Эксперт: проблемной повестки дня в ЕАС нет. Уже готовимся к диалогу с ЕС

Пётр Петровский
BALTNEWS.lt / Анатолий Иванов

Идею о том, что России достаточно быть сырьевым придатком Европы и не нужно создавать никаких союзов, тем более - Евразийского экономического союза, в Литве первым озвучил президент Валдас Адамкус в 2007 году. Её подхватили и развили консерваторы (Андрюс Кубилюс) и либералы (Пятрас Ауштрявичюс).

14 декабря в формате большой пресс-конференции президент России, отвечая на вопрос Илоны Линарт из МТРК "Мир", коснулся и проблематики ЕАС.

Владимир Путин: На мой взгляд, всем странам Евразийского экономического союза выгодно то, что мы делаем в плане интеграции на пространстве этих государств. … Поэтому в целом это чрезвычайно важный, нужный и полезный процесс для всех стран – участниц этого союза. 

"Что касается Евразийского союза, это большое наше общее достижение", — сказал Путин. По его словам, ЕАЭС двигается к поставленным целям, а структура товарооборота меняется в лучшую сторону.

На тезисах двух президентов – Адамкуса и Путина,  BALTNEWS.lt построил 15 декабря интервью с политическим экспертом из соседней Беларуси Пётром Петровским.

BALTNEWS.lt: Официальный Вильнюс категорически против проекта Евразийского экономического союза и считает его прямой угрозой проекту "Европейский союз". Что ЕАС представляет сегодня?

Пётр Петровский: В Европе не только Литва считает, что Восточная Европа и Азия должны оставаться поставщиками углеводородов, других полезных ископаемых. Образно говоря, сырьевым придатком ЕС. Причём – и это важно, — управляемым и подконтрольным сырьевым придатком.

Тем не менее, Евразийский экономический союз не только не умирает, но и развивается. Евразийская интеграция имеет несколько уровней. Я знаю, что в Литве говорят, будто Москва навязывает интеграцию странам-соседям. Стыдно за литовцев – они не владеют ситуацией и не знают реалий.

BALTNEWS.lt: Но из вопроса журналиста и ответа российского лидера очевидно, что проблемы внутри этого проекта есть.

Пётр Петровский: Сегодня проблемой евразийской интеграции является отсутствие общей стратегии. Её просто в своё время не выработали. Но сейчас её формируют с учётом провалов Евросоюза.

Например, идёт активный диалог с Молдовой, президент которой Игорь Додон хочет приобрести для своей страны статус наблюдателя в ЕАС. Такой же диалог идёт с Таджикистаном. Возможно, ещё кто-то присоединится к проекту.

BALTNEWS.lt: Однако на постсоветском пространстве есть ныне независимые страны, которые даже теоретически не планируют своё вступление в ЕАС.

Пётр Петровский: Конечно, такие государства есть. Но такие страны можно рассматривать и использовать, как мосты между ЕС и ЕАС. В этом выгода сразу нескольких постсоветских столиц, а не в том, что они станут чёрными и опасными зонами для одного или для другого проекта.

BALTNEWS.lt: Что вы имеете в виду?

Пётр Петровский: Я сейчас говорю о евразийском партнёрстве. Но оно не должно базироваться на навязывании каких-то или чьих-то ценностей. Ибо такое и недопустимо, и бесперспективно.

ЕАС создавался странами для сохранения своих суверенитетов и независимости. Чтобы с ними считались в мире, чтобы они были третьими странами на периферии, куда сбрасывают ядерные или иные токсичные отходы. На которые смотрят, как на рынок для второсортных товаров и продуктов. А в обмен используют демографический материал.

ЕАС — это конгломерат стран, где имеет место быть технологическая, экономическая, социальная, политическая кооперация для реализации суверенитета и независимости каждого участника программы.

Это проект для недопущения хаоса на границах, который допускает Европейский союз на своих границах. Евразийское партнёрство – это минимизация всяких социальных, этнических, религиозных протестов, создание нормального диалога и дискуссионных площадок, минимизация милитаристских устремлений.

Я бы сказал так: это международный институт, призванный обеспечивать натуральный, естественный процесс социально-экономического и политического сотрудничества.

BALTNEWS.lt: Перенесёмся в Брюссель и Вильнюс. Им выгодно сотрудничество с ЕАС? Если ответ будет положительным, то когда может начаться диалог?

Пётр Петровский: Мне трудно говорить от имени чиновников из Брюсселя или Вильнюса – у них свои тараканы в головах. Но с точки зрения здравой логики, любое сотрудничество выгоднее конфронтации.

Диалога, на мой взгляд, ЕАС не должен дожидаться пассивно. Это тоже не слишком перспективный ход. Лучше выполнить несколько домашних заданий, чтобы сдвинуть беседу с нулевой точки.

Первое. Надо создать единую политику ЕАС в отношении ЕС. Такой политики сегодня нет.

Второе. Необходимо создавать лобби в Европейском союзе. Брюссель на этой позиции, кстати, работает точечно, долго и методично.

Если мы хотим результат, должны работать даже с евроскептиками. Это — наше право.

Да, они будут кричать в ответ, отворачиваться, но работать надо. Хотя бы на том основании, что европейские партнёры такой работой занимаются на востоке уже 25 лет.

Третье – работа с бизнес-кругами. Они страдают от фанатичной антироссийской политики Брюсселя больше других. Национальный капитал сегодня вошёл в противоречие с транснациональным капиталом, он ищет поля для манёвра. Следовательно, это естественный союзник капитала ЕАС. Но, как и со всяким союзником, с национальным капиталом стран Евросоюза нужно договариваться.

То есть, в стратегической перспективе возможности есть. Но в тактической, например, перспективе на пять лет, такой возможности не наблюдаю.

Потому что запад выглядит достаточно монолитно. Это видно по солидарной реакции на нежелание видеть у власти оппозицию, неважно, придёт она справа или слева.

BALTNEWS.lt: Вы ничего не сказали о Вильнюсе…

Пётр Петровский: По-моему, наоборот. Я не отделяю его позиции от солидарных позиций всего Евросоюза.

Но если хотите, я вижу возможность рассмотреть и выработать какую-то дорожную карту и для Литвы. Чтобы она перестала быть аппендицитом Европейского союза. Его тупиком, за которым на восток или Берлинская стена, или пропасть.

BALTNEWS.lt: В формате ЕАС существует ещё одно содружество, известное, как Союзное государство Беларуси и России. Как Минску – Москве удаётся увязывать двусторонние интересы с многосторонними в формате большого и развивающегося евроазиатского проекта?

Пётр Петровский: Союзное государство – многоплановое объединение. Это и военно-политическое сотрудничество, и экономическое, технологическое и культурное, информационное.

Инициатором этой интеграции была не Россия, как многие представляют, а Беларусь. Вопрос был решён в одностороннем порядке в 1995 году на референдуме, который носил обязательный характер. Тогда более 80% участников плебисцита проголосовали именно за тесное сотрудничество с Россией.

И это сотрудничество не было идеально гладким. Например, на первом этапе белорусы столкнулись с тем, что часть российского руководства в начале 90-х годов старалась не допустить такой интеграции, разрушить её, изменить  политический строй Беларуси.

Фактически, московские либералы и европейски ориентированные неолибералы толкали Минск в объятия запада. Но со временем всё устоялось.

Вы, к примеру, слышали о трениях или конфликтах в формате "Союзное государство Беларуси и России – Европейский экономический союз"?   И я не слышал. Будем считать, что такое проблемной повестки дня не существует.