Британский политолог: соглашение AUKUS – новый удар по единству НАТО

Флаги Австралии и США на столе во время встречи премьер-министра Австралии Скотта Моррисона и министра обороны США Ллойда Остина
© AFP 2021 / DREW ANGERER

Семен Бойков

Создание AUKUS стало испытанием на сплоченность для западных союзников, считает британский журналист, политолог Квентин Пил. При этом о расколе Запада на "англосаксонский мир" и континентальную Европу говорить пока рано.

Противостояние США и Китая вышло на новый уровень – 15 сентября Белый дом объявил о создании военно-политического союза, в который вошли Австралия, Великобритания и США (AUKUS). Первой инициативой AUKUS стала программа обеспечения ВМФ Австралии ядерными подводными лодками.

Канберра аннулировала ранее заключенный контракт с французским оборонным концерном Naval Group на поставку двенадцати дизель-электрических подлодок на сумму 66 млрд долларов. Франция объявила протест в связи с действиями Австралии, назвав это "ударом в спину". Париж отозвал послов из США и Австралии для консультаций.  

>>>Австралийские субмарины пошатнули веру Прибалтики в НАТО

Пожар, однако, удалось быстро потушить – президент Франции Эммануэль Макрон обсудил случившееся с американским коллегой Джо Байденом.

Теперь послы вернутся на свои рабочие места, и трансатлантические отношения вновь восстановятся. Или все-таки нет? Об этом Baltnews поговорил с научным сотрудником европейской программы Королевского института международных исследований (Chatham House), бывшим редактором Financial Times Квентином Пилом.

Квентин Пил
Квентин Пил

– Г-н Пил, на прошлой неделе США, Великобритания и Австралия подписали пакт о безопасности под названием AUKUS. Аналитики охарактеризовали его как, возможно, самое важное соглашение между тремя странами со времен Второй мировой войны. Вы согласны с такой оценкой?

– Нет, это большое преувеличение. Там речь шла о крупном контракте на подводные лодки. AUKUS был создан в связи с опасениями Австралии и США из-за роста военной мощи Китая. Так что я бы не сказал, что это самое значимое соглашение в области безопасности с 1945 года.

– Действительно ли единственная причина создания AUKUS – растущее влияние Китая в Южно-Китайском море?

– Я думаю, что это, без сомнения, самая главная причина – все крутится вокруг Китая и того, что можно назвать гонкой вооружений в Тихом океане.

– А Великобритания тоже заинтересована в сдерживании Китая?

– Да, я думаю, она в этом заинтересована и пытается показать, что после Брексита ей нужен более широкий мир. Для британцев это возможность почувствовать себя более глобальной державой.

Кроме того, вероятно, им важна коммерческая выгода, и они пытаются присоединиться к контракту на поставку ядерных подводных лодок Австралии.

– На ваш взгляд, что Лондон ожидает от этого союза?

– Я не думаю, что Великобританию интересует создание новых рабочих мест, поскольку мы уже участвуем в производстве подводных лодок. При этом важно подчеркнуть, что это не ядерные подводные лодки, а субмарины, работающие на ядерном топливе.

То есть там нет ядерного вооружения – там только ядерные двигатели, что делает их более тихими, чем субмарины, работающие на дизельных двигателях, которые французы хотели продать австралийцам. Так что, я думаю, для британцев это бессмысленная реклама "глобальной Великобритании". Премьер-министр Борис Джонсон был счастлив нарушить планы французов.

– Австралия аннулировала сделку с французской компанией, сообщив об этом всего за несколько часов до разрыва контракта. После резкой реакции Парижа Борис Джонсон посоветовал Макрону в издевательской манере "взять себя в руки" и перестать возмущаться. Что вы думаете о таком поведении премьер-министра?

– Это совершенно типичное поведение для Бориса Джонсона. Он делает вид, что уважает международные контракты и открытость к международным сделкам. Но он, президент США Джо Байден и премьер-министр Австралии Скотт Моррисон встречались с Эммануэлем Макроном на саммите G7 в Корнуолле, и там ему не сказали ни слова.

Премьер-министр Австралии Скотт Моррисон, канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент ЮАР Сирил Рамафоса, президент Южной Кореи Мун Джэин, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и президент Франции Эммануэль Макрон на самитре G7 в Корнуолле, 12 июня 2021
© AFP 2021 / BRENDAN SMIALOWSKI
Премьер-министр Австралии Скотт Моррисон, канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент ЮАР Сирил Рамафоса, президент Южной Кореи Мун Джэин, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, президент США Джо Байден и президент Франции Эммануэль Макрон на саммите G7 в Корнуолле, 12 июня 2021

Вот почему французы оказались настолько рассержены и расстроены. Но суть этого инцидента – не в разрыве контракта между Францией и Австралией, а в гонке вооружений в Тихом океане.

Подтекст разрыва контракта между союзниками – гораздо серьезнее. Я думаю, это заставит Францию и большую часть Евросоюза относиться к Великобритании, США и Австралии более настороженно.

ЕС планировал начать переговоры по соглашению о свободной торговле с Австралией, но теперь они затянутся. И даже в ходе предвыборной кампании в Германии кандидаты на пост канцлера отмечали, что с Францией обошлись очень плохо.

– Каково будет будущее трансатлантических отношений? Не будет ли так, что Запад расколется на две группы – "англосаксонский мир" во главе с США и континентальную Европу во главе с Германией и Францией?

– Пока нет, но я думаю, что это очередной удар по единству НАТО. Вспомните, как [экс-президент США] Дональд Трамп называл Североатлантический альянс устаревшим.

Даже Эммануэль Макрон выражал сомнения насчет НАТО. И у нас были трения с Турцией, когда она приобрела российские системы ПВО С-400. Так что внутри альянса так много противоречий, что становится только хуже.

Ссылки по теме