Книгоиздатель: прибалтийский рынок перенасыщен мемуарами солдат, проигравших войну

Книги

Светлана Круглова

Прибалты потратили немало средств на издание книг о Второй мировой войне. Однако эта, с позволения сказать, "литература" носит низкопробный характер и вводит читателей в заблуждение.

На книжных полках прибалтийских магазинов появилось немало изданий, так или иначе связанных с 80-летием нападения Германии на СССР и началом Великой Отечественной войны.

О чем пишут известные и неизвестные европейские авторы, и почему среди них не встретишь русских фамилий? Об этом Baltnews побеседовал с Сергеем Резником, книгоиздателем и букинистом.  

Сергей Резник
BALTNEWS.lt / Маргарита Кох
Сергей Резник

– Сергей Трофимович, вы занялись анализом книжных новинок, посвященных Второй мировой войне. Много ли их на литовских прилавках? Что цепляет, а на что не следует тратить время?

– Если коротко, книг печатают много, но поскольку все они – макулатура, то не цепляют и не стоят внимания.

А вот развернутый вариант – появились издатели, специализирующиеся на тиражировании научной и художественной военной литературы сомнительной исторической ценности. Книги как на одну колодку состряпаны – совершенно неинтересны, призваны обслуживать идеологические скрепы. Мутный поток ориентирован на искажение истории минувшей большой войны, умаление роли советского народа, который одержал грандиозную, сокруши­тельную победу над нацизмом, спас весь мир.

Поставьте эксперимент: приобретите в центре Вильнюса пять любых книг на выбор. Гарантирую, ни в одной не встретите заявлений о том, что удар немцев был действительно невиданной в истории разрушительной мощи.

22 июня 1941 года Советский Союз столкнулся с самой сильной, отмоби­лизованной и обученной армией мира, на которую ра­ботал промышленный, экономический, военный потен­циал практически всей Европы. В этом смертоносном нашествии принял участие не только вермахт, но и са­теллиты Германии – воинские контингенты почти всех государств европейского континента.

Не прочтете и объективные оценки о роли СССР в победе над нацизмом. Она была одержана прежде всего советским народом. В этой героической борьбе на фрон­те и в тылу плечом к плечу стояли представители всех республик Советского Союза. Литовцы с латышами и эстонцами в том числе. Но вам авторы книг нарисуют такую картинку, в которой народам СССР вовсе не окажется места среди победителей.

Извращение истории – излюбленный прием всех прибалтийских и очень большого количества европейских авторов.

Парадокс: издатели печатают мало кому интересные книги одну за другой большими тиражами. Продукт годен только в качестве пылесборника, прямиком из магазинов уходит в утильсырье. С чего богатеют предприниматели, если полиграфию пока никто не отменял, и она по-прежнему не дешева?

Логика подсказывает, что состоятельный заказчик наперед оплачивает весь тираж. В Литве есть такие "богатенькие Буратино". В первую очередь – само государство. Во-вторую – пропагандистские структуры, не бедствующие фонды, Министерство обороны во главе с националистом Арвидасом Анушаускасом. Военные используют лживые книженции в идеологической работе с призывниками. Есть Минобразования, аналогично работающее со студентами и школьниками. Наконец, имеются щедро финансируемые общественные организации.

Всюду, где процветает антисоветизм и русофобия, найдется применение таким книгам. В них заинтересованы.

– Как сложилась такая ситуация?

– Чтобы появилось поле для домысливания, с книжных прилавков убрали мемуары немецких фельдмаршалов и генералов. Среди них оказалось немало талантливых писателей, которые пытались отыскать корни начала войны, анализировали ход стратегических операций на германо-советском фронте, рассказывали о мотивах создания новых видов оружия и боевой техники. Можно вспомнить Гейнца Гудериана и его "Воспоминания немецкого генерала. Танковые войска Германии во Второй мировой войне. 1939–1945", книги фельдмаршалов Вильгельма Кейтеля, фон Паулюса, фон Майнштейна.

Это все умные, поучительные труды, очень интересные как историку, так и обывателю. В мемуарах много схем, немало статистики, цитируются решения заседаний и совещаний в ставке фюрера, государственные документы, военные приказы. Но, повторюсь, такое трудно отыскать.

Зато на полках лежит масса мусора, написанного бывшими лейтенантами, фельдфебелями и рядовыми. Недавно в моих руках оказались воспоминания такого "стратега", которые я по примеру профессора Филиппа Филиппыча Преображенского могу назвать рассуждениями о космических глупостях.

Бывший военный лекарь описывает фронтовые будни так, будто на его долю пришлась вся кровь, все смерти и все раны той большой и страшной войны. Рассказывая о мучениях немцев, подорвавшихся на минах или раненых осколками снарядов, "Пилюлькин в погонах" на каждой странице восклицает: "Ах, эти жестокие, бессердечные русские! Как много немцев они убили или сделали калеками!".

Читаешь чудовищную чушь, и невольно возникает подозрение, что в сторону Красной армии пехотинцы немецкого вермахта стреляли новогодними хлопушками, артиллеристы из тяжелых осадных орудий запускали разноцветные воздушные шарики, пилоты Люфтваффе рассыпали конфетти над позициями красноармейцев, а сплошные противопехотные и противотанковые минные поля были вариантом квеста – попробуй не подорвись!

Вывод из книги можно сделать только один – СССР победил в войне не талантом военачальников, а грубой солдатской массой, которую командиры тысячами гнали на убой. И никто не задается вопросом, почему проиграли свои битвы блестящие немецкие тактики и стратеги, генштабисты в надцатых поколениях, умевшие рационально распределять подчиненных на военных театрах и по полям сражений?

Умные люди утверждают – у всякой шумихи есть свои тихие дирижеры. Это как раз про наш случай. Дирижерам выгодно заказывать у издателей именно такие книги, по прочтении которых вопросов не возникает.

К слову, есть у меня интересная статистика из капитального исследования Буркхардта Мюллера-Гильдебрандта "Сухопутная армия Германии в 1939–1945".

Потери армии СССР в начале войны были действительно внушительными, но со Сталинграда счет начал выравниваться. Возможно, вооруженные силы Германии потеряли даже больше людей, поскольку у немцев была специфическая система учета потерь. Например, раненый, если он умирал через три дня после ранения в госпитале, вносился в число потерь мирного населения. К числу погибших не причислялись те немцы, похоронки на которых шли за пределы фатерлянда. Не записывались военнослужащие-фольксдойчи и рейхсдойчи.

Если в Красной армии повара, военные строители, железнодорожники, обозники были военнослужащими, то в вермахте аналогичные должности занимали гражданские лица либо так называемые добровольные помощники – хиви. Также в списки потерь немцев не всегда вносились военнослужащие, формально воевавшие в немецких дивизиях, но имевших иную национальную принадлежность, например, хорваты, поляки, татары, латыши, эстонцы, голландцы, русские и так далее.

Каковы потери были у частей СС – никто не знает, ведь их военнослужащие не входили в состав вермахта. Большая часть современных историков сходится во мнении, что потери двух армий к концу войны в целом были одинаковы. 

Но, как мы только что видели, у медика-фельдфебеля на этот счет свое мнение.

– Продаются ли книги, например, российских авторов?

– Боже упаси. Разве что востребован представляющийся историком авиаинженер Марк Солонин. Пожалуй, больше не вспомню. Даже предателя Виктора Суворова-Резуна перестали в Прибалтике издавать, поскольку выяснилось – он не любит СССР, но Россию в обиду не дает. Таким молниеносно врубают красный свет.

Что касается книг серьезных российских авторов – они представляют опасность для местных политических элит, поэтому по умолчанию запрещены к тиражированию. Не представляю, что должно случиться, чтобы кто-то отважился напечатать работы, например, Владимира Симиндея или Николая Старикова.

– Какие военные темы особо популярны?

– Любые, где поливают грязью солдата-освободителя. Без преувеличения можно сказать, что исписаны горы бумаги, которые призваны убедить читателей в "изуверском облике "русского Ивана", дискредитировать и расчеловечить образ красноармейца. Он – "азиатский варвар", "плохой солдат", но "хороший грабитель", "мародер", "насильник" и "пьяница".

Буквально на днях в Литве появились измышления на тему освобождения Мемеля: якобы его русские и разбомбили, и артиллерией разрушили, а оставшееся городское население уничтожали едва ли не поголовно самыми изуверскими способами. Мрак беспросветный, правда, никакими документами не подтвержденный.

Но почему литовская Клайпеда в марте 1939 года стала немецким Мемелем, зачем туда с эскадрой кораблей прибыл фюрер Германии, почему англо-американская авиация ковровыми бомбардировками покрывала порт и городской центр, сколько гражданского населения погибло, сколько выжило, какой оказалась его судьба – об этом ни слова.

Между тем в последние несколько лет доступными стали ранее секретные документы из архивов разных стран. Там, при желании можно отыскать массу любопытного. Невозможно спорить с подлинными бумагами. Однако вместо них читателям в который уже раз подсовывают эрзац-жвачку. Мол, читайте и верьте. И, представьте себе, многие действительно верят. Отсутствием критического мышления более остальных страдает молодежь.

Поэтому есть потребность продолжить анализ причин, которые привели к мировой войне, размышления о ее сложных событиях, трагедиях и победах, о ее уроках для Литвы и всего мира. И здесь, повторю, принципиально важно опираться только на архивные материалы, свидетельства современников.

– Что прикажете делать?

– Трудно сходу придумать. Но как человек поживший и немало видевший на своем веку, могу заверить – книги по военной тематике в Прибалтике формируют пи­тательную среду для радикальных и реваншистских на­строений.

В Германии нацисты в свое время умело на этом строили свою пропаганду, обещая избавить немцев от позорного наследия Версаля, восстановить былое могущество. По сути, Гитлер и его люди толкали немецкий народ к новой войне.

Не обольщайтесь – радикализм и реваншизм гитлеровского толка никуда не исчез. Он всего лишь изменил окрас.

Ссылки по теме