Китай против Тайваня и США: разрушения будут как после Третьей мировой

Флаги США и Китая
© AP Photo / Jason Lee

Александр Буртасов

Почему всем нам стоит беспокоиться из-за политического кризиса вокруг Тайваня и может ли он перерасти в военный конфликт, грозящий обрушением мировой экономики?

В Восточной Азии отчетливо запахло порохом и слышно лязганье танковых гусениц. Северная Корея демонстрирует ракеты и мускулы. Она регулярно проводит пуски новых баллистических ракет.

11-12 сентября КНДР испытала крылатые ракеты большой дальности, а 15 сентября – две баллистические ракеты. 29 сентября Пхеньян объявил об успешном испытании новой ракеты "Хвасон-8" с гиперзвуковым боевым блоком, способной эффективно преодолевать американскую противоракетную оборону. 19 октября южнокорейская газета "Тона Ильбо" сообщила, что КНДР испытала баллистическую ракету подводных лодок.

Примерно тем же занимаются все соседи. Австралия вступает в новый военный союз с США и Великобританией и намеревается создать атомный подводный флот. Япония, за чьей спиной стоят США, идет по пути новой милитаризации – готовится к пересмотру своей оборонной доктрины и рассуждает о "превентивных ударах".

Однако главную опасность, как ни странно, представляют не вышеперечисленные страны, а ситуация вокруг Тайваня – "самого опасного места на планете", как его называет журнал Economist.

Глава тайваньского оборонного ведомства Цю Гочжэн заявил, что напряженность в отношениях с Китаем достигла наивысшей точки за последние 40 лет. Он называет датой будущего вторжения 2025 год. К тому моменту, по мнению министра обороны, действия по воссоединению с полуостровом будут наименее болезненными для Пекина, а вооруженные силы будут готовы к по-настоящему серьезным боевым действиям. 

Китайская Народная Республика отправляет боевые самолеты в воздушное пространство Тайваня. В первые дни октября КНР направила в идентификационную зону тайваньской ПВО 150 боевых самолетов. С начала года таких вылетов состоялось более 500. Для сравнения: за весь прошлый год их было только 300, пишет Guardian.

Инциденты в районе Тайваня с участием китайских и американских военных случались и раньше, однако сейчас Народно-освободительная армия Китая представляет собой гораздо более грозную силу, чем раньше. Военный потенциал тайваньских вооруженных сил несопоставим с китайскими хотя бы ввиду численности, поэтому Тайбэй, очевидно, надеется на военную поддержку со стороны Вашингтона. Китай же чувствует свою силу и настроен на реванш.

Официально отношения с Тайванем заключили всего 15 государств, с остальными он поддерживает неофициальные культурные и экономические связи через торговые представительства.

Вот и Вильнюс ищет сближения с Тайбэем, открывая друг у друга представительства и тем самым раздражая Пекин. Дело уже дошло до взаимного отзыва послов Литвы и КНР. Результат – представители литовского бизнеса жалуются, что партнеры из КНР отказываются продлевать старые и заключать новые контракты. 

Почему это должно быть интересно Прибалтике? Правящие политики в странах Балтии убеждены, что находятся на стороне сильных. После стремительного вывода контингента США из Афганистана это убеждение не кажется таким уж обоснованным.

Если конфликт в Азии начнет нарастать, убеждения прибалтийских политиков подвергнутся серьезному испытанию, а последствия для оказавшихся на "неправильной стороне" могут оказаться более печальными, чем проблемы предпринимателей.

Чем важен Тайвань

Если раньше главной ценностью были углеводороды, и из-за них велись войны и совершались госперевороты, то теперь во главе угла – новая ценность, которую и представляет Тайвань. Это главный производитель полупроводников, на которых работает микроэлектроника.

Именно здесь находится крупнейший представитель полупроводниковой отрасли TSMC (Taiwan Semiconductor Manufacturing Company), на чью долю, по оценкам аналитиков TrendForce, приходится 51,9% мирового контрактного производства полупроводниковой продукции.

Логотип тайваньской компании по производству полупроводников TSMC
© AFP 2021 / SAM YEH
Логотип тайваньской компании по производству полупроводников TSMC

Далеко позади с долей рынка 9,4% находится американская GlobalFoundries. В случае чего американцы без микрочипов вряд ли останутся, но все остальные точно пострадают от дефицита.

Мировая экономика и до пандемии двигалась к тотальной цифровизации, а в эпоху коронавируса (и пришедших с ним удаленной работы и дистанционного образования) она стала зависеть от микроэлектроники еще больше. 

Следовательно, тот, кто контролирует рынок полупроводников, имеет огромное влияние на мировую экономику – особенно при нынешнем дефиците микросхем. Влияние проявляется в том, что кого-то можно осчастливить первым, а кого-то, наоборот, поставить в конец очереди.

Если вокруг Тайваня начнут происходить события, заводы TSMC как минимум на время остановят производство. А значит, разработчики процессоров для критических российских отраслей должны будут придумать, как им быть в этом случае.

Внутриполитический расклад

Однако история с чипами – это то, что лежит на поверхности. Есть и другая проблема – уже чисто политического свойства. Китай считает Тайвань исконно своей территорией. Возвращение контроля над островом – краеугольный камень военного и политического планирования Пекина. 

Укрощение строптивого острова гарантирует председателю КНР Си Цзиньпину избрание на третий срок в 2022 году, а заодно позволит отомстить историческим обидчикам, то есть Штатам.

Си Цзиньпин на днях подчеркнул: "Воссоединение нации должно состояться, и оно произойдет". Он также призвал Тайвань мирно воссоединиться. Однако следует иметь в виду: Тайвань – не Крым, где успешно прошел референдум. Власти острова в лице президента Цай Инвэнь заявили, что не собираются подчиняться давлению Пекина и намерены продолжить развивать Тайвань как "демократическое государство". 

Сама КНР не отрицает и как будто подтверждает вышесказанное. Авторитетная китайская газета "Хуаньцю шибао" (выходит также на английском под названием Global Times), излагающая правительственную точку зрения, пугает читателя, описывая ситуацию в Тайваньском проливе в мрачных тонах. Путей отступления больше нет, все стороны готовятся к худшему – так утверждает издание. Велика вероятность "случайного выстрела", из-за которого вспыхнет война, предупреждают авторы.

Газета настаивает на том, что "материк должен продолжать усиливать военное давление на Тайвань и в то же время использовать экономические и правовые методы, чтобы действительно заставить руководство Демократической прогрессивной партии страдать".

Фактор американского вмешательства

Противостояние Китая с Тайванем так и осталось бы локальной историей, да и поглощение наверняка прошло бы молниеносно, если бы США не воспринимали притязания на территории в Южно-Китайском море как вызов своим национальным интересам.

Для Штатов история с Тайванем также крайне важна, и после ухода из Афганистана ставки высоки как никогда. Сдать без боя еще одного союзника, да еще в таком важном для Вашингтона регионе, как Восточная Азия, означает признать свою несостоятельность на международной арене и понести репутационные потери – возможно, невосполнимые.

Наверняка, поэтому США заключили с Австралией и Великобританией военный союз AUKUS (Australia, United Kingdom, United States). Официально о сдерживании Китая ничего не было сказано, но западные СМИ и Пекин расценили создание AUKUS именно так.

"Тайвань стал ареной борьбы между США и Китаем. Хотя США и не связаны с Тайванем военным договором, китайское нападение станет проверкой американской военной силы и дипломатической решимости. Если Седьмой Флот не смешается, на следующий день КНР станет доминирующей силой в Азии. Американские союзники по всему миру поймут, что не могут больше рассчитывать на США. Американский мир – Pax Americana – рухнет", – пишет The Economist.

Конфликт из-за Тайваня может стать опосредованной битвой между Китаем и Западом. Как показывает история ХХ века, если начинается крупный военный конфликт, остаться в стороне крайне сложно, если вообще возможно. Ситуация опасна и тем, что конвенциональная война может выйти из-под контроля, и стороны могут начать применять ядерное оружие, пусть даже тактическое.

Аналитик, преподаватель Департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ Леонид Крутаков полагает, что военно-политическая напряженность в регионе будет высокой, но до логического завершения конфликт вряд ли дойдет. В противном случае последствия для всего мира могут оказаться трагическими.

– Очевидно, что идет игра на обострение. И обостряет ситуацию не Китай, а США своими действиями, как они делают в Европе и на Ближнем Востоке. Дело в том, что лопнул проект глобального будущего, который проектировался и предлагался США – цифровизация и TTIP (Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство – прим. Baltnews)

У Америки нет других интеграционных проектов. А у Китая есть проект "Один пояс, один путь", который предлагает в рамках ШОС, БРИКС переустройство Евразийского и африканского континента и Ближнего Востока – с общим интересом, строительством новой крупной транспортной инфраструктуры. 

У США в такой ситуации единственная поведенческая стратегия – подрыв любых интеграционных движений, любых объединений, попытки найти взаимный интерес между странами Евразии, если этот интерес не контролируется Штатами.

Их стратегия – подрыв, создание напряженности или того, что у нас принято называть управляемым хаосом. Нарастание напряженности требует не экономического лидерства, а военно-политического. США – по-прежнему еще крупный игрок, один из крупнейших в мире, с ними сопоставима только Россия.

– Значит, США не будут доводить конфликт до горячей фазы, а только подогревать его?

– Даже если будет какой-то конфликт, для них это выгодно, потому что это приведет к консолидации и страху всех других стран, как это было в Сирии, на Украине. Китай – экономический гигант, он пугает все окружающие страны. Не только Японию и Южную Корею, он пугает и Вьетнам, и Филиппины, и Индонезию – все страны Азиатско-тихоокеанского региона. 

Есть потаенный страх того, что Китай придет, все купит и поглотит нас, фигурально выражаясь. И США играют на этом страхе. Чем быстрее они доведут ситуацию до конфликтной, тем сильнее будет этот страх, а значит, тем интенсивнее будут проходить внутренние процессы в этих странах, они будут стремиться найти военно-политическую "крышу" в лице Соединенных Штатов.

Поэтому если потребуется военная заварушка, США не будут против. Конфликт между Северной и Южной Кореей, а также между Китаем и Тайванем – два рычага давления на страны Азии, они играют роль чеки в гранате, за которую США периодически хватаются, когда им надо обострить ситуацию. 

– А если эта граната все-таки взорвется, независимо от причины, кого заденут осколки?

– Если граната взорвется по-настоящему, то осколки, конечно, похоронят всю мировую экономику. Нам надо будет готовиться к развалу мировой экономической системы, потому что мир расколется по политическим векторам, а мы сейчас видим, как он еле удерживается от этого. 

Тогда произойдет общее падение уровня жизни – и в США, и в Европе, и в России, и в Китае – потому что мы все интегрированы в общий финансовый механизм. Военно-политические концепции у нас разные, но в финансовом смысле мы живем в едином мире – американского доллара. Для американцев удар, конечно, будет, самым сильным, но и все мы тоже потерпим, в том числе Европа.

Эффект будет как от Третьей мировой войны, после которой придется заново создавать блоки, объединения и договариваться о правилах международной игры, создавать новую Организацию Объединенных Наций или что-то иное. 

Поэтому цели реально взорвать все, конечно, нет. Скажем так, это крайний сценарий, если в Вашингтоне рассудят, что сохранить финансовое и иное лидерство в мире не получается. А уж кто как будет действовать в этом поствзрывном мире – это отдельный разговор.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме