда был в Латвии в девяностые годы.

Я был там, чтобы представить воркшоп для медиа-менеджеров из Эстонии, Литвы и Латвии. Например, однажды вечером в ресторане я спросил официантку, как перевести одну фразу на латышский. Она ответила на мой вопрос, но затем добавила с энтузиазмом: "Но вы можете спросить меня на русском, ведь я русская". Официантка объяснила, что она и ее мама родились в Латвии, их обеих возмущало то, как сейчас относятся к русским.

Напротив, когда я общался с латышами, они почти сразу давали знать о своем враждебном отношении к русским. Они считают русских оккупантами. Одна латышка сказала, что родилась в Сибири, потому что ее родителей [латышей] отправили туда в ссылку. Другая отметила, что однажды ночью русские пришли и схватили ее дядю, и с тех пор его никогда не видели. Так что горькие воспоминания остались и у тех, и у других.

Этот конфликт кажется мне надуманным. Ведь даже если допустить, что территории прибалтов оккупировали, сделали это Советы, а не русские, россияне. Положение латышей и русских схоже тем, что и те, и другие пытаются оправиться от ран, нанесенным им советской властью. Замечу также, что лидер СССР в тот период времени был грузином, а не русским.

В США ситуация совершенно иная. В начале постсоветского периода США были дружественно настроены по отношению к России. Это стало меняться в 1999 году, когда негативные характеристики [президента РФ] Владимира Путина умышленно стали появляться в мировой прессе. Корни этого произрастают в самой России, а не на Западе. Я считаю, это началось с атак против Путина, инициированных Владимиром Гусинским. Он предупреждал, что в случае своего избрания, Путин станет безжалостным диктатором. В начале 2000-х Гусинский присоединился к Борису Березовскому в медиа-кампанию против Путина.

В конце концов, это негативное отношение добралось и до американских СМИ, и поэтому стали формироваться глубоко негативные убеждения о Путине и самой России. Эти убеждения поощрялись большинством американских политиков, и это отразилось в американских медиа.

– В чем заключается их мотив?

– Вот мой анализ: значительная часть американского общества извлекает выгоду от международной напряженности и иностранных войн. Те, кто получает прибыль, обычно финансово поддерживают политиков, которые, в свою очередь, будут поддерживать постоянно растущие военные расходы.  Чтобы эта схема работала, нужен враг. Таким врагом выступила Россия. Но тут отчасти есть и вина Москвы.

Все злонамеренные обвинения в адрес Путина остались без конструктивного ответа. Если бы он ответил на них, используя более эффективные стратегии, у него была бы возможность смягчить последствия ущерба, нанесенного ему и его стране. Есть другая причина антирусизма, которая наблюдается сейчас в Америке. А именно: политические враги [президента США] Дональда Трампа, решившие использовать преобладающее негативное отношение к России в своих попытках лишить легитимности президентство Трампа. Рашагейт – тому пример.

– В начале июля в Латвии и Литве заблокировали Russia Today. Как вы оцениваете такие действия?

– Это вполне понятно, учитывая описанные выше обстоятельства.

– Последуют ли другие страны Европы примеру этих государств – будут ли они блокировать RT?

– Могут и последовать, если Москва не даст достойный ответ на очернение России и ее лидера.

– Страны Балтии по своей инициативе проводят такую политику, запрещая русские СМИ и язык, или их кто-то к этому подталкивает?

– Я полагаю, что основная враждебность по отношению к российскому населению исходит от них самих. Возможно, некоторую решимость в выражении своего отношения они получают при поддержке НАТО.

– Прибалтийские государства занимают достаточно высокие позиции в рейтинге свободы прессы. Вы верите таким рейтингам? Напомню, в Мировом рейтинге свободы прессы-2020 из 180 стран Латвия занимает 22-е место, Литва – 28-е, а Эстония – 14-е.

– Организации составляют рейтинги свободы прессы, скорее, исходя из восприятия общества, а не опираясь на четкие критерии. Они прячут суть свободы прессы за сложными определениями, а суть эта проста: пресса свободна, только если она может свободно говорить правду. Такому определению некоторые страны с высоким рейтингом не соответствуют в полной мере.

– Имеют ли под собой основания заявления о вмешательстве России при помощи СМИ в политические процессы западных стран?

– То, что теперь называется вмешательством в процесс выборов и атакой на демократию Америки, – это то, что раньше называлось просто пропагандой. Это широко практикуется во всем мире. 

Действия США в прошлом явно превысили то, что вполне могло называться пропагандой. В том числе: похищение лидера другой страны (имеется в виду Мануэль Норьега – верховный главнокомандующий Национальной гвардии Панамы, де-факто руководитель Панамы – прим. Baltnews) и начало ряда военно-наступательных действий в связи со сменой режима.

Что касается России, известно дело 1996 года, когда состоялось переизбрание Бориса Ельцина. В американском фильме под названием Spinning Boris ("Проект "Ельцин" – прим. Baltnews) три американца соглашаются превратить интервенцию в избирательную кампанию. Они заявляют, что причастны к переизбранию крайне непопулярного президента американским способом. Трио утверждает, что они научили русских "грязной игре", хотели они того или нет. Конечно, даже несмотря на то, что фильм был представлен как настоящая история, в действительности это было огромным преувеличением. Между тем большинство американцев никак не могли это знать, и, кажется, никто не возражал этому заявлению о предполагаемом американском вмешательстве в важнейшие российские выборы.

– Русские помогли Трампу стать президентом?

– Я не встречал тому доказательств.

– Как мейнстримные СМИ США пишут о России? Объективно?

– Объективность – очень редкое явление.

– Может ли американский сторонник Владимира Путина получить равное эфирное время с критиками России на телеканалах США: CBN, Fox News и других?

– Такое случается крайне редко. Ранее Стивен Коэн, американец, который известен как российский ученый, появился на американском телевидении. Но его в значительной степени игнорировали.

Как правило, любой, кто появится на американском ТВ в поддержку Владимира Путина, будет считаться защитником врага и, что бы он или она ни говорили, будет восприниматься недостоверно.

К сожалению, в настоящее время необоснованные негативные убеждения о России и ее лидере заполонили нашу [американскую] культуру. Потребуется широкомасштабная и продуманная кампания, чтобы их искоренить.

Ссылки по теме