Сменили стратегию? Чего ожидать от Америки Байдена

Трансляция выступления сенатора-демократа Джозефа Байдена, получившего большинство голосов на президентских выборах США
© Sputnik / Стрингер

Елизавета Белоусова

Эксперт по Америке Константин Суховерхов поделился своим видением вектора развития США, который могла бы задать новая администрация при Джо Байдене.

Подсчет голосов на президентских выборах в США подошел к концу: кандидат от Демократической партии США Джо Байден обеспечил себе голоса 290 выборщиков, в то время как для победы необходимо набрать всего 270. Тем не менее точка в деле передачи власти пока не поставлена: официально результаты не объявлены.

Предвыборный штаб республиканца и пока еще действующего президента Дональда Трампа всеми возможными способами пытается отстоять свою позицию в ситуации с "фальсификациями на выборах", связанными с новым видом голосования в условиях пандемии Covid-19.

По словам республиканцев, новый способ подачи голосов оставил пространство для вбросов и нарушений.

Обращение "трампистов" в Верховный суд о пересмотре бюллетеней в штате Пенсильвания вселило в республиканцев надежду на возвращение их лидерства, но преимущественно западноевропейские лидеры уже поздравили Байдена с победой.

Если запрос о "расследовании нарушений" со стороны штаба Трампа не будет доказан в суде, то в будущем миру предстоит встретиться лицом к лицу уже с новой администрацией США.

Программный координатор Российского совета по международным делам (РСМД) и американист Константин Суховерхов поделился с Baltnews мнением о том, какими станут США при Джо Байдене.

Программный координатор РСМД Константин Суховерхов 
© facebook / Konstantin Sukhoverkhov
Программный координатор РСМД Константин Суховерхов 

– Г-н Суховерхов, если в США окончательно будет объявлено о победе Джо Байдена, то в какую плоскость могут перейти российско-американские отношения?

– Современное состояние отношений находится на таком уровне, что, если очень захотеть сдвинуть их с точки, нужно приложить большие усилия. И изменится что-то не за один день и даже не за один месяц.

Если представить, что мы делаем шаги по сближению, все равно это будет многомесячный процесс, если он, конечно, не растянется на несколько лет.

При Байдене говорить о том, что какой-то санкционный режим может быть ослаблен в отношении России, сложно, потому что санкции уже наложены.

Но Байден, в отличие от Трампа, неоднократно открыто говорил в ходе выступлений, что Россия является угрозой для США. Не факт, что он будет искренне так считать. Но риторика в Америке – это отдельная история.

– Готова ли будет новая администрация президента США вести диалог по поводу контроля над вооружениями?

– Байден сто процентов будет стараться сохранить режим СНВ, потому что считает, что с русскими надо договариваться. А если этот договор условно будет нежизнеспособен, то, значит, надо будет как-то передоговориться. Придумывать новый договор так, чтобы всех устраивало, и все были в этом режиме.

Можно подумать, что демократы станут меньше говорить о том, что Россия вмешивается в дела Америки, но не исключено, что Байден будет в плену этой риторики, и ему самому придется говорить об этом.

– Увидим ли мы изменения во внешней политике в ближайшее время?

– При Байдене никаких изменений во внешней политике не стоит ждать, по крайней мере, в ближайший год, потому что он будет заниматься больше внутренними делами. В программе у демократов есть пункт об экономике, в котором они хотят, чтобы американские компании переносили производство обратно в Америку.

Можно сказать, что в азиатском направлении у Байдена и Трампа одно видение: Китай будет рассматриваться как конкурент, которого надо "прижать".

– Эксперты отмечают, что, несмотря на "изоляционизм" Трампа, Североатлантический альянс все равно укрепился за счет обязательства исправно вносить 2% от ВВП в бюджет НАТО. Американцы и дальше будут нацелены на усиление Альянса?

– У НАТО сейчас несколько приоритетов и целей: организация пытается найти себя в этом мире. И в принципе сейчас им это удается, потому что НАТО мыслит себя больше как наднациональная структура, нежели как организация, которая подчинена США, как в России привыкли представлять. Это не совсем так.

Здесь даже неважно, кто выиграет: Байден или Трамп, если мы говорим именно о НАТО. Североатлантический альянс – это своеобразная константа для Америки и для Европы, потому что необходимость НАТО не ставится под сомнение.

Даже если в Европе французы говорят, что было бы неплохо создать вооруженные силы Европы, то все равно европейцы все упираются в целесообразность такой армии. Зачем это нужно, если НАТО вполне справляется с этой функцией, да и в придачу американцы могут помогать и прикрывать "ядерным зонтиком" европейские страны.

Более того, в альянсе все больше и больше происходит военно-экономическая интеграция. По ней в будущем страны-члены будут разделять между собой разные военно-экономические функции.

Например, немцы и французы будут производить в первую очередь танки для альянса, британцы – самолеты и вертолеты, и так далее. Таким образом, вырастает кооперация внутри альянса многократно.

Но если убрать из НАТО Америку, то это будет европейская "тусовочка", а европейцы сами знают, что вместе они, конечно, сила, но у всех свои интересы. Американцы тоже заинтересованы в том, чтобы у них был свой плацдарм в Европе – условный союз демократий.

– За последние 25 лет демократы проявили себя как сторонники интервенционализма во внешней политике: при демократе Билле Клинтоне США бомбили Югославию в 1999 году, а война, начатая Бараком Обамой, продолжается до сих пор. Это свойственно принципам демократической партии США?

– Это в целом связано с идеологией демократов, которые являются главными двигателями глобализма и глобализации. Демократы открыто смотрят в целом на все, что происходит на планете, и небезразличны к этому.

Если какая-то другая американская администрация сможет на это закрыть глаза, на нарушение прав человека, то демократы же будут до последнего добиваться того, чтобы хоть как-то там улучшилась ситуация, а они смогли исполнить свой "демократический долг".

Они искренне верят, что надо защищать права и свободы человека – это такие ценностные установки.

Если возьмем Билла Клинтона, то уже при нем начала формироваться неоконсервативная внешняя политика. Но Барак Обама был вынужден больше участвовать в военных кампаниях.

Хотя, например, в Ливии американцы практически сразу попытались отстраниться от этого вопроса, то есть они прислали меньше всех флота и вооруженных сил.

Военные действия США в Сирии – это не безнаказанное бравирование силой, а осознание, что ИГ (террористическая группировка, запрещенная в России – прим. Baltnews) – это полностью их вина, поэтому Обама сделал все для того, чтобы "почистить" за собой.

Но с учетом того, что они еще и против, по их мнению, недемократического и нелегитимного режима Асада, то американцы решили не спрашивать у него разрешение на размещение войск и ведение действий на территории Сирии, оправдывая это тем, что они действуют во имя высшего блага – борьбы с терроризмом, что гораздо важнее, чем какие-то договоры и разрешения.

Здесь я бы сказал, что это больше совпадение, что именно демократические администрации выглядят более "воинствующими", чем республиканцы. Потому что тот же Рональд Рейган сам больше развязывал конфликт в Никарагуа и вторгся в Гренаду, а вторжение в Ирак – дело рук республиканской администрации Джорджа Буша-младшего.

Ссылки по теме