Литовский депутат: мы упрекаем Белоруссию и Россию, но у самих не лучше

Пятрас Гражулис
© Lietuvos Respublikos Seimo kanceliarija

Евгения Ищенко

Тема: Парламентские выборы в Литве – 2020

Литовский парламентарий Пятрас Гражулис назвал причину, по которой решил баллотироваться в Сейм по одномандатному избирательному округу, а не от партии. 

Этой осенью, 11 октября, в Литве пройдут парламентские выборы. Депутат Сейма Пятрас Гражулис рассказал Baltnews, по какой причине решил не баллотироваться от партии "Порядок и справедливость", почему стоит реформировать всю судебную систему Литвы, и как обвинения в изнасиловании повлияли на шансы политика попасть в парламент республики.

– Г-н Гражулис, вы были избраны в 2016 году в Сейм Литвы от партии "Порядок и справедливость". А в этом году будете участвовать в парламентских выборах?

– Да, я участвую, но не от партии. Я собрал подписи в одномандатном округе Гаргждай. Я думал вообще не идти на эти выборы, но решил, что не могу так просто сдаться. Пусть народ выбирает.

Пятрас Гражулис
BALTNEWS.lt / Михаил Прощин
Пятрас Гражулис

– Почему вы решили идти в Сейм не от партии?

– Потому что вся наша элита хочет, чтобы я сам отказался от мандата и больше не участвовал в политике. Меня перед выборами обвинили в том, что я якобы изнасиловал женщину, и она подала заявление.

В итоге меня оправдали и признали, что это была ложь. Но, когда на прошлой неделе закончилась подача партийных списков, нельзя уже было баллотироваться от партии.

Как я могу вести переговоры с какой-либо партией, когда меня обвиняют в изнасиловании?! Но хорошо, что хотя бы так кончилось. Я думал, что меня оправдают уже после проведения выборов.

– То есть решение баллотироваться в парламент по одномандатному округу скорее вынужденное?

– Да. Представьте, в какой стране мы живем. Мы часто упрекаем Белоруссию и Россию, но у нас не лучше.

– По-вашему, этот скандал повлияет на ваши шансы на победу?

– Меня знают не только в одном округе, а по всей Литве. Но за последнее время "независимая" пресса на мою голову так много клеветы вылила, что все это повлияет на избирателей, и участвовать в выборах будет тяжелее.

– Попасть в Сейм без участия партии будет сложнее?

– Здесь есть свои плюсы и минусы. Когда ты идешь один и не привязан к конкретной программе – это с одной стороны легче, но с другой, если ты баллотируешься от партии, можешь быть избранным по партийному списку, а каждая партия уже имеет свой электорат.

– Что сегодня предлагаете своим избирателям?

– Нужно сделать свободной всю прессу и систему правосудия, так как они служат только консерваторам. При экс-президенте Литвы Дале Грибаускайте они поставили своего прокурора и судей. В результате, когда жена председателя консерваторов Габриэлюса Ландсбергиса Аустея купила землю за один евро, в то время как она на рынке стоит 1,5 млн евро, в прокуратуре сказали, что все законно. А если бы кто-то другой купил, сразу бы было заведено уголовное дело.

Модератор дискуссии «Стоит ли менять Конституцию на двойное гражданство?» Бернардас Гайлюс, лидер консерваторов Габриэлюс Ландсбергис, депутат-соцдем Юлюс Сабатаускас, лидер "аграриев" Рамунас Карбаускис (слева направо), 4 октября 2018 года
CC BY 2.0 / Lietuvos nacionalinė Martyno Mažvydo biblioteka / Vygaudo Juozaičio
Модератор дискуссии «Стоит ли менять Конституцию на двойное гражданство?» Бернардас Гайлюс, лидер консерваторов Габриэлюс Ландсбергис, депутат-соцдем Юлюс Сабатаускас, лидер "аграриев" Рамунас Карбаускис (слева направо), 4 октября 2018 года

– Семья Ландсбергисов настолько влиятельна?

– Да. Она находится под защитой. Даже Конституционный суд запретил обсуждать то, как они покупали землю.

– Каким образом можно добиться прозрачности судебной системы?

– Я выступаю за то, чтобы генеральный прокурор избирался народом. Будет он хороший или плохой – тут уже будет на себя ответственность брать народ.

Верховный суд тоже должен выбираться народом, как и депутаты в парламент, и чтобы у них не было таких больших прав, и они не могли переписывать Конституцию.

Более того, нужно ограничить права Конституционного суда и передать их Верховному.

– Почему стоит ограничить работу Конституционного суда?

 – Это ошибка, что он у нас есть. Конституционный суд ни перед кем не ответственен, его решения нельзя обжаловать, он что хочет, то и делает.

– Вы упомянули о свободе прессы. Как сделать медиа менее ангажированными?

– Я предлагаю демонополизировать сферу медиа, чтобы одно юридическое лицо не могло иметь больше 5% [доли владения] в печати. Нужно также распустить государственные каналы, существующие за счет налогоплательщиков, и отдать средства коммерческому телевидению. Они не нужны и занимаются только пропагандой.  

Ссылки по теме