Ирландский гамбит: противостояние ЕС и Британии ударит по Прибалтике

Флаг Ирландии
РИА Новости / Евгения Новоженина

Любовь Безродная

Визит Эммануэля Макрона в Дублин послужил не только сигналом для Лондона. Он также показал текущие цели и основные задачи стран "ядра" Евросоюза, которые никак не связаны с государствами Восточной Европы и Балтии.

Выход Великобритании из Евросоюза создал для обеих сторон огромное количество проблем. При этом Брексит отражается на всех членах ЕС. Страны Центральной Европы беспокоятся о падающем объеме товаропотока и транзите товаров.

"Периферия" ЕС подсчитывает убытки из-за закрытия каналов для трудовых мигрантов, которые в итоге приносили деньги в страну и заметно уменьшали процент безработицы.

Об интересах Восточной Европы в Брюсселе упорно молчат. А вот страны "ядра" ЕС активно отстаивают свои позиции, причем не только на общеевропейском уровне, но и в частном порядке.

Президент Франции Эммануэль Макрон прибыл в Ирландию со своим первым визитом с момента вступления в должность. Эта поездка и демонстративное позирование на фоне ирландского флага может быть расценена как предупреждение для Великобритании.

Если противостояние между Великобританией и Евросоюзом обострится, это неизбежно коснется и стран Прибалтики.

Северная Ирландия как "яблоко раздора"

При подписании сделки по Брекситу Лондону пришлось пойти на множество уступок. Однако именно "Североирландский протокол" дался особенно тяжело обеим сторонам. Условия такого договора обязывают Британию вводить таможенные проверки товаров, которые идут из Великобритании в Северную Ирландию.

Таким образом, зона свободной торговли на острове Ирландия сохранилась, но Лондон оказался в ситуации, когда автономия, входящая в состав государства, уже больше напоминает отдельную страну.

В этих условиях Франция старается наладить отношения именно с Ирландией, а не с Британией. В ходе своего визита он заверил, что Европа останется солидарна с Ирландией в ходе переговорного процесса по Брекситу.

 

Эммануэль Макрон
© AFP 2021 / CLODAGH KILCOYNE
Эммануэль Макрон

Лидеры стран ЕС изначально придерживались такой позиции, а в Брюсселе неоднократно заявляли, что пересматривать условия "Североирландского протокола" не будут. По сути, ничего принципиально нового Макрон не сказал.

Особенность этого визита заключается в том, что президент Франции пытается наладить отношения с Ирландией самостоятельно, без оглядки на Брюссель. Конечно, Макрон отметил, что выступает от лица всех стран Евросоюза. Однако, по сути, президент Франции продвигал интересы исключительно своей страны.

Это отчетливо видно даже по многозначительной записи в книге для гостей. "Франция – ближайший сосед Ирландии в Европейском союзе и останется верным другом в будущем", – написал Эммануэль Макрон.

Впрочем, как отметил в беседе с Baltnews вице-президент Российской ассоциации политических консультантов Андрей Максимов, президент Франции действительно мог быть неофициальным послом всего Евросоюза. Однако, вероятнее всего, выступал от лица только стран "ядра" ЕС.

"Сейчас Макрон становится первым лицом в ЕС. Есть две крупнейшие державы Европейского союза, которые определяют политику – Германия и Франция. ФРГ сейчас находится в ситуации вынужденной нестабильности из-за выборов, а вот Франция стабильна. В Дублине Макрон выступал от лица двух европейских сверхдержав. Скорее всего, он говорил не только от имени Франции, но и от имени Германии", – отметил эксперт.

Нет сил тянуть лямку: Германия разочаровалась в политике Евросоюза >>>

Это тоже достаточно показательно. После того, как Британия вышла из состава Евросоюза, противовес романо-германскому "ядру" европейской интеграции в виде Лондона исчез.

Сегодня доминирование стран-основателей ЕС сдерживать уже некому, и менее богатые и влиятельные государства Европейского союза вскоре могут оказаться в сильнейшей зависимости от Франции и Германии, особенно если Париж и Берлин перестанут бороться за власть и начнут сотрудничать.

Уже сегодня видно, как эти сильнейшие государства Европы пытаются продвигать свои интересы в ЕС. Если такие страны, как Литва, Латвия, Эстония или Польша их не особо интересуют, то Ирландия вызывает интерес.

"Ирландия – это достаточно специфическое государство Европы. У нее большой объем экономических свобод по сравнению с другими странами ЕС. В этом плане у Франции, скорее всего, нет исключительно личных интересов. Ирландия долгое время вообще тормозила "Лиссабонское соглашение" (проект европейской Конституции – прим. Baltnews), а сейчас она благодаря этому получила такие преференции, что постепенно становится одним из технологических форпостов Европейского союза и одной из быстроразвивающихся стран", – рассказал Андрей Максимов.

Англо-европейское противостояние

Германия и Франция в последнее время часто действуют в обход Брюсселя. Макрон уже почти на регулярной основе наносит визиты в разные страны и продвигает интересы исключительно своей страны.

Канцлер Германии Ангела Меркель и вовсе открыто приезжает в Москву, несмотря на общую антироссийскую позицию ЕС. Последний из таких визитов состоялся 20 августа 2021 года и стал прощальным для Меркель, которая вскоре покинет свой пост.

Выходит, на словах Евросоюз является одной большой дружной семьей, но на деле каждый договаривается по отдельности и пытается продвигать интересы исключительно своей страны.

Визит Макрона в Дублин тоже стал неоднозначным сигналом о шатающемся единстве ЕС. Директор Центра политического анализа Павел Данилин отметил, что, выражая ярую солидарность с Ирландией в вопросах Брексита, президент Франции, конечно, мог выражать общую позицию ЕС, но все же преследовал, в первую очередь, свои интересы.

"Ни одна из стран Евросоюза, кроме самой Франции, не отметила своей позиции, и из ЕС никто не централизовался с Макроном, то есть это можно рассматривать только как позицию Франции. Есть информация со стороны европейских чиновников о том, что одна из истинных причин визита в Дублин – тема корпоративного налога. Ирландию призывают повысить его", – рассказал эксперт.

Для Франции как для ближайшего соседа Ирландии в ЕС эта тема действительно достаточно актуальна. Сегодня Дублин установил ставку корпоративного налога в 12,5%. Условия для бизнеса более выгодные, чем во Франции, что может обернуться для "Пятой республики" оттоком капитала.

Брюссель поддерживает глобальную инициативу по введению новой ставки корпоративного налога в 15%, и, возможно, Макрон опасается, что Ирландия с более низкими налоговыми тарифами сможет перетянуть к себе часть бизнеса.

Повышать налоги или идти на поклон к России: Европа оставляет Прибалтике два выхода >>>

Впрочем, встреча имеет не только экономические, но и политические предпосылки.

"Франция последовательно поддерживала Ирландию во время Брексита. На фоне того, как сейчас происходит дележка между Великобританией и ЕС, можно сделать вывод, что солидарность, которую выразил Макрон, действительно отображает позицию всего Евросоюза, а не только Франции. Но при этом, ни одно страна ЕС официально не поддержала пока позицию Макрона", – добавил Павел Данилин.

"Более того, комментарий президента Франции о солидарности в вопросах Брексита сразу же вызвал резкую реакцию со стороны Великобритании. Конечно, не стоит рассматривать текущие события как новый виток франко-британской вражды. Это противостояние Великобритании и всего ЕС. Макрон не пойдет на жесткий конфликт с Лондоном, как и другие страны Европейского союза. Однако сил на это противостояние уйдет очень много", – считает эксперт.

Периферия оказалась забыта

Пока страны "ядра" ЕС готовятся к дипломатическому противостоянию с Великобританией, государства Восточной Европы подсчитывают убытки. Брексит сильно ударил по многим странам, в том числе по Литве, Латвии и Эстонии.

Британия много лет была самым популярным направлением трудовой миграции для гастарбайтеров из Прибалтики. Каждый третий трудовой мигрант из Литвы, Латвии и Эстонии отправлялся именно на Туманный Альбион.

Около 3,6 млн граждан Евросоюза, которые сейчас трудятся в Британии и являются преимущественно гастарбайтерами из Польши, Румынии, Болгарии и стран Балтии, уже оказались в очень трудном положении. Правительство Лондона урезало социальный пакет, а также всерьез рассматривает возможность сделать приоритет для трудоустройства коренных жителей Британии.

Это серьезно ударит по Литве, Латвии и Эстонии, ведь люди, потерявшие работу с высокой для населения Балтии зарплатой, вернутся домой и пополнят список безработных. Однако в ЕС этот вопрос даже не поднимают.

Впрочем, это не единственная проблема. Противостояние ЕС и Великобритании может обернуться для Прибалтики практически катастрофой. Хуже всего, что проблемы Центральной и Восточной Европы в перспективе будут все меньше волновать Францию, Германию, Голландию и даже страны Скандинавии.

Максимум на что могут рассчитывать Эстония, Литва и Латвия – это тема синхронизации энергосистем с Европой после отключения от БРЭЛЛ.

При этом такой процесс, в первую очередь, выгоден именно Западной и Северной Европе, а не Прибалтике, которая вскоре будет покупать более дорогое электричество, не имея возможности диверсифицировать импорт электроэнергии, если произойдет серьезный сбой (а это в случае с подводными кабелями из Швеции и Финляндии происходит часто).

Еврокомиссия в новом семилетнем бюджете отказалась выделять средства на модернизацию балтийских портов, наднациональная структура оказалась глуха к призывам литовского правительства выделить деньги на постройку стены в Прибалтике от мигрантов.

Даже на политику энергоперехода Брюссель выделяет Франции €5,1, а Прибалтика вынуждена оплачивать проекты по созданию ветряных парков за свой счет. И ведь отказаться от этого нельзя, нужно соблюдать условия "зеленой сделки", которая обязывает сокращать объем выбросов СО2 любыми способами (в том числе и дорогостоящей "зеленой" энергией).

Более того, глава Франции, понимая, что в Германии выборы, а значит, ее руководству сейчас не до внешней политики, активно "перетягивает на себя одеяло" лидера ЕС, выступая с различными дипломатическими инициативами вроде переговоров с Ирландией. Конечно, когда в Берлине определится победитель, власти ФРГ попытаются вновь показать Старому свету, что именно Германия является главной силой в ЕС.

Однако такие споры, игры и "подковерное противостояние" объективно отодвинут проблемы "периферии" Евросоюза, включая Прибалтику, на задний план.

Ни в Берлине, ни в Париже, ни в Брюсселе не будут интересоваться проблемами Восточной Европы. Некоторые из них, например, беженцев из Афганистана, Старый свет даже специально "сбросит" на Прибалтику.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме