Авторитарная перестройка: куда Польшу приведут мечты Качиньского

Сейм Республики Польша
CC BY 2.0 / Sejm RP

Матеуш Пискорский

Выборы прошли. Политические силы Польшы готовятся к разным сценариям развития событий. При этом польская политика не стандартная, хотя бы из-за того, что правящая партия "Право и справедливость" (ПиС) стремится к характерным для авторитаризма методам правления страной.

Факт, что правящая партия "Право и справедливость" (ПиС) склонна к авторитарным методам правления, вынуждает оппозицию к, как минимум, теоретической подготовке разных вариантов. Включая вариант мягкого авторитаризма со всеми ограничениями – скорее неформальными – оппозиционной деятельности.

Осадок после выборов

После 13 октября неожиданно оказалось, что у правящей партии нет большинства в новоизбранной верхней палате парламента – Сенате. Сенат настолько маргинален с точки зрения заинтересованности общества и СМИ, что многие чуть не забыли про его существование.

Состав палаты определяется путем прямых выборов по мажоритарной системе. В итоге прошедших выборов 48 сенатских кресел получила ПиС, 51 – оппозиция ("Гражданская платформа", "Польская народная партия", "Союз демократических левых" и независимые кандидаты, приближенные к оппозиции).

Как несложно угадать, правящая партия в течение недели после выборов предпринимала все возможные шаги, направленные на то, чтобы уговорить двух сенаторов перейти в ряды их фракции. Стало, например, известно, что представители руководства ПиС предлагали пост министра здравоохранения одному из сенаторов оппозиции. Можно предполагать, что это не был единичный случай, однако сплоченность оппозиции, особенно под влиянием антиправительственных СМИ, оказалась настолько сильной, что не случился ни один переход во фракцию правящей партии.

Конечно, отсутствие большинства в Сенате никак не повлияет на ход дальнейших действий в Сейме. Тут у партии Ярослава Качиньского 235 депутатов (из 460), так что помешать формированию правительства никто не сможет. Однако препятствовать принятию законов и решениям – это уже в определенной степени возможно и в Сенате.

Во-первых, верхняя палата парламента может откладывать заседания таким образом, что форсирование срочных законопроектов (у Сената 30 дней для того, чтобы принять, отклонить или ввести поправки в законопроект) станет в принципе невозможным.

А во-вторых, требуется одобрение Сенатом для назначения целого ряда ключевых постов в стране, в том числе главы Счетной палаты и уполномоченного по правам человека. За новейшую историю Польши партийное, арифметическое противоречие между двумя палатами парламента имеет место первый раз. Поэтому на практике никто не сможет сказать, как такой расклад отразится на эффективности правления государством.

Поскольку получить большинство мандатов по-другому не получается, ПиС пытается использовать свой кадровый ресурс в судебной системе.

Партия подала ряд жалоб в Верховный суд, требуя признать выборы в нескольких округах недействительными. С точки зрения логики развития системы, способ решения этого вопроса крайне важен. Если предположить, что суд удовлетворит жалобы ПиС, естественно, все скажут, что таким образом правящая партия фальсифицирует выборы.

Особенности системы

Кстати, будут ли доказательства такой фальсификации, или на самом деле суд примет объективное, непредвзятое решение – это уже отнюдь не важно. Важно то, что из-за этого конфликта будет окончательно подорвано доверие к демократическим процедурам и стандартам в Польши, произойдет некая делегитимизация политического строя. Чем это чревато для дальнейшего развития событии? Выборы перестанут считаться инструментом смены власти, ибо все вспомнят известный в свое время принцип: не важно, как голосуют, важно, как считают.

Как известно, в Сейме большинство мандатов принадлежит ПиС. Но это тоже не совсем так. Хотя партия Качиньского участвовала в выборах в качестве партийного комитета, в списках кандидатов появились представители трех разных политических группировок. Основная сила, конечно, ПиС, но в парламент прошло 18 политиков партии министра юстиции Збигнева Зебро ("Солидарная Польша") и 18 членов партии вице-премьера Ярослава Говина ("Согласие").

Практически все забыли про существование этих небольших кадровых добавок к партии Качиньского, но без их поддержки лидер польских неоконсерваторов не сформирует парламентского большинства.

Соответственно, это именно они могут ставить жесткие условия, добиваться кадровых решений в свою пользу, а при необходимости шантажировать большого партнера выходом из фракции. Именно по этой причине Качиньский решил созвать первое заседание Сейма и Сената нового созыва в самый последний, с точки зрения конституционных урегулировании, момент. 12 ноября поймем, каким будет новое большинство, так же, как и поймем, что дальше будет происходить с дрейфом польской политической системы в сторону авторитаризма.

На самом деле становится все очевиднее, что ближайшие годы означают либо конец правительства ПиС, либо окончательный разрыв с демократическими выборами и институтами. И то, и другое на данный момент возможно.

Тем, которым авторитарная перестройка кажется маловероятным сценарием, не стоит забывать, что еще пять лет назад никто и не ожидал, что судебная система сможет попасть под полный контроль правящей партии. Отдельной темой является реакция международного окружения на эту опасную эволюцию. Влияние выборов на внешнюю политику Польши, особенно восточную – тема для отдельного обсуждения. Пока польским политикам не до этого. Ведь решается судьба политического строя, а тем самым и их будущие.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме