О наболевшем: почему у детской реформы в Литве только одни недостатки

Девочка
© CC0/ pexels

1 июля 2018 года в Литве вступила в силу реформа в сфере защиты прав детей. Портал Baltnews.lt рассказывает, как нововведение отразилось на литовских гражданах, почему общество его не приняло, а также почему властям придется менять реформу.

В Литве с 1 июля 2018 года вступила в силу реформа в сфере защиты прав детей, которая позволяет забирать их из семей. За первые девять дней действия реформы из семей забрали 90 детей, однако опасность грозила только 30 из них.

Суть реформы

Согласно нововведению, детей можно забрать из семьи в четырех случаях. Первый – ребенка заберут из небезопасного окружения, если его здоровью или жизни грозит реальная опасность. Второй – если ребенка оставили без присмотра или передали лицам, которые не в состоянии обеспечить его безопасность. Третий – если родители или опекуны находятся в розыске или пропали без вести. Четвертый – если его опекуны не могут временно позаботиться о нем из-за болезни, ареста и т. д.

Также специалисты должны были оценивать уровень угрозы. Первый уровень – нарушение прав ребенка, но опасности его здоровью или жизни нет. Второй уровень – признание угрозы здоровью или жизни ребенка. Во втором случае детей изымают.

Эффект

Новая реформа привела к тому, что пострадали все: и дети, и родители, и даже сотрудники службы защиты детей. У семьи Кручинскасов изъяли детей за то, что мама во время прогулки отшлепала сына.

"Я тогда ему шлепнула раза три по попе через комбинезон, он ничего не почувствовал и даже не собирался слушаться, не хотел возвращаться к оставленной в лесу сестре. Он пытался бежать дальше, тогда я его несколько раз ударила по руке", – рассказывала ранее мама детей.

В итоге малышей спустя месяц семье вернули, но перед этим еще успели оклеветать маму – заявили, что она находилась в момент прогулки в состоянии алкогольного опьянения, хотя это действительности не соответствовало. В конце ноября семья пожаловалась, что власти не оказывают им обещанную поддержку: и детям, и родителям психологически сложно после инцидента.

С другой стороны, нередко литовские дети сами жалуются на семью. Например, 15-летний подросток пожаловался на мать в полицию за то, что та отказалась купить ему мобильный телефон и заставляла убираться дома. В 2017 году, еще до вступления в силу новой реформы, 16-летняя девушка заявила о насилии всей семьи, кроме отчима.

Когда правоохранитель прибыл на место, выяснилось, что девушка связалась с компанией, гуляет по ночам, домой не приходит.

"Я девушке лекцию прочитал, а она мне угрожала, что пожалуется на меня", – рассказывал полицейский.

Также страдают и сотрудники службы защиты детей. В октябре 2018 года две соцсотрудницы приехали в семью, где между нетрезвыми сожителями возник конфликт. Детей увезли к родственникам, на следующий день специалисты родителей дома не нашли, связались с мамой, которая заявила, что находится в аэропорту.

Когда специалисты решили забрать малышей, внезапно появилась их мама, она была пьяна. Женщина столкнула одну из работниц с лестницы, на вторую начала бросаться.

Изменение реформы

В декабря правительство одобрило поправки к закону о защите прав детей, который вступил в силу летом 2018 года и вызвал негативную общественную реакцию из-за массового изъятия детей.

Согласно поправкам, специалисты не будут устанавливать уровень угрозы. Вместо этого они должны оценить ситуацию и потребности ребенка, изымать малышей можно будет только в крайнем случае.

Даже если специалисты установят, что ребенок нуждается в защите, его нельзя будет сразу изъять. Сначала соцработники должны будут попытаться обеспечить безопасность с помощью временного присмотра. Временный присмотр будут осуществлять родственники или близкие семьи, безопасное окружение также могут создать в кризисном центре, куда малыша поселят с одним из родителей.

Проблемы насилия

Примечательно, что до сих пор нет точной информации о том, сколько детей в республике страдают из-за насилия.

"Есть разные базы данных, поэтому информация накапливается в одном месте. Поэтому при формировании качественной политики мы не можем опираться на полную картину данных", – комментировала член парламентской комиссии по превенции самоубийства и насилия Литвы Довиле Шакалене.

Ссылки по теме