Кошмарный сон Качиньского сбылся: о результатах выборов в Польше

Польша
Public Domain

Матеуш Пискорский

Результаты парламентских выборов в Польше вряд ли вызвали восторг у основных политических сил. Правящая партия "Право и справедливость" сохранила большинство в нижней палате, но проиграла верхнюю палату. Более того, у нее появились серьезные конкуренты из правого крыла.

Результаты парламентских выборов в Польше вряд ли вызвали восторг у участвующих в них основных политических партий. Если вообще хоть кто-то может быть доволен результатом, то это – три партии, точнее коалиционные объединения, которым, вопреки соцопросам, удалось преодолеть 5-процентный барьер. Неожиданно у правящей партии не получилось сохранить большинство голосов в верхней палате парламента – Сенате.

Административный ресурс ПиС

Обстановка избирательной кампании в Польше, стоит отметить, не была совсем обычной. За последние четыре года правления партии "Право и справедливость" (ПиС) практически постоянно продолжались кризисные явления, но не в сфере экономики, а скорее в области политической системы и попыток переформатирования политического строя, без внесения соответствующих изменений в конституцию.

В частности это касалось судебной системы, местного и регионального самоуправлений, а также государственных СМИ.

Действия власти вызывали протесты, но это было в основном сопротивление высших социальных слоев – представителей городских элит, многие из которых в той или иной степени были раньше связаны с предыдущими правящими кругами либерального толка.

Неоконсерваторы из ПиС, а в основном их стратеги, правильно оценивали: вопросы правосудия, демократических стандартов и даже международного имиджа страны не столь важны для потенциального электората. Гораздо важнее для избирателей был неоспоримый факт, что правительство партии Ярослава Качиньского осуществило самые масштабные проекты в области социальной политики за последние десятилетия истории Польши.

Ярослав Качиньский
CC BY-SA 3.0 / Adrian Grycuk
Ярослав Качиньский

Бюджетные акценты

Социальные трансферы в виде пособий на ребенка, повышения МРОТ, дополнительные пенсии, выплачиваемые пенсионерам в преддверии выборов – это факторы, которые влияют на решения большинства избирателей. Если к тому еще добавим, что тех, кого социальные проекты вывели хотя бы частично из зоны нищеты, представители либеральной оппозиции периодически оскорбляли, высмеивая их как людей, неспособных самим позаботиться о себе и своей семье, то получаем вполне логичное объяснение основной причины победы правящей партии.

Таким образом, несомненно, партия ПиС использовала административный и бюджетный ресурс. Стоимость всех проектов в области социальной политики только за последнее время, по разным оценкам, составила порядка 20 миллиардов евро. Стоит признать, что до этого ни одна из польских правящих партий не воспользовалась таким ресурсом.

РИА Новости
Выборы президента Польши

Рычаги давления

Однако, кроме бюджетного, партия ПиС имела еще и другие рычаги. Первым рычагом стали спецслужбы, МВД и прокуратуры, которые, напрямую подчиняясь правительству, выполняли многие из политических заказов партийного руководства.

Вторым рычагом – гостелерадиокомпании, которые были полностью превращены в инструменты прямой партийной пропаганды. Об этом говорится даже в докладе наблюдателей ОБСЕ, отслеживающих ход польской избирательной кампании, которые обратили внимание на крайнюю ангажированность и отсутствие объективности в эфире государственных телеканалов.

Многие утверждают, что на первое место среди источников информации вышел уже интернет, но это не совсем так, особенно среди старшего поколения, которое в основном проголосовало за ПиС.

Имея в распоряжении все вышеупомянутые ресурсы, да и многие другие преимущества, ПиС получила 43,5% голосов избиратели (235 из 460 депутатских кресел), но не получила – что удивительно – большинства в Сенате (48 сенаторов из 100).

Если сравнить это с результатами всех предыдущих выборов в новейшей истории Польши, то это все равно относительный успех. Тем не менее Качиньский рассчитывал на много большее, эксперты утверждали, что его мечта – конституционное большинство. Анализ развития событий станет темой отдельной статьи, но скорее всего в Польше не получилось создание того, что политологи определяют как систему доминирующей партии. Предположительно, нынешний срок последний с однопартийным большинством ПиС.

Возвращение левых

Либеральная "Гражданская платформа" (ГК) формировала коалиционное большинство на протяжении восьми лет (с 2007 по 2015 года). Затем на выборах в Европейский парламент партия преобразовалась в "Европейскую коалицию", а теперь выступает под названием "Гражданская коалиция". Результат – 27,4% голосов (134 депутата), не настраивает на оптимизм, а даже представляется как не очень удачное завершение политической карьеры возглавляющего партию Гжегожа Схетыны.

Министры иностранных дел стран Вышеградской четверки (слева направо): министр иностранных дел Польши Гжегож Схетина, министр иностранных дел и европейской интеграции Словакии Мирослав Лайчак, министр иностранных дел Чехии Любомир Заоралек, заместитель министра иностранных дел Венгрии Ласло Сабо
РИА Новости
Министры иностранных дел стран Вышеградской четверки (слева направо): министр иностранных дел Польши Гжегож Схетина, министр иностранных дел и европейской интеграции Словакии Мирослав Лайчак, министр иностранных дел Чехии Любомир Заоралек, заместитель министра иностранных дел Венгрии Ласло Сабо

"Гражданская платформа" была на самом деле политическим проектом нынешнего председателя Европейского союза Дональда Туска, организация основана вокруг его лидерства и личных качеств.

После переезда Туска в Брюссель совершенно очевидным стало то, что новый лидер никак не сможет выйти на один уровень с Качиньским.

Вопрос, какая идентичность у этого проекта, тоже немаловажен. Если это партия всех, кто против ПиС, – это одно. Если просто либеральная оппозиция – это другое. Совмещать эти роли практически невозможно, а либеральные лозунги ГК существенно ограничивают ее электоральную базу. Ведь либералы есть в парламентах многих стран, но почти нигде – в силу ограниченной численности среднего класса – они не выходят на первое место на выборах.

Дональд Туск
CC BY-SA 2.0 / Platforma Obywatelska RP
Дональд Туск

Результат у партии Схетыны мог быть намного лучше, если у него был бы политический инстинкт Туска. Но Схетына не Туск; он вообще не лидер, а про его "харизматичность" даже ходят анекдоты.

В польский Сейм, после четырех лет отсутствия, вернулись левые. Получив 12,6% голосов (49 кресел), они сразу заявили про большой успех. Но действительно ли это так? Во-первых, левые – это по сути немножко экзотичная коалиция: бывшие коммунисты, договорившиеся с молодыми социал-демократами (партия "Вместе") и либеральными демократами (партия "Весна").

Насколько данная коалиция являлась чисто ситуативным, временным проектом, а насколько три амбициозных лидера готовы продолжать сотрудничество, которые пока принесло относительно хороший результат – вопрос открытый. Пока можно сказать, что появился шанс отнять еще больше сторонников у ГК и создать левую силу, способную критиковать правительство ПиС.

Положение правых

В парламент также прошла одна из самих старых, традиционных польских партий – Польская народная партия. У них это получилось благодаря молодому лидеру (Владислав Косиняк-Камыш), а также объединению с движением "Кукиз’15", созданным в 2015 году рок-музыкантом Павлом Кукизом. Этот неожиданный альянс дал созданной центристской "Польской коалиции" 8,5% (30 депутатов). Во многом все благодаря умеренности и ораторскому таланту молодого лидера.

Наконец, стоит отметить, что после длительного перерыва в польском парламенте появились крайне правые. "Конфедерация" является на самом деле коалицией до недавних времен внепарламентской оппозиции: сторонников либертарианизма (крайний либерализм), националистов ("Национальное движение") и отдельных консерваторов (Гжегож Браун).

В общем, это группа далеких от политкорректности правых активистов, которые получили основную поддержку среди антисистемно настроенной молодежи. Правда, получили всего 6,8% голосов (11 депутатских кресел), но тем не менее сбылся кошмарный сон ПиС: у правящей партии появилась оппозиция из правого фланга.

Чем это все закончится, говорить рано. Но точно уже знаем, что следующий Сейм будет намного интереснее уходящего. Как минимум можно сказать, что на пути ПиС к польской версии авторитаризма появились неожиданные преграды.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме