На рынке ума не купишь: Восточная Европа выбирает пушки вместо масла

Крупномасштабные маневры НАТО "Железный волк – 2019" на территории Литвы, 8 июня 2019
REUTERS/Ognen Teofilovski

Денис Гаевский

По мере роста геополитической напряженности во всех странах мира растут расходы на оборону. Одни из наиболее серьезных темпов роста оборонных расходов – у восточноевропейских государств. Они считают своей важнейшей внешнеполитической задачей "сдерживание России".

Министр обороны Литвы Раймундас Кароблис в ходе встречи с коллегами из стран НАТО в Брюсселе заявил, что официальный Вильнюс готов выделять дополнительные финансовые средства на оборонный сектор, если экономический рост превзойдет правительственные ожидания.

Раймундас Кароблис
BALTNEWS.lt / Михаил Прощин
Раймундас Кароблис

При этом Кароблис подчеркнул, что Литва уже строго придерживается требований устава НАТО выделять 2% от ВВП на "оборонку". В планах Литовской Республики – не останавливаться на достигнутом, а довести финансирование до уровня не менее 2,5% от ВВП не позднее, чем к 2030-му году.

Геополитическая борьба и поиск внешних доноров

Не упустил литовский министр возможности заявить, что Россия остается "главной угрозой безопасности" в регионе, призвав усилить оборону восточных рубежей Альянса. Особый акцент Кароблис сделал на том, что страны Балтии "очень уязвимы" в контексте противовоздушной обороны.

Несколько ранее, в первой половине октября, Кароблис в беседе с немецкой коллегой Аннегрет Крамп-Карренбауэр уже поднимал вопрос о том, что Альянс должен выполнить взятые на себя обязательства по обеспечению противовоздушной обороны сводного батальона НАТО, дислоцированного в Литве.

Подобная риторика литовских властей, равно как их латвийских, эстонских, польских, украинских визави, в последние годы стала обыденной. Европейские гранды относятся к ней с пониманием, успокаивая своих восточноевропейских партнеров.

К примеру, Аннегрет Крамп-Карренбауэр в ходе последней встречи с Кароблисом пообещала ему в ближайшие годы вложить 90 млн евро в военную инфраструктуру Литвы, при этом заявив, что "у обязательств Германии перед союзниками нет лимита времени".

Кроме того, несколько месяцев назад бывший вице-канцлер и экс-глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль высказался о том, что Германия готова ежегодно выделять 0,5% своего ВВП для повышения обороноспособности Польши и Прибалтики – а это около 20 млрд евро в абсолютных величинах.

Таким образом Германия повысит расходы на оборону до требуемых уставом НАТО 2% от ВВП, на чем в диалоге с европейскими государствами настаивает Трамп, но часть денег будет идти на укрепление обороны восточных рубежей Евросоюза.

С коллегами из ФРГ согласен и президент Франции Эммануэль Макрон. После подписания Ахенского договора он намерен вместе с Берлином провести институциональную реформу Евросоюза, снизив влияние стран "Новой Европы" на процессы внутри ЕС.

Решение Макрона отправить весной этого года в эстонский город Тапа, расположенный в 140 км от границы с Россией, мотопехотный батальон выглядит не столько следованием политике НАТО, сколько балансировкой американского военного присутствия и демонстрацией готовности Франции (вместе с немецкими партнерами) взять на себя оборонные функции, которые раньше для Восточной Европы выполняли США.

Прагматизм и плата за лояльность

Дональд Трамп приходил в Белым дом, среди прочего, под лозунгами прагматизации внешней политики США, снижения нагрузки на американских налогоплательщиков, вынужденных финансировать союзников по НАТО на европейском континенте.

Прибалтийские республики и в целом восточноевропейский регион находятся на периферии внешней политики Трампа. Однако 45-й президент США славится бизнес-подходом на международной арене, чем стремятся воспользоваться элиты восточноевропейских государств. Они рассчитывают путем закупок широкой номенклатуры американского вооружения и размещения на своей территории американской военной инфраструктуры заполучить лояльность Трампа и повысить свою значимость для официального Вашингтона.

От этого напрямую зависит уровень политической капитализации "верхов" государств Восточной Европы. К примеру, Польша предлагала развернуть у себя "Форт Трамп" и выделять на него 2 млрд долларов ежегодно.

Кроме того, элитарии восточноевропейских республик отлично усвоили, что легче всего управлять социумом, играя на общественных страхах. "Русская угроза" хорошо "продается" как на внутренней, так и на внешней арене, став по сути универсальной политической и медийной технологией, позволяющей микшировать внутриполитические и социально-экономические проблемы.

Наконец, повышение расходов на оборонный сектор, как показывает практика, коррелирует с объемами присваиваемой коррупционной ренты профильными чиновниками. Коррупционными скандалами в "оборонке" в прибалтийских республиках или на Украине никого не удивить. Равно как и уходом от ответственности лиц, причастных к ним.

Так что в этом смысле элиты восточноевропейских государств, ратующие за повышение оборонных расходов и привыкшие жертвовать экономикой в угоду политике, вполне прагматичны.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме