Пленница площади Дауканто. Что за четыре недостатка есть у президентства Грибаускайте

Даля Грибаускайте
© Канцелярия президента / Робертас Дачкус

Политолог, доцент Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета Кястутис Гирнюс подвел итог пребывания Дали Грибаускайте на посту президента и назвал четыре ее главных недостатка.

Политолог, доцент Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета Кястутис Гирнюс назвал главные недостатки Дали Грибаускайте как главы Литовской Республики, пишет "Литовский курьер".

Противники, а не партнеры

По мнению Кястутиса Гирнюса, самый главный недостаток президента – считать противниками правительство и руководство Сейма:

"Она не сумела ужиться ни с одним правительством, напряженные отношения были у нее и с каждым премьером. Было бы не целесообразно утверждать, что она не могла бы в психологическом отношении сказать доброе слово о работе правительства или Сейма. Более мягкие, более положительные замечания были в начале каденции новой правящей коалиции, но со временем их поглотил поток критики".

Политолог отметил, что нормально Грибаускайте не смогла общаться с Андрюсом Кубилюсом, несмотря на схожесть основных установок:

"Как отметил член команды Кубилюса Виргис Валентинавичюс, во время встреч с Грибаускайте Кубилюс должен был выслушивать двухчасовые монологи. Позднее президент объясняла, что критиковала действия Кубилюса, так как считала, что его правительство должно работать лучше, и добавляла, что от правительства Аудрюса Буткявичюса она никогда не ожидала многого, поэтому и требовала мало".

Взаимоотношения Грибаускайте и нынешнего правительства, по мнению Гирнюса, "настолько враждебные", что легко забыть о том, что на первых порах они были нормальными.

"Президенту было разрешено назначить министрами Раймундаса Кароблиса и Линаса Линкявичюса, прислушивались к предложениям работников президентуры и при назначении других министров. В течение почти года Даля Грибаускайте не ругала власть. Но после первой критики Саулюс Сквярнялис и Рамунас Карбаускис выступили против, президент не осталась в долгу, и "диалог властей" снизился до базарного уровня".

Политолог указывает, что тон Грибаускайте во время критики тех или иных решений правительства напоминает замечания "рассерженного учителя в адрес неспособного ученика".

Неумение общаться

Второй недостаток – самоизоляция и неспособность общаться:

"По собственному желанию Даля Грибаускайте стала "пленницей" площади Дауканто и Турнишкес, отгородилась от избравших ее граждан Литвы. С политиками она общалась на минимальном уровне, почти все встречи носили формальный характер и проходили в президентуре. Трудно представить, чтобы президент пригласила бы политиков пообедать вместе с ней, может быть, даже в ресторане. Налицо отказ от традиционных приемов по случаю больших государственных праздников".

В итоге самоизоляция Грибаускайте не столько мешала ее работе, сколько пресекала возможности действеннее использовать силу институций президента и уникальный нравственный авторитет.

Самокритика

Кястутис Гирнюс отметил, что не припомнит, чтобы президент Даля Грибаускайте признавала, что в чем-то ошиблась. Наоборот, она всегда энергично критиковала другие институции власти, указывала на их ошибки или на то, что они не сделали.

"Если ты критикуешь других, то должен открыто посмотреть на себя. Но Даля Грибаускайте ни разу не сообщила о своих годовых планах, важнейших целях, мероприятиях по их осуществлению, иначе говоря, не представила мерки, по которым бы она и другие могли оценивать действенность президента. У нее была склонность представлять себя всезнающей и не ошибающейся, что не очень согласуется с принципами демократической республики".

Неадекватная коммуникация

Нежелание или неспособность президента тщательно объяснить свои решения, вехи деятельности, долгосрочные планы, видение Литвы, – то, что присуще Дале Грибаускайте, заявил политолог.

"Ее взгляд на Россию был понятен, но она не удосужилась подробнее объяснить свою политику в отношении России, рассказать о ее преимуществах, чем она отличается от отношения к Евросоюзу и НАТО и почему", – подчеркнул Гирнюс.

Другой пример – Трудовой кодекс, во время обсуждения которого Грибаускайте молчала, а заговорила только тогда, когда наложила вето на закон.

"Она минимально общалась с прессой, пресс-конференции были редким явлением, рамки других бесед были строго установлены, о чем свидетельствовало недовольство Дали Грибаускайте, когда журналист из Латвии задал несогласованный вопрос во время телевизионной передачи в 2015 года".

Ссылки по теме