Сомнительный след в Афгане. За какую правду США невзлюбили прокурора Бенсуду

Военнослужащие армии США на учениях в Афганистане
© Public domain/ NATO / Sgt. Joe Parrish

Анатолий Ядов

Евросоюз потребовал от США отменить ранее введенные ими санкции против сотрудников Международного криминального суда, который взялся за расследование предполагаемых военных преступлений, совершенных американскими военнослужащими в ходе миссий в Афганистане.

Евросоюз потребовал от США отменить введенные ими в начале сентября санкции против двух сотрудников Международного уголовного суда в Гааге. Юристы обвинены Вашингтоном в том, что расследуют предполагаемые преступления, совершенные американскими военнослужащими в Афганистане.

Глава внешнеполитического ведомства Евросоюза Жозеп Боррель осудил решение Вашингтона и заявил, что Евросоюз будет "решительно защищать" Международный криминальный суд от любых попыток "воспрепятствовать отправлению правосудия и подорвать международную систему уголовного правосудия". Боррель считает действия США "неприемлемыми и беспрецедентными".

Действительно, до сих пор ни одно государство мира не пыталось наказать судей международного суда в Гааге за дела против его военнослужащих. Римский статут, который в 1998 года усилиями ООН создал правовую основу для формирования Международного уголовного суда, не подписали или, подписав, не ратифицировали не только США, но еще, например, Россия, Китай и Индия. Но лишь американцы решили "прижать" санкциями сотрудников суда за расследование, которое, вероятнее всего, в очередной раз подпортит имидж "гаранта безопасности".

Американские военные на юго-востоке Афганистана
© Public domain/ DVIDS / Master Sgt. Alejandro Licea
Американские военные на юго-востоке Афганистана

Правительство Франции также выразило свой протест Вашингтону, назвав решение о санкциях против гражданки Гамбии, прокурора ICC Фату Бенсуды и главы отдела Судопроизводства, взаимодополняемости и сотрудничества международного суда, гражданина Лесото Факисо Мочочоко "вызовом мультилатерализму и независимости правосудия".

Вашингтон пытается не допустить прецедента

Надо уточнить, что США аннулировали въездную визу судьи Бенсуды еще в апреле этого года, а официально заявленные 2 сентября санкции как бы задним числом оправдывают лишение сотрудника международного суда возможности приехать пообщаться с Комиссией Совета Безопасности ООН по расследованию. А также замораживание ее активов, включая банковские счета, если таковые имеются, и иные неприятные последствия для человека, который, по выражению госсекретаря США Майка Помпео, "атакует американское правовое государство".

А еще участвует в "идеологическом крестовом походе против американских военнослужащих" и вообще работает в "коррумпированном", "чрезвычайно неэффективном" и "высоко политизированном" Международном криминальном суде, юрисдикцию которого США не признают и отказывают ему в праве расследовать деяния и тем более судить американских граждан. В отличие, скажем, от граждан стран Евросоюза, включая и страны Балтии, суду в Гааге подлежащих.

Хочется думать, что военнослужащие стран Балтии, принимавшие участие в миссии НАТО в Афганистане или других странах, ни к каким военным преступлениям отношения не имеют и совесть их относительно чиста.

Но разбирательства международного уголовного суда в афганских делах создают прецедент, чему, собственно, и противостоят на самом деле США.

Военных миссий в горячих точках, пусть даже совершенно "миротворческих", без инцидентов и стрельбы практически не бывает, а "сопутствующие жертвы" – дело обычное. Если же кто-то вдруг начнет тщательно и с пристрастием изучать все такие случаи на предмет отдать "погорячившихся" военнослужащих под суд, то США и их союзникам по военным миссиям в "третьих странах" придется провести много времени в спорах и тяжбах.

Следы напряженной подковерный борьбы

Истолкование того или иного случая атак, стрельбы или бомбежки – дело такое... зависит от взглядов и мнения дознавателя и судей. Скажем, силами коалиции во главе с США разбомбить и похоронить под развалинами вместе с террористами тысячи мирных жителей в иракском Мосуле – это вроде бы нормально. А бомбить и атаковать сирийское Алеппо – это зверство и военное преступление, потому как наносили те удары "неправильные борцы с террористами", российские ВКС и правительственная армия Сирии.

Так что за скучными официальными формулировками описания предыстории "афганского дела" кроется захватывающий сюжет жесткого подковерного противоборства. Сколько ведер кофе, аперитивов и коктейлей было выпито на официальных и тайных встречах, сколько намеков, обещаний, скрытых и открытых угроз было произнесено, сколько, в конце концов, средств было потрачено американцами на то, чтобы не допустить начала этого расследования.

Американский военный на юго-востоке Афганистана
© Public domain/ DVIDS / Master Sgt. Alejandro Licea
Американский военный на юго-востоке Афганистана

Видимо, что-то радикально изменилось в мире, раз Вашингтон при всем его могуществе, влиянии и возможностях не смог остановить процесс расследования. Палата предварительного производства Международного уголовного суда 12 апреля 2019 года, несмотря на уже собранные дознавателями прокуратуры многочисленные свидетельские показания, принимает решение отказать прокурору Бенсуде в запрошенном ей мандате на официальное расследование предполагаемых преступлений против человечности и военных преступлений в Афганистане. Которое, кстати, прокурор запросила еще в ноябре 2017 года.

Вот за эти почти два года "напряженных размышлений" и пролились, вероятнее всего, те ведра вышеупомянутых жидкостей, что должны были помочь США не дать суду взяться за это дело. И что же? В марте 2020 года апелляционная палата суда вдруг единогласно признает ошибочным решение коллег из палаты предварительного производства и дает прокурору разрешение на расследование. А в апреле Вашингтон лишает этого прокурора визы, что можно считать признанием поражения на этом этапе "афганского дела", чреватого неприятными переменами и конфликтами.

Богатая предыстория военных преступлений

Международная правовая подоплека нынешних взаимоотношений США и международного суда, а также взаимоотношений Вашингтона и тех стран, что подписали и ратифицировали Римский статут, но не стали подписывать с американцами договор об иммунитете американских военнослужащих, сложны даже для матерых юристов. И в общем-то решающего влияния на ситуацию не имеют, так как, с точки зрения Евросоюза, обвиненные в преступлениях, но неподсудные национальным судам американские военнослужащие должны все же оказываться на скамье подсудимых в самих США.

Иными словами, если бы суд в Гааге вдруг выдвинул против каких-либо американских солдат, офицеров, пилотов, генералов или агентов спецслужб обвинения в тяжких преступлениях, они должны были бы сесть за решетку хотя бы в своей собственной стране.

В истории США есть несколько особенно громких случаев судебных процессов над американскими военнослужащими, совершавшими злодеяния во время службы за пределами своей страны. Кровавая вакханалия, устроенная солдатами роты "Чарли" под командованием лейтенанта Келли в марте 1968 года во вьетнамской деревне Сонгми. Пытки заключенных в Ираке, в тюрьме Абу-Грейб в 2004 году, расстрел безоружных людей с вертолета в Багдаде в 2007 году.

Это из числа самых громких, попавших в "учебники", а количество не столь скандальных разоблачений и последующих судебных процессов над военнослужащими-преступниками в США намного больше. Причем речь идет не только об отдельных случаях криминальных деяний, но и о массовых убийствах, военных преступлениях и преступлениях против человечности.

США хотели бы оставить за собой исключительное право разбираться и наказывать (или не наказывать) за преступления своих военнослужащих, выполнявших миссии за пределами страны, что и определяет отношение Вашингтона к Международному криминальному суду. С учетом того, что ни одна страна мира не имеет такого количества зарубежных военных баз, не отправляет в таких масштабах своих солдат в разные регионы и страны и не ведет такого количества боевых действий, как "главный гарант безопасности", заинтересованность США в иммунитете собственных военнослужащих от наказаний за "шалости" вполне понятна. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме